ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ

Тяжелый танк ИС-1

 

7 августа постановлением ГКО танк ИС-1 был принят на вооружение, и его серийное производство началось в конце октября. В начале 1944 года производство танка ИС-1 было прекращено. Общий выпуск танков ИС-1 составил 107 машин.

 

Конструкция танка.

Тяжелый танк ИС-1 имел классическую компоновку. Отделение управления располагалось в носовой части корпуса. В нем размещались сиденье механика-водителя, два топливных бака, приводы управления танком, контрольные приборы, два баллона со сжатым воздухом, центральный топливный кран, ручной топливный насос, кнопка электроспуска курсового пулемета и часть ЗИП. За сиденьем механика-водителя в днище имелся аварийный люк. Боевое отделение располагалось за отделением управления и занимало среднюю часть корпуса танка. Здесь находились сиденья заряжающего, наводчика, командира танка, а также курсовой пулемет, основная часть боекомплекта, аккумуляторные батареи, обогреватели, ВКУ и часть ЗИП. По днищу боевого отделения проходили тяги приводов управления танком. Над боевым отделением на двухрядной шариковой опоре устанавливалась башня, в которой размещались пушка и два пулемета, прицелы и приборы наблюдения, часть боекомплекта, радиостанция, механизмы поворота башни, вентилятор боевого отделения и часть ЗИП.

 

Моторное отделение шло за боевым через перегородку. В середине его на кронштейнах устанавливался двигатель. По обе стороны от него, по бортам, находились: справа - топливный, слева - масляный баки, над ними - масляные радиаторы, а в передней части моторного отделения, по бортам, - воздухоочистители "мультициклон". Трансмиссионное отделение располагалось в кормовой части танка. В нем размещались главный фрикцион, центробежный вентилятор, коробка передач, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи. В перегородке между моторным и трансмиссионным отделениями, над вентилятором, устанавливались водяные радиаторы. Корпус танка представлял собой жесткую броневую сварную коробку из литой и катаной брони. Литые детали корпуса - носовая часть и подбашенная коробка. Днище, борта, корма и крыша корпуса - катаные. В верхнем лобовом листе был смонтирован смотровой люк-пробка механика-водителя. В передней части крыши корпуса имелись два перископических смотровых прибора, предназначавшихся для наблюдения за местностью при закрытом люке-пробке. Доступ в отделение управления был возможен только через люки башни. В подбашенную коробку вваривался подбашенный пояс, к которому крепился нижний погон башни. Углубленное расположение этого пояса исключало возможность ее заклинивания. К нижним вертикальным бортовым листам корпуса снаружи с обеих сторон приваривались шесть кронштейнов торсионных валов, шесть упоров для ограничения хода опорных катков, по три бонки для крепления поддерживающих катков и по две бонки для грязеочистителей, цапфа и стопор для монтажа натяжного механизма. В задней части корпуса крепился картер бортовой передачи. Корма корпуса состояла из трех наклонных листов - верхнего, среднего и нижнего. При этом средний лист был выполнен откидным на петлях, верхний - съемным, а нижний приваривался к бортам и днищу корпуса.

 

В мае 1944 года носовая часть корпуса была изменена, при этом люк-пробку механика-водителя заменили смотровой щелью со стеклоблоком. Башня - литая, обтекаемой формы. В ее лобовой части имелась амбразура, закрываемая подвижной бронировкой с тремя отверстиями для пушки, спаренного с ней пулемета и телескопического прицела. В задней части башни с левой стороны находился прилив, где крепилась шаровая установка кормового пулемета. По бортам башни имелись лючки для стрельбы из личного оружия, закрываемые броневыми заглушками. В крышу была вварена командирская башенка с входным люком и шестью смотровыми щелями. Справа от командирской башенки имелся люк для посадки и высадки экипажа. Башня приводилась во вращение электрическим поворотным механизмом или вручную. При работе электропривода максимальная скорость поворота башни достигала 2,4 об/мин. На ИС-1 устанавливалась 85-мм пушка Д-5Т (или Д-5-Т85) с длиной ствола 48,8 калибра (по другим данным - 52 калибра). Масса пушки - 1530 кг. Предельная длина отката - 320 мм. Вертикальная наводка - в пределах от -5 до +25 град. Пушка имела клиновой затвор и полуавтоматику копирного типа.

 

Противооткатные устройства пушки состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника и располагались над стволом: с правой стороны - накатник, с левой - тормоз отката. Выстрел из пушки производился электроспуском, кнопка которого находилась на рукоятке маховика подъемного механизма. В танке устанавливались три 7,62-мм пулемета ДТ, из них два в башне и один курсовой - в корпусе. Один из пулеметов, размещенных в башне, был спарен с пушкой, другой - смонтирован в шаровой установке в кормовом листе. Курсовой пулемет жестко закреплялся параллельно оси танка в вваренном в корпус патрубке. Для ведения стрельбы прямой наводкой из пушки Д-5Т и спаренного с ней пулемета применялись телескопический прицел ЮТ-15 и перископический прицел ПТ4-15. Для стрельбы по закрытым целям пушка оборудовалась боковым уровнем. На кормовом пулемете предусматривалась установка снайперского оптического прицела типа ПУ. Боекомплект ИС-1 состоял из 59 выстрелов (унитарные патроны 53-УО-365 с осколочной гранатой и 53-УБР-365 с бронебойно-трассирующим снарядом) и 2520 патронов к пулеметам.

 

Выстрелы укладывались в башне, в корпусе сзади передних топливных баков, в подбашенной коробке и в ящиках на днище боевого отделения. На танке устанавливался 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин. Диаметр цилиндра 150 мм. Ход поршней левой группы 180 мм, правой - 186,7 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60 град. Степень сжатия 14 - 15. Масса двигателя 1000 кг. Топливо-дизельное, марки ДТ или газойль марки "Э" по ОСТ 8842. Общая емкость трех топливных баков 520 л. Еще 300 л перевозилось в трех наружных баках, не подключенных к системе питания. Подача топлива принудительная, с помощью двенадцатиплунжерного топливного насоса НК-1. Система смазки - циркуляционная, под давлением. Циркуляция масла осуществлялась шестеренчатым трехсекционным масляным насосом (одна секция нагнетающая, две откачивающие). В бак системы смазки был встроен циркуляционный бачок, обеспечивавший быстрый прогрев масла и возможность пользоваться методом разжижения масла бензином. Система охлаждения - жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. Радиаторов - два, пластинчато-трубчатых, подковообразной формы, установленных над центробежным вентилятором. Для подогрева охлаждающей жидкости к системе подключались два бачка калорифера устройства термосифонного обогрева. Они подогревались керогазами. Для очистки воздуха, поступающего в цилиндры двигателя, на танке устанавливались два воздухоочистителя марки ВТ-5 типа "мультициклон". В головки воздухоочистителей были встроены форсунки и запальные свечи для подогрева всасываемого воздуха зимой.

 

Пуск двигателя осуществлялся инерционным стартером, имевшим ручной и электрический привод, или с помощью баллонов со сжатым воздухом. Трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по ферродо), коробки передач, планетарных механизмов поворота и бортовых передач. Коробка передач - четырехходовая, восьмискоростная, с демультипликатором. Механизмы поворота - двухступенчатые, планетарные, с блокировочными фрикционами, расположены на концах главного вала коробки передач. Бортовые передачи - двухступенчатые, с планетарным рядом. Соединение механизмов поворота с бортовыми передачами осуществлялось при помощи зубчатой муфты полужесткого соединения.

 

Ходовая часть танка применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм.

 

Подвеска - индивидуальная торсионная. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 14 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Направляющие колеса - литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц. Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм, шаг трака 162 мм.

 

Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 24 и 12 В. Источники: генератор ГТ-4563А мощностью 1 КВт, две аккумуляторные батареи 6-СТЭ-128 емкостью 128 А.ч каждая. Потребители: электромотор инерционного стартера СА-189 мощностью 0,88 кВт, электромотор поворота башни, радиостанция и ТПУ, электромотор вентилятора, контрольные приборы, лампы освещения шкал и перекрестий прицелов, приборы звуковой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, электроспуски пушки и пулеметов. Все танки ИС оснащались приемопередающей симплексной телефонно-телеграфной радиостанцией ЮР или 10РК и внутренним переговорным устройством ТПУ-4-бисФ на четыре абонента.

 

 

 

 

 

ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ

Тяжелый танк ИС-2

 

Весной 1943 года руководство завода №9 доложило наркому вооружения, председателю Арткома ГАУ и наркому танкопрома о том, что сотрудники КБ «...выполнили рабочие проекты и изготовили рабочие чертежи на 85-мм самоходную противотанковую и танковую пушки». В пояснительной записке к докладу говорилось: «...Габариты кожуха позволяют, если в этом возникнет необходимость, перейти на 107-мм и даже 122-мм пушечные стволы без изменения установочных частей башни танка». Информация об этой перспективной возможности поступила в НКТП 2 июня 1943 года. Котин отреагировал оперативно. Он предложил главному конструктору завода №9 Петрову совместно проработать вопрос об установке в ИС и КВ-1с с погоном башни 1800 мм пушки калибр 122 мм. Петров в своем письме Котину от 19 июля 1943 года ответил: «Ваше предложение о возможности установки 122-мм танковой пушки в башни танков ИС и «КВ-1с» с погоном диаметром 1800 мм, на установочных частях изготовленной нами пушки Д-5 поддерживаем и осуществление этой задачи считаем возможным. Предварительные расчеты, произведенные в нашем КБ совместно с присланными Вами инженерами ОКБ завода №100, показывают, что 122 мм пушка с дульным тормозом может быть установлена в заданных Вами габаритах, уравновешена в цапфах и имеет допустимые запасы прочности при весе снаряда 25 кг и начальной скорости 765 м/сек. Общий вес качающейся части с броней будет примерно 2,5 тонны, т.е. больше на 1 тонну по сравнению с 85 мм пушкой Д-5. Создавая унифицированную установку «Д-5» и осуществляя наложение на лафет (и люльку) 122 мм гаубицы «М-30» ствола 122 мм пушки (баллистика А-19), мы предусматривали возможность постановки ствола с поршневым затвором этой пушки, в качающуюся часть с установочными частями Д-5. Одновременно предусматривалась и установка в Д-5 152 мм гаубицы с баллистикой гаубицы 1938 года «М-10»...» Убедившись в том, что его предложение технически реализуемо, Котин в тот же день, после получения ответа от Петрова, доложил обо всем Малышеву и попросил его согласия на изготовление новой артиллерийской системы для установки ее в танках ИС и КВ-1с. Согласие было получено без промедления. В КБ завода №9 в рекордно короткие сроки была разработана, изготовлена и испытана новая танковая пушка Д-25. Она представляла собой наложение укороченного на 245 мм ствола 122-мм корпусной пушки образца 1931 года (А-19) с активно-реактивным однокамерным дульным тормозом Т-образной формы на люльку 85-мм танковой пушки Д5Т-85 с противооткатными устройствами пушки Д-5, но с несколько удлиненными цилиндрами и штоками тормоза отката и накатника. Поршневой затвор был полностью взят от 122-мм корпусной пушки образца 1931 года. Казенник ствола также был изменен. Для облегчения заряжания был введен лоток и поставлен усиленный подъемный механизм. Установку пушки закончили 25 сентября и до 30-го танк с новым орудием успел пройти заводские испытания пробегом в 52 км и отстрелом артсистемы 15 выстрелами. Во время стрельбы на дульном тормозе была обнаружена трещина и выявлена слабость его крепления к стволу. Т-образный тормоз заменили на литой двухкамерный активно-реактивный, по внешнему виду несколько напоминавший таковой на танке «Тигр». С 1 по 6 октября танк прошел государственные ходовые испытания по маршруту Челябинск-Златоуст-Челябинск с пробегом 500 км. Эта машина отличалась хорошим исполнением. Председатель комиссии по испытаниям ИС начальник ТУ ГБТУ генерал-майор С.А. Афонин и генерал-майор Ж.Я. Котин отметили безотказную работу узлов, агрегатов и элементов трансмиссии и ходовой части, что на испытаниях случалось нечасто. После небольших профилактических работ ИС-122 «объект 240» - такое наименование получил опытный образец будущего серийного ИС-2 (впоследствии оба названия ИС-2 и ИС-122 использовались на равных в годы войны). 11 октября был отправлен для артиллерийских испытаний на Гороховецкий полигон. Испытания закончились 23 октября. Всего за 5 дней было произведено 474 выстрела. Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом массой 24,6 кг при угле возвышения 19°30' составила 14665 м с отклонением по дальности 25 м и в сторону 4,5 м. При стрельбе с ходу по щиту 6x12 м с дальности 2000 м при скорости танка 15 км/ч и курсовых углах от 0° до 180° не было ни одного попадания, при курсовых углах от 90 до 270 - 50% снарядов попали в щит. Комиссия пришла к следующим выводам: 122-мм танковая пушка Д-25 полигонные испытания как система - выдержала, но требует улучшения конструкции дульного тормоза, доработки противооткатных устройств для получения плавности в конце наката и др. Одновременно члены комиссии рекомендовали: «поршневой затвор заменить на клиновой полуавтоматический; отнести влево место расположения командира танка; отнести телескопический прицел влево от орудия на 30-50 мм; отработать спусковой механизм; разработать механизм, облегчающий заряжание».

Положительные результаты испытаний ИС с Д-25 послужили основой для обращения Л.П. Берии, В.А. Малышева, Д.Ф. Устинова, Я.Н. Федоренко с докладной запиской к Верховному Главнокомандующему с просьбой утвердить проект постановления ГКО о принятии танка ИС со 122-мм пушкой на вооружение. В этой записке, в частности, говорилось: «Танк ИС-2 с 1 по 23 октября 1943 г. прошел и выдержал ходовые и артиллерийские испытания и при устранении обнаруженных недостатков может быть принят на вооружение Армии. Танк ИС-2, обладая хорошей маневренностью и броней, вооруженный самой мощной танковой пушкой калибра 122 мм, способен поражать наиболее тяжелые немецкие танки с дистанции 1500-2000 м.» В этом документе предлагалось уже в декабре 1943 года изготовить 50 танков ИС-2. На ближайшем же заседании ГКО, состоявшемся 31 октября 1943 года, было принято постановление №4479 следующего содержания:

 

1. Принять на вооружение Красной Армии тяжелый танк ИС-2 конструкции Ж.Я. Котина со 122-мм пушкой Д-25 конструкции Ф.Ф.Петрова (завод №9 НКВ). с тактико-технической характеристикой согласно приложению №1.

2. Обязать Наркома танковой промышленности В.А. Малышева, Главного конструктора НКТП Ж.Я. Котина, и директора Кировского завода И.М. Зальцмана обеспечить в декабре месяце 1943 года выпуск 35 танков ИС-2.

3. Обязать Наркома вооружения Д.Ф. Устинова и директора завода №9 НКВ Л.Р. Гонора обеспечить подачу пушек Д-25 Кировскому заводу НКТП, в счет плана подачи пушек Д-5 калибром 85 мм.

4. Обязать Наркома вооружения Д.Ф. Устинова, директора завода №9 НКВ Л.Р. Гонора и Главного конструктора завода №9 Ф.Ф. Петрова спроектировать и изготовить к 1 января 1944 г. к пушке Д-25 122-мм клиновой, полуавтоматический затвор и совместно с НКТП, ГАУ и ГБТУ КА к 15 января 1944 г. провести испытания пушки на Полигоне и в танке ИС-2

 

В соответствии с замечаниями по «объекту 240» конструкторы НКТП и НКВ внесли ряд изменений: командирскую башенку переместили влево; изменили сиденье командира танка; вентилятор передвинули ближе к казеннику; переделали укладку выстрелов; изменили конструкцию дульного тормоза; доработали противооткатные устройства; телескопический прицел передвинули влево; установили электроспуск на маховике подъемного механизма; отпарировали по-новому шкалы оптических приборов в соответствии с баллистикой новой пушки. Дальнейшие полигонные испытания «объекта 240» проходили на НИИБТ полигоне ГБТУ в Кубинке, откуда 21 ноября совместно с опытной тяжелой самоходной установкой САУ ИС-152 («объект 241») танк был отправлен на Кировский завод для обслуживания и устранения выявленных недостатков. Низкую скорострельность пушки Д-25 намечалось устранить двумя путями. В КБ Д.Ф. Петрова срочно занялись заменой поршневого затвора на клиновой. Одновременно повысить скорострельность пытались путем механизации заряжания. К этой работе привлекли ЦКБ-19 Наркомата судостроительной промышленности, но решить столь сложную техническую проблему не смогли. В связи с ограниченным поначалу количеством пушек Д-25 в ОКБ завода №100 прорабатывался вариант установки в башню танка непосредственно 122-мм корпусной пушки А-19. Но необходимость в этом скоро отпала - производство новых пушек быстро вышло на нужный уровень. В конце 1943 года завод №9 провел модернизацию пушки Д-25 - разработал клиновой полуавтоматический затвор. Образец модернизированной пушки с прицелом ТШ-17 к 6 февраля установили на опытном «объекте 240» (на танке, кроме того, заменили подмоторную раму и двигатель). Создание телескопического шарнирного прицела ТШ-17 велось на заводе №69 НКВ с начала сентября, когда нарком вооружения Д.Ф.Устинов поставил задачу до 20 сентября спроектировать, испытать и организовать серийное производство прицелов по типу немецких. Под руководством главного конструктора 2-го главка НКВ Шипуов разработали прицел ПТ-8 четырехкратного увеличения. Тогда же на заводе №69 ведущим конструктором В.А. Агнецевым был предложен прицел ТШ-1. На испытаниях ТШ-1 показал лучшие результаты и был принят на вооружение. Начиная с февраля 1944 года в танке ИС-2 устанавливалась его модификация ТШ-17.

С 11 по 13 февраля пушка Д-25 с клиновым затвором в «объекте 240» прошла заводские испытания обстрелом на Копейском полигоне, где за два дня было сделано 49 выстрелов. После этого машину отправили в Свердловск - там 20 февраля на полигоне завода №9 в присутствии главного конструктора завода Ф.Ф. Петрова и представителей завода №100 провести дополнительные стрельбы в объеме 61 выстрела Окончательно убедившись в надежности работы нового затвора, «объект 240» отправили на Гороховецкий полигон.

Здесь испытания проходили с 1 по 21 марта 1944 да, когда отстреляли 709 снарядов. Представители пришли к заключению, что Д-25 испытания в основном выдержала, и работа с ней более удобна, чем с пушкой, имеющей поршневой затвор. С марта 1944 года на заводе №9 началось ее производство. Первые серийные танки ИС-122 были изготовлены в декабре 1943 года. Параллельно со сборкой ИСов в цехах ЧКЗ вплоть до конца года продолжался выпуск танков КВ-85. В январе 1944 года цехи ЧКЗ покинули последние 40 ИС-85, после чего из его ворот во все возрастающих количествах выходили только ИС-122. На заводе №9 вместо пушек Д-5Т для танка ИС начали производство пушек Д-25 с поршневым затвором. Первые 10 орудий собрали в ноябре 1943 года, всего же было выпущено 147 таких пушек. Первые боевые столкновения с танками противника выявили и недостаточное бронирование лобовой части корпуса ИСов. В начале 1944 года бронестойкость корпуса пытались повысить, закаливая его на очень высокую твердость, но на практике это привело к резкому увеличению хрупкости корпусных деталей. При обстреле на полигоне танка ИС выпуска марта 1944 года из 76-мм пушки ЗИС-3 с дистанции 500-600 м его броня проламывалась со всех сторон, причем основная часть бронебойных снарядов за броню не проникала, но вызывала образование больших масс вторичных осколков. Этим фактом также во многом объясняются значительные потери танков ИС-85 и ИС-122 в боях зимы-весны 1944 года. В феврале 1944 года Центральный научно-исследовательский институт №48 (ЦНИИ-48) получил задание на проведение научно-исследовательской работы по теме «Исследование бронестойкости корпуса тяжелого танка ИС». Проведенная работа показала, что при существующей форме лобовой части корпуса он будет гарантирован от пробития немецкими 75- и 88-мм снарядами лишь в случае применения брони толщиной не менее 145-150 мм (то есть на 20-30 мм больше штатной). По рекомендации ЦНИИ-48 были изменены режимы закалки, а также конструкция лобовой части корпуса. Новый корпус, с так называемым «спрямленным носом», сохранил прежнюю толщину брони. Из лобового листа изъяли люк-пробку механика-водителя, существенно снижавшую его прочность. Сам лист расположили под углом 60° к вертикали, что обеспечило при курсовых углах обстрела ±30° непробитие его из 88-мм немецкой танковой пушки KwK36 даже при стрельбе в упор. Уязвимым местом оставался нижний лобовой лист, имевший угол наклона 30° к вертикали. Для придания ему большего угла наклона требовалось существенное изменение конструкции отделения управления. Однако, учитывая, что вероятность попадания в нижний лобовой лист меньше, чем в другие части корпуса, его решили не трогать. С целью усиления бронезащиты нижнего лобового листа с 15 июля 1944 года на нем между буксирными крюками начали размещать укладку запасных траков. Уралмашзавод перешел на выпуск бронекорпусов со спрямленным сварным носом в мае 1944 года, а завод №200 начал выпускать такие же корпуса, но с литым носом с июня 1944 года. Впрочем, некоторое время танки со старыми и новыми корпусами выпускались параллельно, до полного израсходования задела. Что касается башни, то существенно усилить ее бронезащиту не удалось. Спроектированная под 85-мм пушку, она была статически полностью уравновешена. После установки 122-мм орудия момент неуравновешенности достигал 1000 кг/м. Кроме того, техзадание предполагало увеличение лобовой брони до 130 мм, что привело бы к еще большей неуравновешенности и потребовало бы внедрения нового механизма поворота. Поскольку осуществить эти мероприятия без радикального изменения конструкции башни было нельзя, от них пришлось отказаться. В 1945 году производство танков ИС-2 было завершено. Кстати, 10 боевых машин изготовили в Ленинграде в восстановленных цехах Ленинградского Кировского завода. Всего было произведено 4392 танка ИС-2. Компоновка тяжелого танка ИС-2 - классическая, с кормовым расположением трансмиссии. Корпус танка делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Отделение управления располагалось в носовой части корпуса. В нем размещались сиденье механика-водителя, два топливных бака, приводы управления танком, контрольные приборы, два баллона со сжатым воздухом, центральный топливный кран, ручной топливный насос, приборы наблюдения, кнопка электроспуска курсового пулемета и часть ЗИП. За сиденьем механика-водителя в днище имелся аварийный люк. Боевое отделение располагалось за отделением управления и занимало среднюю часть корпуса танка. Здесь находились сиденья заряжающего (справа от пушки), сиденье командира башни (наводчика) (слева от пушки), сиденье командира танка (за сиденьем командира башни), курсовой пулемет, основная часть боекомплекта, аккумуляторные батареи, обогреватели, ВКУ и часть ЗИП. По днищу боевого отделения проходили тяги приводов управления танком. Над боевым отделением устанавливалась башня, в которой размещались пушка и два пулемета, прицелы и приборы наблюдения, часть боекомплекта, радиостанция, механизмы поворота башни, вентилятор боевого отделения и часть ЗИП. Моторное отделение находилось за боевым и отделялось от него перегородкой. В середине его на подмоторных кронштейнах устанавливался двигатель. По обе стороны от него, по бортам, находились: справа - топливный, слева - масляный баки; над ними - масляные радиаторы, а в передней части моторного отделения, по бортам, - воздухоочистители «мультициклон».

Трансмиссионное отделение располагалось в кормовой части танка и отделялось от моторного перегородкой. В нем размещались главный фрикцион, центробежный вентилятор, коробка передач, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи. В перегородке между моторным и трансмиссионным отделениями, над вентилятором, устанавливались водяные радиаторы.

 

Боевое применение

В феврале 1944 года имевшиеся в составе Красной Армии полки прорыва, укомплектованные танками КВ, были переведены на новые штаты. Одновременно началось формирование новых частей, оснащенных машинами ИС, которые стали именоваться тяжелыми танковыми полками. При этом им еще при формировании присваивалось наименование «гвардейский». По штату в новых полках насчитывалось 375 человек личного состава, четыре танковые роты ИС (21 танк), рота автоматчиков, рота технического обеспечения, зенитная батарея, саперный, хозяйственный взводы и полковой медицинский пункт. Формирование велось в Тесницком танковом лагере под Тулой. Особенностью экипажа тяжелого танка ИС было наличие в нем двух офицеров - командира танка и старшего механика-водителя и двух сержантов - наводчика орудия и заряжающего (он же младший механик-водитель). Подобный состав экипажей говорит о важности задачи, которая возлагалась на новые машины и вооруженные ими гвардейские полки. К сожалению, только небольшая часть экипажей воевала ранее на тяжелых танках КВ и «Черчилль» и имела боевой опыт. В основном же личный состав прибывал из училищ, иногда после дополнительной подготовки на ЧКЗ. При отправке на фронт к полкам прикомандировывались представители ГБТУ для наблюдения за использованием новых танков. Боевое крещение тяжелые танки ИС-2 получили на завершающем этапе боев по освобождению Правобережной Украины. Из двух полков (11 и 72-й), оснащенных этими танками, более успешно действовал 72-й ОГвТТП, особенно в период с 20 апреля по 10 мая 1944 года, когда он в составе 1-й Гв. ТА вел бои в районе города Обертин. За двадцать суток непрерывных боев полк уничтожил 41 танк «Тигр» и САУ «Фердинанд», 3 БТР с боеприпасами и 10 противотанковых орудий, безвозвратно потеряв при этом лишь 8 танков ИС-2. Причины потерь этих машин были следующими:

 

- танк № 40247 20 апреля в районе Герасимув попал под артиллерийский обстрел САУ «Фердинанд» с дистанции 1500-1200 м. Экипаж смог ответить лишь одним выстрелом, так как отказал спусковой механизм пушки. Уходя из под огня САУ, ИС-2 получил 5 попаданий в лобовую часть корпуса, не причинивших ему вреда. За это время другая САУ «Фердинанд» незаметно приблизилась с фланга на расстояние 600-700 м и бронебойным снарядом пробила правый борт танка в районе двигателя. Экипаж покинул остановившуюся машину, которая вскоре загорелась;

- танк № 40255 с расстояния 1000-1100 м получил прямое попадание 88-мм снаряда танка «Тигр» в нижний передний наклонный броневой лист, в результате чего был пробит левый топливный бак, механик-водитель ранен осколками брони, а остальные члены экипажа получили легкие ожоги. Танк сгорел;

- танк № 4032, после того как выдержал с дистанции 1500-1000 м три попадания из танка «Тигр» в корпус спереди, был уничтожен огнем другого «Тигра» с расстояния 500-400 м. 88-мм бронебойный снаряд пробил с правой стороны нижний лобовой лист, произошло воспламенение пороха гильзы, а затем и топлива. Танкисты, покинув машину, вынесли раненого механика-водителя в тыл;

- танк № 4033 после получения пробоины от снаряда «Тигра» с дистанции 400 м в нижнем броневом листе корпуса был отбуксирован на сборный пункт поврежденных машин (СППМ) для проведения капитального ремонта;

- танк № 40260 сгорел от попадания с фланга в левый борт 88-мм снаряда танка «Тигр» с дистанции 500 м. Снаряд разрушил двигатель, танк загорелся, командир танка и наводчик получили ранения;

- танк № 40244 получил прямое попадание бронебойным снарядом из танка «Тигр» с дистанции 800-1000 м в правый борт корпуса. Механик-водитель был убит, а в танке загорелось дизельное топливо, вылившееся из разрушенного правого топливного бака. Танк был эвакуирован и затем взорван саперами;

- танк № 40263 сгорел от попадания двух снарядов в борт;

- танк № 40273 действовал в отрыве от полка. 30 апреля в районе села Игжиска участвовал в отражении атаки 50 танков T-III, T-IV, T-VI, поддерживаемых авиацией и артиллерией. Получил два прямых попадания: первое - в башню, сразу же за ним второе - в бортовой лист в районе моторного отделения. Боевой расчет в башне погиб, а механик-водитель был ранен. Танк оставлен на территории противника;

- танк № 40254 был подбит огнем САУ «Фердинанд», находившийся в засаде. Первый снаряд подбашенную коробку не пробил, а вторым снарядом был пробит борт корпуса танка и выведен из строя двигатель. Экипаж эвакуировали, а машина сгорела;

- танк № 40261 получил прямое попадание в ствол пушки. После боя ствол заменен на новый.

 

Кроме того, один танк был эвакуирован и сдан в капитальный ремонт, а остальные пять, подбитых в ходе боевых действий, удалось восстановить силами полка.  С середины и до конца мая 1944 года полк в составе 18-й армии по приказу Ставки ВГК вел оборонительные боевые действия по отражению контратак противника юго-восточнее города Станислав. С июня 1944-го и до окончания войны он входил в состав 4-й ТА, совместно с которой принимал участие в Львовско-Сандомирской, Нижнесилезской, Верхнесилезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. За освобождение Львова полк был удостоен почетного наименования Львовский, а за боевые заслуги в годы войны награжден орденами Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Кутузова 3-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени и Александра Невского.

Большой интерес представляет и боевой путь 71-го ОГвТТП, оснащенного танками ИС-122 первого выпуска. В августе 1944 года личный состав полка совместно с танкистами 6 ГвТК участвовал в разгроме батальона «Королевских тигров» на Сандомирском плацдарме.

Вот что об этом говорится в «Отчете о боевых действиях полка с 14.07.44 по 31.08.44 г.»: «С утра 13.08.44 г. полк во взаимодействии с 289-м стрелковым полком 97-й стрелковой дивизии начал наступление в направлении на Оглендув. Находившиеся танки противника на окраине Оглендув своим огнем преградили путь наступающей пехоте. Тогда взвод танков гвардии старшего лейтенанта Клименкова, выдвинувшись вперед, с заранее подготовленных позиций открыл огонь по танкам противника. В результате короткого боя Клименков один танк сжег и один подбил (это первые уничтоженные танки врага нового типа «Королевский тигр»). После чего пехота, не встречая сильного сопротивления, ворвалась в Оглендув. Одновременно 7 танков противника «Королевский тигр» атаковали наши позиции с направления высоты 272,1. Находившийся в засаде танк гвардии старшего лейтенанта Удалова в кустарнике восточнее Мокре подпустил танки противника на 700-800 м и открыл огонь по головному. Несколькими меткими выстрелами один танк был сожжен и второй подбит. А когда танки противника, продолжая движение, начали удаляться, Удалов вывел свой танк лесной дорогой навстречу противнику и с опушки леса снова открыл огонь. Оставив еще один горящий танк, противник повернул назад. Но вскоре атака «королевских тигров» повторилась, на этот раз они шли в направлении Поник, где стоял в засаде танк гвардии лейтенанта Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м, третьим снарядом зажег танк, а остальные заставил повернуть назад. Так в течение дня танкисты совместно с артиллерией отбили 7 танковых атак противника, нанеся при этом ему большие потери в технике и живой силе.

Опыт показал маршевые возможности танков ИС-122 - до 70-100 км в сутки со средней скоростью, по шоссе 20-25 км/ч и по грунтовым дорогам - 10-15 км/ч. Запас хода 125-150 км. В среднем танки прошли 1100 км, отработав 270 м/ч вместо гарантийных 150 м/ч. Практическая скорость на поле боя на пересеченной местности достигает 8-12 км/ч. Практическая скорострельность из пушки 2-3 выстр./мин. Одного боекомплекта в период наступательного боя хватает на боевые действия в течение дня. Условия стрельбы и наблюдения из танка в основном удовлетворительны. На практической стрельбе из танка выяснилось, что перископический прицел является неудобным для стрельбы и наблюдения, так как он не имеет кругового обзора и не применим для стрельбы из-за трудности его выверки и быстрого смещения прицельных линий. Существующая литая броня пробивается 88-мм снарядом на расстоянии 800-1000 м, так как качество литой брони низкое (имеет незначительную плотность, пузыри).

Выводы. Огневое вооружение танков ИС-122 является самым мощным из всех существующих типов танков. 122-мм снаряд обладает большой пробивной способностью, что определяет качество этих танков как лучшее средство в борьбе с тяжелыми танками противника. Недостатком является образование большого количества порохового дыма, демаскирующего танк.

Опыт оборонительных боев на плацдарме за р. Висла показал, что танки противника всегда избегают действий на участке, где обороняются тяжелые танки ИС-122 и, как результат этого, часто меняют направление своих ударов, ища более слабые участки, не обороняемые тяжелыми танками».

 

 

 

ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ

Тяжелый танк ИС-3

 

Не успели первые серийные танки ИС-2 выйти из заводских цехов, как решением № 5583 от 8 апреля 1944 было начато проектирование нового тяжелого танка. Разработка велась в условиях острой конкуренции между КБ опытного завода №100, организованным в марте 1942 года и возглавляемым Ж.Я.Котиным и А.С.Ермолаевым, и КБ Челябинского Кировского завода, возглавляемым Н.Л.Духовым и М.Ф.Балжи.

На 100-м заводе, где ведущими инженерами по танку были Г.Н.Москвин и В.И.Таротько, решили не сильно отходить от освоенной в производстве конструкции ИС-2, но при этом верхнюю лобовую часть корпуса выполнили из двух соединенных и сильно наклоненных к вертикальной плоскости броневых листов, повернутых в плане под большим углом. Сверху эти листы накрывались треугольной крышей, наклоненной к горизонту под углом 7°. В этой крыше прямо над головой механика-водителя имелся люк, через который он мог садиться в танк и покидать его. Впоследствии такое конструктивное решение получило название “щучий нос”.

На ЧКЗ пошли чуть более простым путем. Используя наработки по опытным танкам “Объект 244”, “Объект 245” и “Объект 248”, Ж.Я.Котин перекомпоновал корпус с добавлением в его передней части характерных “скул”. В обоих вариантах из экипажа исключался стрелок-радист и курсовой пулемет, что позволяло освободить пространство в отделении управления и улучшить снарядостойкость лобовых бронелистов.

Первый прототип танка поступил на заводские испытания 28 октября 1944 г. Уже при первых ходовых тестах на Бродо-Калмакском тракте у опытного образца обнаружилось несколько серьезных недоработок и его пришлось вернуть на завод. В ноябре испытания продолжили, выдвинув танк на 1000-км пробег, но результат остался тот же – больше всего неприятностей доставляла работа двигателя и трансмиссия.

На втором опытном образце форсированный двигатель В-11 был заменен на В-2-ИС, при этом ходовая часть танка осталась без изменений. Представленная машина первоначально получила заводское обозначение “Кировец-1” и армейское “Образец А”. После завершения заводских, а затем и государственных испытаний, проходивших с 18 по 24 декабря 1944 г., высшее руководство танковых сил осталось довольно новым танком, но все же посоветовало доработать его.

Однако, несколькими неделями ранее произошли события, окончательно сформировавшие облик будущего танка. В декабре 1944 г. специалистами ЦНИИ-48 была проведена работа по сравнению проектов ЧКЗ и завода №100. Обе машины обладали определенными преимуществами, но ни одно из них не было абсолютным. Тогда появилась идея объединить наработки по обеим конструкциям. По предложению ЦНИИ-48 корпус танка мог иметь носовую часть типа “щучий нос”, днище корпуса – по варианту ЧКЗ (корытообразное), в поперечном сечении башни заимствовали принцип предложенный ЧКЗ (куполообразная форма), а в горизонтальных сечениях – башни завода № 100 и ЦНИИ-48 (сечение, приближающееся к эллипсу).

Рассмотрев оба конкурирующих проекта и учтя выводы, сделанные специалистами из ЦНИИ, в НКТП пришли к выводу, что более приемлемым будет последний вариант. В соответствии с этим, за танком закреплялось название “Кировец-1”, хотя директор ЧКЗ И.М.Зальцман рассчитывал дать этой машине имя “Победа”.

В соответствии с приказов № 729 от 16 декабря 1944 года выпуск танков планировалось развернуть на производственных мощностях ЧКЗ. Сразу была заказана партия из 10 предсерийных “кировцев”, 8 из которых надлежало сдать к 25 января 1945 г.

Новый танк, вскоре переименованный в ИС-3, имел несколько существенных отличий от первых прототипов. Ходовая часть на нем осталась с минимальными изменениями. Шасси, применительно на один борт, по прежнему состояло из 6 сдвоенных опорных катков без резиновых бандажей с индивидуальной торсионной подвеской, 3-х поддерживающих роликов, переднего направляющего (взаимозаменяемого с опорными катками) и заднего ведущего колеса со съёмными венцами из 14 зубьев. Мелкозвенчатая гусеница цевочного зацепления имела шаг трака 160 мм и ширину 650 мм. Число траков могло варьироваться от 79 до 86.

Форма корпуса, как и планировалось, представляла собой симбиоз из проектов обеих КБ. Носовая часть была выполнена в виде “щучьего носа” с двойным наклоном под большим углом к вертикали. Верхней части борта был придан обратный наклон, чтобы уместить широкий погон башни. Наклонные бронелисты в стыке бортов и днища позволили сократить общую площадь поверхности корпуса и за счет сэкономленной массы усилить бронезащиту. Кормовой лист корпуса для удобства доступа к агрегатам силовой передачи сделали откидным. Место механика-водителя переместили, установив прямо по оси танка. Над ним был сделан люк, в котором монтировался смотровой прибор. Перед открыванием люка его необходимо было снимать. За сиденьем водителя, в днище, размещался запасной люк.

Главной особенностью проекта стала башня, имевшая “прижатую” сферическую форму. Вырезанный в её крыше овальный люк имел две створки. В правой из них устанавливался смотровой прибор заряжающего МК-4, в левой створке был сделан командирский люк наблюдения, закрытый круглой вращающейся крышкой, в которой был смонтирован смотровой прибор командира ТПК-1. Еще один прибор МК-4, для наводчика, устанавливался в верхней части башни, слева по ходу. Башня поворачивалась при помощи электропривода, максимальная скорость поворота составляла 12 град/с.

Вооружение танка осталось прежним. В башне устанавливалась 122-мм пушка Д-25Т образца 1943 г. с длиной ствола 48 калибров с двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Прицельная дальность стрельбы (с использованием телескопического прицела ТШ-17) составляла 5000 м, а с помощью бокового уровня – 15 000 метров. Скорострельность 2–3 выстрела в минуту. Заряжание пушки было раздельным. Боекомплект состоял из 28 выстрелов: 18 осколочно-фугасных и 10 – бронебойных снарядов.

Рядом с пушкой, в общей литой маске, монтировался 7,62-мм пулемет ДТ, а на крыше башни устанавливался зенитный 12,7-мм пулемет ДШК. Боекомплект для пулемета ДТ состоял из 945 патронов (15 магазинов), пулемета ДШК – 300 патронов (6 лент по 50 патронов), каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемет, остальные размещались в боевом отделении. Силовая установка ИС-3 состояла из 12-цилиндрового 4-тактного V-образного дизельного двигателя В-11-ИС-3 мощностью 520 л.с. при 2200 об\мин. Внутри танка находилось четыре топливных бака ёмкостью по 450 литров, по два с каждого борта. В случае возгорания баки имели механические приспособления для сброса, рукоятки которых находились в задней части боевого отделения.

Трансмиссия танка состояла из главного многодискового фрикциона сухого трения, 8-скоростной КПП с демультипликатором и двухступенчатыми планетарными механизмами поворота. Тормоза были выполнены плавающими, ленточными (чугун по стали). Бортовые передачи имели понижающие редукторы с простым шестеренчатым и планетарным рядом.

На танке устанавливались радиостанция 10-РК-26 и танковое переговорное устройство ТПУ-4бис-Ф.

Несмотря на схожесть с конструкцией серийных ИС-2 выпуск танков ИС-3 задержался. Первые машины были предъявлены на испытания только в конце мая 1945 г., поэтому на завершающем этапе боевых действий в Европе и в войне с Японией они участия не принимали. Впрочем, есть утверждения, что незадолго до капитуляции Германии подразделение ИС-3 провело бой с группой истребителей танков “Jagdpanther”, подбив две из них и потеряв три своих машины. К подобной информации следует относиться критически, поскольку официальные источники её не подтверждают.

Перед союзниками тяжелые танки ИС-3 были продемонстрированы 7 сентября 1945 г. во время военного парада в Берлине. Тогда по Шарлоттенбургскому шоссе прошло соединение из 52 машин этого типа, принадлежавших сводному танковому полку, сформированного на базе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии. В Советском Союзе их публичная демонстрация состоялась 7 ноября 1946 г.

Оценка новых “сталинских монстров” со стороны западных специалистов была весьма высока, но на деле ИС-3 обладали целым “букетом” конструктивных недоработок и недостатков. В процессе эксплуатации наиболее часто выходили из строя двигатель и трансмиссия, а также элементы бронекорпуса районе моторно-трансмиссионного отделения. Кроме того, раздельное заряжение орудия и его скромные боекомплект признали неприемлемыми.В итоге выпуск танков ИС-3 был прекращен летом 1946 г., после сборки 2311 машин.

В 1948 г. танки ИС-3 прошли первый этап доработок. Были усилены кронштейны крепления двигателя, изменено крепление КП, усилен подбашенный лист, усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Радиостанция 10-РК заменена на 10-РТ. Однако, после проведения полного цикла исправлений масса ИС-3 поднялась до 48800-49000 кг, что создало дополнительную нагрузку на ходовую часть.

Второй этап модернизации был проведен в начале 1950-х гг. На танках увеличена жесткость корпуса путем введения планок в кормовой лист и раскосов в днище, а в днище под коробкой передач вырезано отверстие и закрыто крышкой, приваренной внакладку. Пулемет ДШК заменили на модернизированный ДШКМ, а пулемет ДТ – на ДТМ того же калибра. В башенном люке был уплотнен вращающийся колпак командирского люка и установлен прибор ночного видения ТВН-2 механика-водителя. Двигатель В-11ИС-3 заменили на на стандартизированный В-54К-ИС мощностью 520 л.с. с воздухоочистителем ВТИ-2 с двумя степенями очистки и эжекционным удалением пыли из первой ступени. В системе смазки смонтирован новый масляный бак с теплообменником и пеногасителем. В систему охлаждения встроен подогреватель НИКС-1 с электроприводом; на корме предусмотрено крепление двух 200-литровых бочек с топливом; усилены подшипниковые узлы опорных катков и направляющих колес, изменены сальниковые уплотнения; в систему электрооборудования введена двухпроводная цепь дежурного освещения. На корме смонтирована штепсельная розетка внешнего запуска. На части танков была снята система командирского управления. Контрольно-измерительные приборы непосредственного действия заменены электрическими, также были установлены радиостанции Р-113 и танковые переговорные устройства Р-120. Модифицированные танки получили обозначение ИС-3М.

В 1956 г. танкам ИС-3 впервые были задействованы в боевых условиях, когда в Будапеште началась антикоммунистическая революция. Находившаяся в Венгрии группа советских войск, в основном, располагала средними танками Т-34-85 и самоходками ИСУ-152, которые 24 октября ввели в город. Подоспели в скором времени 2-я и 33-я механизированные дивизии, что увеличило общее количество танков и САУ до 290. В уличных боях советские войска понесли тяжелые, по тем меркам, потери. Наиболее ожесточенные бои разгорелись в рабочих кварталах, где сопротивление носило более организованный характер. Однако и в центральной части города бои не утихали несколько суток. Получив информацию о якобы известном местонахождении руководителей восстания советское командование выдвинуло часть сил в район кинотеатра “Корвин” и 27 октября фактически принудило его защитников к капитуляции. Правда, сделать это удалось дорогой ценой – от огня ПТО и ручных противотанковых средств было уничтожено несколько ИС-3 и Т-34.

К этому времени общее положение в стране ухудшилось настолько, что пребывание советских войск в Будапеште стало весьма рискованным. 30 октября их вывели из города, но уже через день танки вновь выехали на улицы Будапешта, совместно с пехотой и артиллерией проведя операцию по ликвидации вооруженных групп и очагов сопротивления.

Но всё же, первой и последней настоящей войной для ИС-3 стал арабо-израильский конфликт 1967 г. Договоренность о поставках этих машин в Египет была достигнута до начала боевых действий на Суэцком канале, где египетские танковые силы понесли крупные потери. По крайней мере в военном параде 23 июля 1956 г. участвовало несколько танков этого типа, а общее число поставленных в 1956-1962 гг. ИС-3 оценивается в 100 единиц.

После завершения “шестидневной войны” в качестве пополнения из СССР прибыло несколько сотен современных танков, в число которых также включили тяжелые ИС-3М, недавно прошедших полную модернизацию, но не обладавших какой-либо защитой от противотанковых ракет. О точном количестве поставленных ИСов данные расходятся. На дынные момент известно, что часть танков передали в состав 7-й пехотной дивизии, державшей позиции в районе Хан-Юнис – Рафах, и ещё 60 танками располагала 125-я танковая бригада, дислоцированная близ Эль-Кунтиллы.

К начавшейся 6 октября 1967 г. войне с Израилем египтяне оказались совершенно не готовы, поскольку сами рассчитывали обрушиться на голову противника мощными танковыми клиньями. За шесть дней боёв Египет потерял 73 танка ИС-3М, абсолютно большая часть из которых была захвачена в исправном состоянии с полным боекомплектом. Лишь единичные машины были уничтожены в бою.

В Израиле трофейные ИС-3М (израильтяне называли его “танк Сталин” или “танк Сталин-3”) прошли ещё один этап модернизации. Большая половина машин была переоборудована в тягачи и БРЭМ, при этом на них были установлены двигатели В-54 и крыши моторно-трансмиссионных отделений, снятые с подбитых танков Т-54А. Перед следующей войной 1973 г. несколько “полноценных” ИС-3М превратили в долговременные огневые точки. С них снималась трансмиссия и двигатель (ходовая часть также частично демонтировалась), а освободившееся место использовали для размещения увеличенного боезапаса. Такие “полутанки” устанавливались на наклонных бетонных основаниях, что позволяло иметь угол возвышения орудия до 45°. По крайней мере два подобных ДОТ-ИС-3М использовались в ходе “Войны на истощение” 1969-1970 гг. в укреплённом пункте (УП) “Темпо” (“Оркаль”) так называемой “Линии Бар-Лева” (самый северный УП из расположенных вдоль Суэцкого канала, в 10 км к югу от Порт-Саид), ещё два — в УП “Будапешт” (на берегу Средиземного моря, в 12 км к востоку от Порт-Саид). Использование этих танков завершилось после полного расхода боеприпасов, после чего бывшие египетские ИС-3М вновь вернулись к своим прежним хозяевам. Дальнейшая их судьба остается неизвестной.

Что касается остальных зарубежных поставок ИС-3, то их было совсем немного. В 1946 г. два танка передали Польше для проведения войсковых испытаний. Некоторое время они участвовали в военных парадах, после чего первый из них отправили на полигон в качестве мишени, а второй попал в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор. Еще один ИС-3 был поставлен в Чехословакию, видимо для ознакомительных целей.

 

 

ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ

Тяжелый танк ИС-4

 

Незадолго до принятия на вооружение танка ИС-122 (ИС-2) в танкостроительном КБ ЧКЗ было начато проектирование новой машины тяжелого типа, которая могла бы принять участие на завершающем этапе боевых действий и оставаться на вооружении в послевоенный период. На ней планировали устранить основные недостатки ИС-122, касающиеся в первую очередь вооружения. Эксперименты с опытными танками ИС-4 (“Объект 245”) и ИС-5 (“Объект 248”), проведенные в 1944 г., положительных результатов не дали. Как тогда посчитали, на тяжелые танки не имело смысла устанавливать орудия калибром меньше 122-мм, так как в этом случае снижалась боевая эффективность.

В начале 1944 г. по инициативе инженеров ЧКЗ была начата разработка нового танка, первое время получившего обозначение “К”, затем замененное на “Объект 701”. Ведущим инженером проекта был назначен Л.С.Троянов, а общее руководство осуществлялось директором завода И.М.Зальцманом (директор), главным инженером С.Н.Махониным и главным конструктором Н.Л.Духовым. Танк, в целом, сохранил конструкцию опытных машин, но задуманное усиление бронирования привело к доработке ходовой части, корпуса и башни.

Масса танка приближалась к 50 тоннам, что выводило её за рамки ограничений, наложенных самим Сталиным (46 тонн). Первый опытный образец "Объект 701-1", оснащенный 122-мм пушкой Д-25Т, был готов уже в апреле 1944 года и в течении мая-июня прошел испытания пробегом в 1230 км. В скором времени танк отправили на доработку, в результате которой было принято решение продолжить работу на двух других прототипах.

Второй опытный образец ("Объект 701-2") оснащался 122-мм пушкой С-34-2 и конструктивно практически не отличался от "Объекта 701-1". Третий прототип ("Объект 701-3") был аналогичен предыдущей машине, за исключением 100-мм пушкой С-34-1, имевшей боекомплект 30 выстрелов и начальную скорость бронебойного снаряда 800 м\с. Толщина бронирования корпуса в лобовой части и с бортов была доведена до 160 мм, что повлекло за собой удлинение ходовой части на один опорный каток, для более равномерного распределения нагрузки. Установленный на прототие 12-цилиндровый двигатель В-12 мощностью 750 л.с., позволял развивать скорость до 43 км\ч, но масса танка при этом возросла, что заметно ухудшило проходимость и подвижность.

Тем не менее, корпуса обеих танков успешно прошли испытания обстрелом. В августе 1944 года на полигоне НИБТ по ним было выпущено несколько десятков снарядов из отечественных орудий ЗИС-2 (57-мм), ЗИС-3 (76-мм), Д-25 (122-м) и МЛ-20 (152-мм), а также из трофейных немецких РаК 43 (88-мм) и KwK 42 (75-мм). В отчете отмечалось, что танки типа "Объект 701" практически неуязвимы для пушек калибра 75-88 мм (с начальной скоростью снаряда до 1000 м\с) при обстреле с фронта под углом 60 градусов по корпусу и 30 градусов по башне.

В сентябре 1944 года ходовые испытания прошел "Объект 701-4" с улучшенной трансмиссией, "намотавший" на полигоне 1160 км. Так как полностью устранить недоработки на этой машине не удалось, испытания продолжили на следующей машине.

Прототип "Объект 701-5", выпущенный в ноябре 1944 г., отличался от первого опытного образца только башней, толщина брони которой была доведена до 250 мм. Это делало её непробиваемой для любого немецкого орудия того времени на дистанциях более 1000 метров, а толщину кормового листа увеличили до 120 мм (!). Кроме того, вместо 100-мм было установлено 122-мм орудие Д-25Т, что отчасти унифицировало этот танк с серийными машинами. Такие доработки привели к тому, что боевой вес "701-5" составил 55900 кг, но даже в этом случае он был меньше, чем у знаменитого “королевского тигра” с его огромными размерами и более тонкой бронёй.

 

В отчете военной комиссии под председательством инженер-полковника Благонравова отмечалось следующее:

"Опытный танк 701 обладает сильной броневой защитой, мощным вооружением, хорошей маневренностью, достаточной надежностью агрегатов и механизмов. Управление простое и легкое, эксплуатационные показатели высокие, в обслуживании танк прост, удобен и не требует частых регулировок. На основании результатов комиссия считает необходимым рекомендовать Объект 701 к принятию на вооружение Красной Армии".

Испытания шестого опытного образца ("Объект 701-6"), состоявшиеся с 6 по 21 апреля 1945 года в Челябинске, по большей части подтвердили предыдущие выводы, что позволило руководству ЧКЗ составить письмо на имя наркома танковой промышленности В.А.Малышева с предложением начать серийную постройку танка с темпом выпуска 10 машин в мае, 30 - в июне, 60 - в июле, и далее - по 100 машин ежемесячно.

Тем временем на поступивших в войска ИС-3 выявили несколько серьёзных недоработок, без устранения которых текущая эксплуатация этих танков была невозможна. Поскольку конструкции обеих машин были во многом схожи, встал вопрос и целесообразности серийного выпуска танков 701, который не имели отличий от ИС-3 за исключением более тяжелого бронирования и, как следствие, огромной массы. Однако этот вопрос рассматривался и под другим "углом зрения". 14 февраля 1946 года представители Министерства Транспортного машиностроения и Вооруженных Сил обратились к правительству с просьбой начать производство танков 701 вместо имеющихся ИС-3, надеясь, что новая машина окажется лучше предшественника. Приказом №961-403сс от 29 апреля танк "Объект 701" принимался на вооружение РККА под обозначением ИС-4.

Теперь рассмотрим подробнее, из чего состял предпоследний серийный тяжелый танк Совесткой Армии. Конструктивно ИС-4 представлял собой соединение наработок по тяжелым танкам серии ИС, проведенным в 1943-1945 гг.

Корпус танка собирался методом сварки из литых секций и катаных бронелистов толщиной 20, 30, 120 и 160 мм. Передняя часть корпуса состояла из верхнего и нижнего лобовых, и двух бортовых бронелистов, установленных под большими углами наклона. По оси машины располагалось место механика-водителя, над сиденьем которого имелся небольшой круглый люк со смотровым прибором, с открываемой в сторону крышкой.

Башня танка собиралась из нескольких литых частей, её передняя часть закрывалась съёмным бронелистом крепившимся на болтах. Люк, закрываемый этим листом, предназначался для монтажа и демонтажа пушки. В задней части крыши башни располагались слева - люк командира танка с крышкой, справа — люк заряжающего с крышкой. В крышках люков и левой части крыши находились смотровые приборы, причем в крышке люка командира - перископический смотровой прибор ТПК-1. Вращение башни, с планетарным блоком механизма поворота, осуществлялось как с помощью электропривода, так и вручную, причем допускалась работа обеих приводов одновременно.

Вооружение серийного ИС-4 было несколько усилено, по сравнению с ИС-2 и ИС-3. В башне устанавливалась спаренная установка из 122-мм пушки Д-25Т и 12,7-мм пулемета ДШК. На башенной зенитной турели находился ещё один ДШК с коллиматорным прицелом К-8Т. Для стрельбы из орудия прямой наводкой использовался телескопический шарнирный прицел ТШ-45, с закрытых позиций стрельба велась с использованием бокового уровня и угломерного круга на погоне башни.

Боекомплект из 30 снарядов раздельного заряжания укладывался в специальных металлических кассетах, состоящих из цилиндра, амортизационной пружины и пружинного запора. В кассетах для бронебойных снарядов был вставлен дополнительный стакан (между амортизационной пружиной и головкой снаряда), а в кассетах для осколочно-фугасных - колпак-предохранитель для головного взрывателя. Для бронебойно-трассирующих снарядов имелось 12 кассет, для осколочно-фугасных гранат - 18. Патроны для 12,7-мм пулеметов размещались в двух укладках по 500 штук в каждой. В одной укладке патроны снаряжались в ленты по 50 штук в каждой и укладывались в магазины-коробки, две из которых находились на пулеметах. Во второй укладке патроны в пачках заводской упаковки хранились в четырех брезентовых сумках.

Ходовая часть, в связи с увеличением массы танка, была модифицирована. На ИС-4 она состояла из 7 сдвоенных опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской, 3-х поддерживающих роликов, направляющего колеса с винтовыми натяжными механизмами и ведущего колеса заднего расположения со съёмными венцами из 14 зубьев. Гусеница была выполнена мелкозвенчатой с 86 цельнолитыми траками. Шаг трака составил 160 мм, ширина – 720 мм. Силовая установка танка состояла из 12-цилиндрового 4-тактного V-образного бескомпрессорного двигателя В-12 жидкостного охлаждения мощностью 750 л.с. при 2100 об\мин с 2-ступенчатыми воздухоочистителями типа “Мультициклон”.

Трансмиссия танка включала планетарную КПП (с 6 скоростями вперед, 3 назад и 2 нейтральными передачами), с коническим реверсом и механизмом поворота типа ЗК с мультипликаторами. Привод управления механизмом передач и поворотов был механический, селекторный, с гидравлическим сервированием педали на передачах переднего хода.

В состав электрооборудования ИС-4 входили четыре аккумуляторные батареи общей ёмкостью 256 А-ч, генератора Г-73 мощностью 1500 Вт и электрического стартера СТ-700 мощностью 15 л.с.На машине устанавливалась автоматическая система противопожарного оборудования с термоэлектрозамыкателями в моторном и трансмиссионном отделениях. Средства связи состояли из радиостанции 10-РК-26 и переговорного устройства ТПУ-4бис-Ф.

Установочная партия из 25 машин была готова в июле-сентябре 1947 г. (сведения о том, что несколько танков были собраны чуть раньше – в 1945-1946 гг., не соответствуют действительности). На этих машинах проверялась работа основных узлов и агрегатов, после чего только 8 октября были окончательно утверждены рабочие чертежи и начался массовый выпуск. До конца года ЧКЗ предстояло выпустить 200 ИС-4, но из-за возникших трудностей и конъюнктурных причин за оставшиеся три месяца собрали всего 20.

Как и следовало ожидать, кроме более мощной бронезащиты этот танк никакими преимуществами перед ИС-2 и ИС-3 не обладал, а по таким показателям, как скорость и боевая подвижность даже уступал. Кроме того, ИС-4 имел более низкую эксплуатационную надежность, а его стоимость (в ценах того времени) составила 994.000 рублей. Для сравнения, средний танк Т-54А стоил тогда 326.00 рублей.

Так назрел вопрос модернизации танков, но ЧКЗ совершенно не торопился заняться этим процессом. Несмотря на то, что завод получил задание разработать комплекс мер по улучшению конструкции ИС-4 до 1 июня 1948 года и к 1 января 1949 года модернизировать все выпущенные машины, работа продвигалась крайне медленно. В результате приёмку готовой продукции остановили 10 августа, а к новому году из 155 выпущенных танков на ЧКЗ ещё оставалось 69 машин. Правда, ИС-4 последних серий оснащались пулеметами ДШКМ обр.1938\46 гг., переговорным устройством ТПУ-47, коллиматорным прицелом К10-Т и радиостанцией ЮРТ.

Модернизировать удалось всего 12 машин, которые получили обозначение ИС-4М. Две из них были отправлены на полигон НИБТ, семь - в 5-ю гвардейскую механизированную армию и ещё три - в 16-ю гвардейскую механизированную дивизию (Белорусский ВО). Танки успешно прошли войсковые испытания, но до уровня ИС-4М доработали не все танки этого типа.

Кроме того, специалистами ЧКЗ был разработан командирский вариант ИС-4 с дополнительной радиостанцией РСБФ-3Т и прибором ночного видения, и огнеметный танк. Серийно эти модификации не строились в виду остутствия надлежащего оборудования. На бумаге осталась 152-мм САУ на шасси тяжелого танка, проект которой был предложен в ноябре 1948 г. Общее количество выпущенных танков ИС-4 оценивается в 219 серийных экземпляров и 6 прототипов.

Первые серийные танки в конце 1947 г. были направлены в Челябинск, где вошли в состав танко-технического училища и 30-го учебного танкового полка (по 4 единицы). Большая часть танков выпуска 1947-го и, отчасти, 1948 гг. отправились на 22-ю базу резерва танков. Оставшиеся танки последних серий выпуска вошли в состав подразделений 5-й гвардейской танковой армии.

Учитывая массу эксплуатационных недостатков большую часть танков ИС-4 в середине 1950-х гг. отправили служить на Дальний Восток, к китайской границе. Из эксплуатации их вывели в начале 1960-х гг., причем несколько машин частично разукомплектовали, превратив в долговременные огневые точки.

 

 

 

 

ТЯЖЕЛЫЕ ТАНКИ

Тяжелый танк Т-10 (ИС-8)

 

В конце 40-х годов с тяжелыми танками в Советской Армии сложилась достаточно странная ситуация. На вооружении состояли три типа - ИС-2, ИС-3 и ИС-4, каждый из которых не мог рассматриваться в качестве основной тяжелой машины на перспективу. В связи с этим в конце 1948 года ГБТУ выдало техническое задание на новую машину. Основным требованием являлось ограничение боевой массы - не более 50 т. Разработчиком было определено КБ Челябинского завода Министерства транспортного машиностроения СССР. Главным конструктором, ответственным за объект 730 (такое обозначение получил проект нового танка), назначили Ж. Я. Котина. Официально машина получила название ИС-8.

В апреле 1949 года был разработан техпроект. Сейчас уже неизвестно, от кого исходила эта идея, но объект 730 стал прямым развитием линии танка ИС-3. Форма корпуса, особенно характерный «щучий нос», литая башня обтекаемой-формы вызывали прямые ассоциации с ИС-3.

В мае для отработки основных функциональных решений построили деревянный макет в натуральную величину, а затем в опытном цехе началось изготовление первого прототипа ИС-8. После проведения заводских испытаний выяснилось, что в целом машина удовлетворила техзадания, и было принято решение о выпуске установочной партии из 10 танков. Они прошли еще два этапа заводских испытаний в 1949 году, после чего в апреле — мае 1950 года на НИБТ полигоне в подмосковной Кубинке состоялись госиспытания.

По их результатам Государственная комиссия рекомендовала начать серийное производство ИС-8, но с доработками. В частности, недостаточным признали ресурс двигателя. Поэтому летом 1950 года в районе города Мары в Туркмении были проведены испытания на гарантийный ресурс двигателя, а осенью - войсковые испытания. Однако, не все было хорошо с новой машиной: пришлось производить много доработок, вследствие чего танк прошел большой цикл повторных и контрольных полигонных и заводских испытаний, которые закончились только к декабрю 1952 года. При этом проект менялся несколько раз, в результате чего машина получила сначала индекс ИС-9, а затем и ИС-10.

В марте 1953 года умер И. В. Сталин, после чего аббревиатура «ИС» канула в лету. В конце года танк был принят на вооружение Советской Армии уже под обозначением Т-10. Сварной корпус его имел сложную коробчатую форму с лобовой частью в форме «щучьего носа». Борта составные, из верхней наклонной и нижней гнутой частей. Верхний кормовой лист корпуса был выполнен откидным для обеспечения доступа к агрегатам трансмиссии. Днище корпуса штампованное, корытообразной формы. В задней части (под силовой передачей) днище плоское. Жесткость днища усиливалась также вваренными в него кронштейнами балансиров. Для обслуживания агрегатов и механизмов в днище имелись люки и отверстия, закрытые броневыми крышками или пробками на резьбе. Место механика-водителя находилось впереди по оси машины. Для посадки имелся люк треугольной формы, закрываемый сдвижной крышкой. Наблюдение за местностью механик-водитель вел через три прибора: один из них ТПВ-51 устанавливался в крышке люка, два других ТИП - в окнах верхней части лобовых листов корпуса.

Башня литая, обтекаемой формы с переменными углами наклона стенок и переменной толщиной от 250-мм в носовой части до 40-мм на литой части крыши. Башня устанавливалась на шариковой опоре над вырезом подбашенного листа крыши корпуса танка. Передняя часть крыши башни отливалась заодно с корпусом башни, а задняя изготавливалась из броневого листа и вваривалась в крышу. В этом листе справа располагался люк заряжающего, над которым монтировалась установка зенитного пулемета. Слева располагался люк, над которым размещалась командирская башенка. В передней части люка командира танка находился прибор наблюдения ТПКУ, а по окружности верхнего погона башенки - семь приборов наблюдения . Кроме того, в башне имелись еще три прибора ТПБ-51: один для наводчика и два для заряжающего. Механизм поворота башни планетарный, с самотормозящей червячной парой, с ручным и электрическим приводами.

122-мм танковая пушка Д-25ТА с длинной ствола 48 калибров и спаренный с ней 12,7-мм пулемет ДШКМ были установлены в литой маске. Пушка имела двухкамерный дульный тормоз и горизонтальный автоматический клиновой затвор. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 795 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ2-27 составляла 5000 м, а с помощью бокового уровня 15000 м. Заряжание облегчалось за счет применения механизма досылания. Скорострельность при этом составляла 3—4 выстрела в минуту, а при заряжании вручную 2—3 выстрела в минуту.

На турели люка заряжающего устанавливался зенитный 12,7-мм пулемет ДШКМ, снабженный коллиматорным прицелом К10-Т. Боекомплект пушки состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания, размещенных в хомутиковых и лотковых укладках. Боекомплект пулеметов насчитывал 1000 патронов, 300 из них к спаренному пулемету были уложены в шести штатных патронных коробках, а 150 к зенитному пулемету - в трех специальных патронных коробках, 550 патронов боекомплекта находились в цинковых коробках. 12-цилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-12-5 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см3 и максимальной мощностью (без воздухоочистителя и противодавления на выпуске) 700 л. с. при 2100 об/мин устанавливался на постаменте, состоявшем из четырех кронштейнов, приваренных к бортам и связанных между собой продольными угольниками.

Двигатель В-12-5 относился к дизелям типа В-2. Его основные особенности: установка центробежного нагнетателя воздуха АМ-42, что позволило увеличить его мощность; установка на верхнем картере двигателя двух суфлеров; оборудование двигателя комбинированным масляным фильтром Кимаф-3; наличие двойного подвода масла к коленчатому валу; установка маслозакачивающего насоса с электромотором для обеспечения двигателя смазкой при запуске; наличие привода для электротахометра; отсутствие выпускных коллекторов. В топливную систему танка входили три внутренних бака - два задних емкостью по 185 л и один передний на 90 л. Все три бака соединялись между собой трубопроводами, а передний соединялся также с топливораспределительным краном. На крыльях в корме танка было установлено по одному наружному топливному баку емкостью по 150 л каждый. Наружные баки подключались к топливной системе танка. Таким образом, общая емкость всех баков составляла 760 л.

Начиная с июня 1955 года устанавливались внутренние задние топливные баки емкостью 270 л каждый. Вследствие этого общая емкость баков возросла до 930 л. На танке имелись комбинированные воздухоочистители инерционного типа. Система охлаждения жидкостная, закрытая, эжекционная. Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом.

Ведущие колеса заднего расположения имели съемные венцы с 14 зубьями. На каждом борту было 7 литых сдвоенных опорных катков с металлическим ободом и три поддерживающих катка. Подвеска независимая, с пучковым торсионом и упругим упором. Пучковые торсионы имели 7 стержней с шестигранными головками. Гусеница мелкозвенчатая, цевочного зацепления. Каждая гусеница состоит из 88 траков шириной по 720-мм с шагом 160-мм.

На танке устанавливали радиостанцию 10РТ-26Э и внутреннее переговорное устройство ТПУ-47-2 на четыре абонента. В 1955 году были созданы две опытные машины - объект 267 сп.1 со стабилизатором наведения в вертикальной плоскости и объект 267 сп.2 с двухплоскостным стабилизатором. Годом позже эти новшества были внедрены на новой модификации Т-10А (объект 730А). Пушка со стабилизатором в вертикальной плоскости ПУОТ-1 «Ураган» получила обозначение Д-25ТС. На Т-10А вместо прицела ТШ-2-27 установили перископический оптико-гироскопический прицел ТПС-1 и дублирующий телескопический прицел ТУП. Механик-водитель получил активный прибор ночного видения ТВН-1 и для ориентации гирополукомпас ГПК-48. В результате установки пушки с измененными приводами, а также для улучшения бронезащиты башню и маску орудия модернизировали.

Для уменьшения загазованности боевого отделения на стволе пушки был установлен эжектор. Дополнительно ввели механизм досылания снаряда и заряда, новый подъемный механизм со сдающим звеном и гальваноударное устройство в затворе. В 1957 году была принята на вооружение новая модификация танка Т-10Б (объект 730Б). Основное ее отличие - применение уже двухплоскостного стабилизатора ПУОТ-2 «Гром» и прицела Т2С-29-14. В остальном танк был подобен Т-10А. Вскоре последовала более серьезная модернизация. В КБ Пермского завода № 172 создали новое 122-мм орудие М-62-Т2 (2А17) с улучшенными баллистическими характеристиками.Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с. Пушку оборудовали двухплоскостным стабилизатором 2Э12 «Ливень» и прицелом Т2С-29-14. (В 1955 году прототип этой пушки установили на опытном объекте 264, а чуть позже на объекте 265 испытали орудие с улучшенными точностными характеристиками.)

Вместо пулеметов ДШК, как на предыдущих моделях, были установлены 14,5-мм КПВТ - спаренный с орудием и зенитный. Новый танк — объект 272 — также оснастили полным комплектом ночных приборов: командирским ТКН-1Т, наводчика ТПН-1-29-14 («Луна II») и механика-водителя ТВН-2Т. Наведение спаренного пулемета осуществлялось с помощью прицела Т2С-29, имевшего для этого специальную шкалу. Зенитный пулемет оснащался коллиматорным прицелом ВК-4, а для стрельбы по наземным целям - оптическим прицелом ПУ-1. Боекомплект состоял из 30 выстрелов с осколочно-фугасной гранатой и бронебойно-трассирующим снарядом и 744 патронов к пулеметам КПВТ.

В двигатель В-12-6 по сравнению с В-12-5 были внесены изменения в конструкцию картера, коленчатого вала, поршней, цилиндров и т. д. Мощность двигателя составляла 750 л. с. при 2100 об/мин. Машина оснащалась радиостанцией Р-113 и переговорным устройством Р-120. Танк выпускался почти 5 лет, и только в 1962 году на обоих заводах был организован выпуск танка Т-10М на основе объекта 272. В конструкцию Т-10М неоднократно вносились изменения. С 1959 года зенитными пулеметами, например, комплектовался только каждый пятый танк.

В 60-х годах 8-ступенчатую коробку передач заменили на более простую 6-ступенчатую. С 1963 года Т-10М оборудовали системой ОПВТ, что позволяло преодолевать по дну преграды глубиной до 5 м. С 1967 года в боекомплект начали включать выстрелы с бронебойно-подкалиберными и кумулятивными снарядами. Танки Т-10 первоначально поступали на вооружение тяжелых танко-самоходных полков. С 1947 года один такой полк входил в штат танковой и механизированной дивизии. По мере поступления в войска все большего количества танков Т-10, а затем и Т-10А, Т-10Б и Т-10М началось формирование тяжелых танковых дивизий. Каждая такая дивизия имела два полка тяжелых и один полк средних танков.

В 50-х и 60-х годах по мере поступления в войска все большего количества танков Т-10, а затем Т-10А, Т-10Б и Т-10М началось формирование тяжелых танковых дивизий составе Группы советских войск в Германии имелось два таких соединения - 13-я и 25-я гвардейские тяжелые танковые дивизии. «Десятки» на экспорт не поставлялись и в боевых действиях не применялись. За исключением маневров единственная крупная операция, в которой пришлось участвовать танкам Т-10М, это операция «Дунай» - ввод войск Варшавского Договора в Чехословакию в 1968 году. В 1966 году производство Т-10М прекратили.

По западным данным, было выпущено около 8000 танков Т-10 всех модификаций. Если это соответствует истине, то его можно считать самым массовым тяжелым танком в истории танкостроения. В последующие годы, по мере поступления в войска современных боевых машин, танки Т-10, Т-10А, Т-10Б и Т-10М передавались в парки на долговременное хранение, а частично отправлялись на разделку. Формально же они были сняты с вооружения Российской Армии в 1993 году, то есть спустя 40 лет после принятия на вооружение.

 

Танк Т-10 послужил базой для создания многих опытных и серийных машин.

В 1957 году был создан танк (объект 266), на котором опробовали гидромеханическую трансмиссию. В остальном это был обычный Т-10 с пушкой Д-25ТА, оснащенной, правда, стабилизатором.

С 1953 по 1956 год испытывался опытный объект 269, предназначенный для отработки прицела-дальномера.

В 1956 году на испытания вышла единственная САУ, созданная на базе Т-10. Машина имела обозначение «объект 268» и была вооружена 152-мм пушкой М-64 с начальной скоростью снаряда 720 м/с. Орудие было установлено в просторной сварной рубке с толщиной лобовой брони 187-мм. На крыше рубки устанавливались 14,5-мм пулемет КПВТ и дальномер ТКД-09. Пушка была оснащена механизмом досылания лоткового типа. В входило 35 выстрелов для пушки и 500 патронов к пулемету. Боевая масса машины равнялась 50 т, экипаж состоял из 4 человек. На вооружение эта самоходка так и не была принята.

 

Тяжелый танк Т-10А.

Являлся модернизированным вариантом танка Т-10 и имел обозначение "Объект 731". Он был принят на вооружение приказом Министра обороны СССР от 11.06.1956 г. Его серийное производство было организовано в 1957 г. в Челябинске. Модернизированный танк отличался установкой пушки Д-25ТС с измененным затвором и эжекционной продувкой канала ствола, а также применением стабилизатора вертикального наведения пушки ПУОТ ("Ураган"), гирополукомпаса ГПК-48 и ИК-прибора механика-водителя ТВН-1. Вместо прицела ТШ-2-27 были установливался перископический прицел ТПС-1 и дублирующий телескопический прицел ТУП.

 

Тяжелый танк Т-10Б.

Представлял собой модернизированный танк Т-10А и отличался от него установкой двухплоскостного стабилизатора вооружения и нового прицела наводчика Т2С-29. На вооружение был принят приказом Министра обороны СССР в 1957 г. В этом же году был создан командирский танк Т-10БК, который отличался от линейного танка наличием дополнительной радиостанции и зарядного агрегата.

Легкие танки ,,.

Средние танки

Тяжелые танки 1ч,2ч

Огнеметные танки

Легкие, средние, тяжелые САУ

Зенитные самоходные установки

Реактивные системы залпового огня

Бронеавтомобиль