СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-28

 

Средний танк Т-28 был создан в 1933 году. Всего же к 1940 году было выпущено в общей сложности около 600 машин. Довольно массовое производство, по сравнению с выпуском танков других типов. В конце 20-х годов наиболее активно танкостроение развивалось в трех странах - в Великобритании, Германии и Франции. При этом английские фирмы вели работы широким фронтом, активно освещая и рекламируя их в печати. Расчет делался прежде всего на возможные заграничные заказы - потребности собственной армии в танках были в то время весьма скромными. В Германии, которой Версальским мирным договором запрещалось иметь бронетанковую технику, разработки в этой области носили засекреченный характер. Франция пошла иным путем и, имея самый большой на тот момент танковый парк в мире, новых машин практически не создавала, а ограничилась попытками модернизации своих многочисленных "Рено" FT 17. В 1926 году британская фирма "Виккерс" начала разработку нового танка. Он должен был заменить в войсках танки Мк.I и Мк.II, принятые на вооружение в 1924-1925 годах и имевшие множество недостатков. Основные требования Военного департамента к фирме "Виккерс" сводились к следующему: усиление вооружения, по сравнению с предшественниками, и масса не более 15,5 т.

Первый проект танка с тремя пулеметными и одной пушечной башнями, получивший обозначение А6, был отвергнут военными, так как он не укладывался в ограничение по массе. В ходе переработки чертежей число башен сократилось до трех, и в 1927 году фирма "Виккерс" изготовила два прототипа, получивших обозначения А6Е1 и А6Е2. Внешне обе машины были очень похожи и отличались лишь типом трансмиссии. На А6Е1 стояла обычная четырехскоростная коробка передач Armstrong-Siddley, а на А6Е2 - швейцарская коробка Winterthur/SLM. В качестве силовой установки на обоих танках использовался 180-сильный карбюраторный двигатель Armstrong-Siddley V8 с воздушным охлаждением. Вооружение размещалось в трех башнях: большой (47-мм пушка и 7,71-мм пулемет) и двух малых (по два 7,71-мм пулемета в каждой).

Экипаж состоял из шести человек. Бронирование танка составляло 9-14 мм. Масса 16 т. Испытания, проведенные в конце 1927 года на полигоне в Фарнборо, показали, что машины развивают максимальную скорость до 40 км/ч, однако их подвеска, во многом заимствованная у танков Mk.I и Mk.II, оказалась неудачной. В 1928 году был изготовлен третий экземпляр танка - А6ЕЗ. Количество пулеметов на нем сократили до трех (по одному в каждой башне) и установили новую шестискоростную планетарную коробку передач конструкции Вильсона. Информация о танках А6 часто мелькала на страницах периодической печати конца 20-х годов.  Многие военные газеты и журналы называли их "машинами, воплотившими в себе современное состояние среднего танкостроения". К 16 тонным A6 проявили интерес многие страны, в том числе СССР, Япония, Германия и Польша. Однако в армейских кругах самой Англии машину встретили без особого энтузиазма.  В 1930 году, когда еще полным ходом шли испытания А6, Военный департамент заказал фирме "Виккерс" три танка. В целом похожие на А6Е1, они отличались измененной формой большой башни, получившей развитую кормовую нишу для размещения радиостанции и командирскую башенку конструкции Бишопа; малыми пулеметными башенками, сдвинутыми вперед, и измененной конструкцией крышки люка механика-водителя. Ряд улучшений внесли и во внутреннее устройство танка. Изготовленные к 1933 году, эти машины, получившие индексы Mk.IIIE1, Mk.IIIE2 и Mk.IIIE3, были переданы в 1-ю бронетанковую бригаду, в составе которой эксплуатировались до конца 30-х годов. Почти одновременно с разработкой танка нового среднего танка А6 в Великобритании трем немецким фирмам - "Круп", "Рейнметалл" и "Даймлер-Бенц" - командование рейхсвера выдало задание на проектирование среднего танка.  По уже упомянутой причине во всех документах оно именовалось как разработка Grosstraktor ("большого трактора для сельского хозяйства"). К 1930 году было построено шесть опытных образцов, по два каждой фирмой. По компоновке и внешнему виду все машины оказались похожими: вооружение располагалось в двух башнях, ходовую часть закрывал броневой экран. Тем не менее, различия были весьма существенными: на "гросстракторах" стояли разных типов двигатели (250-сильный BMW или 255-сильный Daimler) и трансмиссии, подвески, установки вооружения; имелись отличия и во внутреннем оборудовании. Прототипы фирмы "Даймлер-Бенц" были легче - 15 т против 19 т у крупповских и рейнметалловских, кроме того, они могли плавать. Эти танки в рамках секретного договора о военно-техническом сотрудничестве между Советским Союзом и Германией доставили в СССР. В 1929 - 1932 годах они проходили испытания под Казанью в танковой школе КАМА, созданной и оборудованной с помощью немецкой стороны. Там же была организована специальная техническая комиссия "ТЕКО" для обмена научно-технической информацией.  Советские инженеры и конструкторы смогли ознакомиться с чертежами "гросстракторов" всех трех фирм, а также с результатами их испытаний, проведенных под Казанью. В 1933 году все шесть немецких машин вернулись в Германию. Двумя годами позже одну из них установили в качестве памятника у штаба вновь сформированной 1-й танковой дивизии Вермахта, остальные пять отправили в утиль.  В 1930 году в Великобританию прибыла советская закупочная комиссия во главе с начальником УММ РККА И.А.Халепским. В задачу Халепского входило приобретение наиболее современных образцов бронетанковой техники и отправка их в СССР для изучения и использования при организации собственного серийного производства.  Во время посещения заводов фирмы "Виккерс", с которой были заключены контракты на поставку в Советский Союз партий легких и средних танков, а также танкеток, советские специалисты увидели и проходивший испытания А6. Эта машина очень заинтересовала членов закупочной комиссии. В июне 1930 года прошли переговоры о ее приобретении итогом которых, было получено условие от фирмы "Виккерс", что она полностью "готова построить для правительства СССР 16-ти тонный танк по спецификации, разработанной ею самой (продажа готового образца не может быть осуществлена ввиду его секретности), на следующих условиях:

 

1) платеж 20 000 фунтов стерлингов как контрибуция за ознакомление с конструкцией и развитием танков этого типа;

2) заказ 10 танков, которые будут изготовлены в Англии по цене 16000 фунтов за танк без вооружения;

3) дальнейший заказ у фирмы "Виккерс" танкеток "Карден-Ллойд" Мk.VI и танков "Виккерс" 6-ти тонный".

 

Естественно, такое предложение ни в коей мере не могло устроить советскую сторону. Получив отчет о результатах этих переговоров, заместитель председателя Реввоенсовета СССР М.Н.Тухачевский докладывал председателю Комиссии обороны СССР В.М.Молотову: "Предложение фирмы является для нас неприемлемым как с технической точки зрения, так и с коммерческой". В период пребывания на заводах фирмы "Виккерс" представители советской закупочной комиссии старались собрать как можно больше сведений о новом танке. После возвращения в СССР вся полученная информация была обобщена, и 2 декабря 1930 года Гинзбург сделал подробное сообщение руководству УММ РККА. Любопытная деталь: по словам Гинзбурга, "сведения от английских испытателей были получены лишь после того, как англичанам было заявлено, что советские представители уже купили "Виккерс" 16-ти тонный и теперь ждут его получения"; в заключение он отметил: "Считаю, что эта машина представляет максимальный интерес для Красной Армии как лучший современный тип маневренного среднего танка". На основании этой оценки Халепский поручил провести эскизное проектирование 16-тонного танка факультету моторизации и механизации Военно-технической академии им. Ф.Дзержинского и одновременно созданному 28 января 1931 года танко-тракторному конструкторскому бюро ВОАО под руководством Гинзбурга. В июле 1931 года оба проекта были готовы. Вариант "дзержинцев" в отличие от "Виккерса" имел более мощный двигатель (предполагалось установить М5) и ходовую часть с тремя тележками от танка Т-26, что, по мнению проектировщиков, должно было облегчить серийное производство. КБ ВОАО представило проект танка под индексом Т-28. Его основными разработчиками стали начальник КБ С.Гинзбург, заместитель начальника В.Заславский и инженеры-конструкторы О.Иванов и А.Гаккель. В пояснительной записке к Т-28 говорилось: "В основу проекта положены следующие тактико-технические требования:

 

1) Спроектировать танк среднего веса - 16000 кг - с большим радиусом действия для мехсоединений.

2) Положить в основу конструкции 16-тонного танка опыт испытания танков в "ТЕКО" и отечественный опыт танкостроения.

3) В основу общего расположения агрегатов положена конструкция 16-тонного танка "Виккерс".

 

Исходя из расчетов, в танке предполагается установить мотор М5 в 400 л.с. с теми же доделками, что и для БТ, коробку скоростей по типу Т-26 и бортовые фрикционы конструкции Кристи. Движитель по компоновке типа 16-тонного "Виккерса", гусеничная цепь по типу Т-26 с шириной, доведенной до 380 мм. Нижняя подвеска спроектирована в основном по типу танка фирмы "Круп" в "ТЕКО" и состоит из следующих частей: гусеничной рамы (коробки), приклепанной к бортовой броне корпуса со съемной стенкой, открывающейся в виде трех дверец. Внутри этой коробки монтируются вся нижняя подвеска и ящик для запасных частей (на борт). Система подвески спроектирована в виде 2-х тележек на каждую сторону. Каждая тележка имеет по три свечи с двумя парами катков, связанных между собой двумя парами балансиров.  Корпус - вертикальная броня 16-17 мм, листы носа 20 мм, крыша 10 мм, дно 8 мм. Большая башня проектируется со спаренной установкой 45 мм пушки и пулемета ДТ, по типу установленной на танке БТ с механическим приводом вращения и перископическим прицелом.  Параллельно разрабатывается башня с комбинированным механизмом вращения - механико-электрическим. Конструкция малых башен по типу танка Т-26 с пулеметами ДТ. После рассмотрения обоих вариантов руководство Управления моторизации и механизации 28 сентября 1931 года заключило с ВОАО договор на "Разработку проекта, изготовление рабочих чертежей и постройку двух опытных образцов 16-ти тонного танка Т-28 с различными типами подвески". Общая стоимость заказа составила 300000 рублей, срок изготовления образцов - к 1 мая 1932 года. В ходе работы над опытным образцом в его конструкцию внесли ряд изменений: вместо двигателя М5 был установлен более мощный М17, а из-за отсутствия 45-мм орудия в главной башне смонтировали 37-мм пушку ПС-2. Кроме того, машину выполнили из обычной (неброневой) стали. Первый испытательный пробег по двору завода "Большевик" Т-28 совершил 29 мая 1932 года.

Сразу же выяснилось, что новая машина имеет множество недостатков и недоделок - их приходилось устранять в ходе испытаний. Поэтому в течение июня Т-28 прошел всего 62 километра. Руководство СССР и Красной Армии проявляли к новому танку большой интерес: 11 июля 1932 года Т-28 был продемонстрирован командному составу Управления моторизации и механизации РККА, а 28 июля - партийному руководству Ленинграда во главе с первым секретарем горкома членом политбюро ЦК ВКП(б) С.М.Кировым. В целом новый танк произвел благоприятное впечатление.

Правда, военные потребовали установить на втором опытном образце дизельный двигатель ПГЕ, разрабатываемый в Опытно-конструкторском механическом отделе (ОКМО) завода им. Ворошилова, и новую башню с 76-мм орудием ПС-3 конструкции П.Сячентова. В августе-сентябре 1932 года конструкторы ОКМО под руководством О.Иванова, учитывая результаты испытаний и требования военных, коренным образом переработали чертежи Т-28. В результате получилась фактически другая машина: изменились подвеска и трансмиссия, конструкция башен и корпуса, было усилено вооружение. Не дожидаясь изготовления опытного образца, в конце октября 1932 года Совет труда и обороны СССР принял решение об организации серийного производства танков Т-28 на заводе "Красный путиловец" в Ленинграде. За успешную разработку танка Т-28 решением Комитета обороны СССР от 14 ноября 1932 года высшей награды СССР - ордена Ленина - удостоили начальника ОКМО Н.В.Баранова, технического руководителя конструкторского бюро ОКМО О.М.Иванова, начальника конструкторского бюро ОКМО С.А.Гинзбурга и бригадира сборочного цеха ОКМО, руководившего сборкой опытного образца Т-28, И.И.Иванова. Кроме того, пять рабочих и мастеров были награждены орденами Трудового Красного знамени и еще восемь - почетными грамотами ВЦИКа.  Завод "Красный путиловец" выбрали для организации серийного производства танков Т-28 - очень сложной по тому времени машины - не случайно. Это было одно из наиболее мощных машиностроительных предприятий Советского Союза, имевшее неплохую производственную базу и богатый опыт в изготовлении артиллерийских орудий, тракторов, паровозов, турбин, подъемных кранов и т.п.

А с осени 1931 года завод серийно производил детали для танков Т-26: каретки нижней подвески, ведущие колеса, бортовые редукторы, элементы коробки передач. Впервые группа инженеров с "Красного путиловца" - Титов, Ходим, Доброхотов, Четвериков и Белов - ознакомилась с чертежами Т-28 в КБ ОКМО 30 октября 1932 года, а через месяц вся документация поступила на завод.  Под серийное производство Т-28 был отведен механический цех № 2 (МХ-2), до этого выпускавший в небольших количествах драги, паровозы и подъемные краны. Оборудование цеха было старым и не приспособленным для поточного изготовления деталей танков, требовавшего высокой культуры производства. Поэтому заводу пришлось задействовать законсервированные станки еще времен Первой Мировой войны - их модернизировали и запустили в работу. Кроме того, по распоряжению Кирова станки были доставлены с других предприятий Ленинграда. Эти меры, а главное, большой производственный опыт рабочих и мастеров цеха, позволили к концу апреля 1933 года собрать первые 12 танков Т-28. Десять из них прошли на первомайском параде в Москве, а два - в Ленинграде. После парадов машины вернули на завод для доделок и устранения выявленных недостатков. Освоение производства Т-28 шло с большими трудностями. Первая партия из 14 танков была окончательно готова только к 1 октября, а к концу декабря при годовом плане в 90 единиц с большими трудностями сдали только 41 машину. Для исправления положения в ноябре 1933 года под руководством инженеров И.Орленко и Э.Майдельмана была начата реконструкция цеха. На его базе предполагалось создать специальный танковый цех, способный выпускать до 150 Т-28 в год. Для этого было организовано восемь специальных монтажных мест для сборки танков, заказаны за границей необходимые станки и оборудование, а из тракторного цеха переведен ряд квалифицированных инженеров и мастеров. В конце 1933 года из числа конструкторов паровозного отдела и отдела общего машиностроения (всего 27 человек) организуется специальное танковое конструкторское бюро - СКБ-2. Его возглавил О.М.Иванов, который в КБ ОКМО был ведущим инженером при разработке танка Т-28. Сначала СКБ-2 подчинялось непосредственно начальнику цеха МХ-2 и лишь с 1935 года перешло в подчинение главному инженеру завода. Однако специалистов-танкостроителей на заводе по-прежнему не хватало, и дирекция обратилась к наркому тяжелого машиностроения С.Орджоникидзе с просьбой выделить подготовленных людей. В результате осенью 1934 года в СКБ-2 прибыла группа выпускников Военной академии моторизации и механизации РККА им. Сталина и Ленинградского политехнического института, всего 14 человек. Некоторые из них - А.Ермолаев, Л.Сычев, Н.Халкиопов - впоследствии стали известными конструкторами. Следует отметить, что в 1932-1934 годах над СКБ-2 шефствовали КБ заводов им. Ворошилова и им. Кирова (бывший ОКМО завода им. Ворошилова), уже имевшие к тому времени определенный опыт в танкостроении. Осенью 1933 года для испытаний и приемки танков была создана комиссия под руководством С.Гинзбурга, реорганизованная в конце года в опытно-исследовательскую секцию, которую возглавил опытный инженер А.Ланцберг.  Серийное производство Т-28 по-настоящему стало разворачиваться только в 1934 году, когда программа выпуска танков составила 50 единиц плюс запасные части к Т-28 на сумму 500 000 рублей. К этому времени была проделана большая работа по реорганизации цеха МХ-2, перестановке оборудования, изготовлению большого количества специального режущего и мерительного инструмента, а также налажена устойчивая связь с предприятиями-смежниками. Бронекорпуса и башни Кировский завод (после убийства С.Кирова завод "Красный путиловец" переименовали в Кировский завод) получал с Ижорского завода, двигатели М-17 с завода № 26 (г.Рыбинск), радиаторы с завода № 34 (г.Харьков), коробки перемены передач с завода "Красный Октябрь" (г.Ленинград), баки и воздушные фильтры с завода № 7 (г.Ленинград), подшипники с Государственного подшипникового завода (г.Москва), приборы - манометры, термометры, спидометры, тахометры - с завода № 213 (г.Москва), радиостанции - с завода № 203 (г.Москва). В первые годы серийного производства (с 1933 по 1935 год) танки Т-28 имели множество недостатков, иногда весьма серьезных. Поэтому выпущенные машины долгое время задерживались военной приемкой, а в уже сданных приходилось устранять дефекты непосредственно в войсках, куда направлялись специальные заводские бригады. Кроме того, цех продолжал выпускать и прежнюю продукцию: краны, драги, прессы. Все это отвлекало и без того немногочисленные рабочие кадры. Лишь к началу 1936 года МХ-2 полностью освобождается от прежних заказов. К этому времени в конструкцию Т-28 было внесено более 700 крупных конструктивных изменений, окончательно отработаны чертежи и технология производства. В этот же период предпринимаются попытки модернизации Т-28. Осенью 1935 года в СКБ-2 начались работы по созданию его "скоростного" варианта. Планировалось улучшить скоростные и маневренные качества танка за счет переконструирования бортовых редукторов и коробки передач. Ведущим инженером новой машины, получившей индекс Т-28А, стал заместитель начальника СКБ-2 А.Ефимов. Первое испытание Т-28А прошел 11 сентября 1935 года. Он без труда разогнался до скорости 55,8 км/ч. После необходимых доработок в мае 1936 года комиссия под председательством командира 6-й тяжелой танковой бригады полковника Лизюкова провела очередные испытания "скоростной машины Т-28А", заводской индекс № С-910". В своем заключении комиссия отмечала, что "скоростная машина Т-28А по своим тактико-техническим и конструктивным свойствам является боевой и для эксплуатации в войсках вполне пригодной. Для прохождения среднепересеченной местности третья передача (46 км/ч при оборотах двигателя 1450 об/мин) должна быть нормальной эксплуатационной, а четвертая (55,8 км/ч при оборотах двигателя 1450 об/мин) должна быть резервной при движении по грунтовым дорогам и шоссе". С июня 1936 года скоростные танки Т-28А стали выпускаться серийно - до конца года их изготовили 52 единицы. В ноябре 1936 года на Т-28А с заводским индексом № 1551 была установлена трансмиссия измененной конструкции. На испытаниях этот танк показал рекордную скорость - 65 км/ч. Но в связи с готовившимся в 1937 году переходом Кировского завода на производство колесно-гусеничного танка Т-29 программа по Т-28 была резко сокращена (по сравнению с 1936 годом, в 2,5 раза), а с 1 января 1937 года выпуск Т-28А был совсем прекращен. 30 сентября 1936 года И.Халепский утвердил тактико-технические требования на разработку новых конических башен для Т-28. При этом правую пулеметную башню предполагалось вооружить двумя пулеметами ДТ, а левую 9 ДТ и 12,7-мм ДК.

При этом правую пулеметную башню предполагалось вооружить двумя пулеметами ДТ, а левую 9 ДТ и 12,7-мм ДК. Проекты таких башен, рассмотренные на заседании НТК АБТУ в марте 1937 года, признали неудовлетворительными. Затем, в связи с загруженностью СКБ-2 подготовкой к серийному производству танка Т-29, работы по коническим башням для Т-28 были свернуты. Чертежи разработали только в 1938 году, а в 1939-м Ижорский завод изготовил десять больших конических башен (малые пулеметные конические башни не изготовляли). Они устанавливались на танках во второй половине 1939 года. В начале 1937 года волна репрессий, терзавших Советский Союза, докатилась и до Кировского завода. Разжигались подозрительность, недоверие к инженерам и конструкторским кадрам, поощрялось доносительство. За бензин, случайно разлитый в траншее, арестовали И.Комарчева, возглавлявшего участок сборки танков Т-28, а затем и начальника СКБ-2 О.М.Иванова. Его обвинен и приговорен к расстрелу.

23 мая 1937 года начальником СКБ-2 был назначен присланный из Москвы военный инженер 2 ранга Ж.Я.Котин, до этого работавший в научно-исследовательском отделе Военной академии моторизации и механизации РККА. Так СКБ-2 приобрело в лице нового начальника талантливого организатора и администратора. Придя в КБ, Котин увидел немногочисленный, ослабленный репрессиями коллектив. Тем не менее, он быстро сумел наладить работу, назначив опытного конструктора Н.Халкиопова руководителем группы серийного производства Т-28. В течение 1937 года были обновлены комплекты чертежей Т-28, заново проведены расчеты ряда агрегатов и узлов. Все это позволило в следующем году довести выпуск танков до уровня 1936 года, а также значительно улучшить их качество. Правда, к тому времени уже стало ясно, что броня Т-28 не защищает от снарядов орудий противотанковой артиллерии. Поэтому СКБ-2 начало активные работы по проектированию новых толстобронных танков, завершившиеся постройкой двух опытных образцов - СМК и КВ.  Последний был принят на вооружение Красной Армии 19 декабря 1939 года. 30 декабря народный комиссар тяжелого машиностроения СССР В.Малышев подписал приказ № 254-с, в котором, в частности, говорилось: "Во исполнение постановления Комитета Обороны при СНК Союза ССР № 443-сс от 19/ХМ - 1939 года о производстве танков и бронемашин в 1940 году приказываю: Директору Кировского завода тов. Зальцману И.М. организовать на Кировском заводе производство танков KB, предварительно устранив все дефекты, обнаруженные при испытании... Танк Т-28, после выполнения заказа 1939 года, с производства снять, оставив на Кировском заводе ремонт и производство запасных частей к машинам Т-28".

Однако в январе-феврале 1940 года во время советско-финской войны было собрано из имевшегося задела корпусов и башен 13 танков Т-28. Один из них (без вооружения и большой башни) оставили на заводе в качестве опытной машины, а остальные передали в войска. Именно в ходе советско-финской войны стало очевидно, что советские танки имеют много недостатков, в том числе и недостаточное бронирование. После войны было решено усилить лобовую и башенную броню танка Т-28. Кроме обычных модификаций, у Т-28 был вариант командирского танка Т-28(В). Отличался он от других наличием радиостанции с рамочной антенной, установленной вокруг башни. К началу Великой Отечественной войны на вооружении Красной Армии состояло некоторое число танков Т-28, но к этому времени они устарели. Таким образом, использовались Т-28 только в самом начале войны.

 

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-34-76

 

Т-34 стал тяжелым ударом для германской армии. Созданный в развитие танков серии БТ, он обладал значительно более толстой броней, широкими гусеницами, мощным двигателем (аналогичным с танком БТ-8) и 76,2-мм (3-дм) пушкой с бронебойными возможностями. На 1941 г. он превосходил любой танк, состоявший на вооружении германской армии. Германское вторжение заставило перенести производство из Харькова и других промышленных центров в огромный производственный комплекс восточное Уральского хребта, известный как Танкоград. Т-34 выпускались тысячами – количество Т-34 всех модификаций, построенных в 1940—1945 гг., превышает 40 000. Т-34, строившийся в спешных темпах с недостаточной, по западным стандартам, отделкой, в конце концов оказался все же прекрасной боевой машиной. Ранние Т-34 имели двухместную сварную башню вытянутой шестигранной формы, тесную и с недостатком наблюдательных приборов у командира. Первые модификации имели короткоствольную 76,2-мм пушку, позже замененную на длинноствольную с большей бронепробиваемостью. Пришлось увеличить башню, установить для командира новые приборы наблюдения. Т-34-76 поздних партий имели литые стальные башни. Немцы в ответ на появление Т-34 разработали «Пантеру», но кроме того применяли, где могли, трофейные Т-34. Среди нескольких модификаций Т-34 был огнеметный танк с установкой огнемета в корпусе вместо лобового пулемета. Танки, выпускавшиеся в 1940 г., имели боевую массу 26,8 т и были вооружены 76-мм пушкой Л-11 образца 1939 г., длиной ствола 30,5 калибров. Противооткатные приспособления пушки были защищены оригинальной и только этому образцу танка свойственной бронировкой. Заметим при этом, что пушка не выступала за переднюю часть корпуса. Башня танка сварная из катанных броневых листов, боковые и задние стенки имели угол наклона к вертикали 30". В боковых стенках монтировались смотровые приборы, а в кормовой стенке башни имелась съемная, установленная на болтах броневая накладка. Она закрывала прямоугольное отверстие, через которое проводилась смена ствола пушки. Опыт боев показал, что это было уязвимым местом и впоследствии задняя стенка башни делалась сплошной. Замена ствола пушки стала осуществляться при поднятии кормы башни над корпусом. Позднее на части танков устанавливались литые башни с увеличенной до 52-мм толщиной брони. Танки первых выпусков (их называют иногда образца 1939 или 1940 года) имели носовую часть корпуса обтекаемой, только этим машинам свойственной формы. Верхний и нижний 45-миллиметровые броневые листы крепились гужонами (с головками впотай) к поперечной стальной балке. Оригинальной формы был люк с откидной крышкой для механика-водителя. В крышке имелся смотровой перископический прибор, а слева и справа от нее размещались дополнительные смотровые приборы, позволяющие водителю в определенных пределах вести обзор влево и вправо.  Траки гусениц остались старого образца, как и на БТ (но, разумеется, большей ширины – 55 см), гладкие, без развития. Кормовой лист корпуса съемный, на болтах, крепился к боковым стенкам. На крыше башни находился один большой люк трапециевидной формы. "Тридцатьчетверка", безусловно, превосходила в начале войны все танки противника по вооружению, защищенности и маневренности. Но и у нее были недостатки. "Детские болезни" сказывались в быстром выходе из строя бортовых фрикционов. Обзорность из танка и комфорт в работе экипажа оставляли желать лучшего. Лишь часть машин оснащалась радиостанцией. Надгусеничные полки и прямоугольные отверстия в корме башни (на машинах первых выпусков) оказались уязвимыми.  Наличие лобового пулемета и люка водителя ослабляли стойкость лобового броневого листа. И хотя форма корпуса Т-34 явилась объектом подражания для конструкторов на многие годы, уже у наследника "тридцатьчетверки "– танка Т-44 упомянутые недостатки были устранены. Дальнейшее совершенствование конструкции танка и модификации. С первых дней выпуска в конструкцию танка стали вноситься многочисленные изменения, целью которых было, по возможности, упростить и ускорить производство. По словам Ю. Е. Максарева, в конструкцию Т-34 в год вносилось до 3,5 тысяч крупных и мелких изменений.

До конца 1941 г. были внесены 770 изменений, упрощавших изготовление деталей, полностью отменена 5641 деталь (1265 наименований). Более чем в три раза была снижена трудоемкость обработки броневых деталей. Свои изменения вносил и каждый завод производитель. Таким образом, внешне (а лучше сказать, именно внешне) можно было в ряде случаев отличить танки выпуска различных годов и разных заводов. В отношении Т-34 у нас не принято было как, например, в Германии в то время относить танки разных серий к различным модификациям. В нашей литературе различают танки образцов 1940,1941,1942, 1943 гг. Имеются в виду в данном случае Т-34, вооруженные 76-мм пушкой. Теперь их принято обозначать как Т-34-76. Обратимся к танку образца 1941 г., хотя это чисто условное обозначение. Трудно сказать, когда именно и на каком заводе оформился Т-34 образца 1941 .  Эти машины стали вооружаться пушкой Ф-32 с длиной ствола 31,5 калибров. Перешли к безбалочному креплению передних краев лобовых броневых листов. Теперь они соединялись сварным швом. Изменилась форма бронировки откатных приспособлений пушки. По аналогии с машинами ранних выпусков стала устанавливаться литая башня, впрочем, сохранившая форму предыдущей - сварной. Изготовление литой башни облегчило производство и позволило увеличить выпуск танков. Изменилась форма люка в крыше башни. Люк механика-водителя получил прямоугольную форму с двумя отдельно стоящими в нем перископическими смотровыми приборами, прикрытыми броневыми заслонками. Водитель мог пользоваться любым из них (второй служил резервным на случай выхода из строя первого).  Ширина траков гусеницы была уменьшена с 55 до 50 см и они получили развитую поверхность. В результате улучшились маневренные свойства танка за счет лучшего зацепления гусениц с грунтом. Часть машин стала оснащаться опорными катками без "обрезинки" (резиновых бандажей), с так называемой внутренней амортизацией. Это делалось в целях экономии дефицитной резины, но приводило к быстрому изнашиванию резины внутренней амортизации и усложняло производство. Внутренняя амортизация катков не получила широкого распространения и в дальнейшем лишь периодически применялась на некоторых сериях разных заводов. Направляющие же катки потеряли обрезинку навсегда, в данном случае экономия оказалась к месту.  Боевая масса танка образца 1941 г. возросла. 1942 год принес новые улучшения в конструкции Т-34, направленные на повышение его боевой мощи, маневренности, а также упрощение конструкции. На танке ставились пушки либо Ф-32, либо Ф-34. Последняя длиной ствола 41,3 калибра. Баллистические характеристики Ф-34 были такими же, как и у знаменитой дивизионной пушки ЗИС-3 и пушки ЗИС-5 тяжелого танка КВ. Теперь уже ствол пушки выступал за переднюю часть корпуса. Боекомплект составлял 97 или 100 выстрелов. Для увеличения свободного объема в башне опоры цапф пушки были вынесены вперед за ее лобовую часть. Это и вызвало появление на ней выпуклой наделки. Литая башня получила шестигранную форму. На ее крыше было уже два люка – командира и заряжающего. Введена пятискоростная коробка передач (вместо четырехскоростной), что улучшило тяговые характеристики двигателя. Устанавливались более эффективные воздухоочиститель и всережимный регулятор топливного насоса. Катки употреблялись либо с обрезинкой, либо с внутренней амортизацией, как сплошные, так и облегченные, с ребрами жесткости, к тому же в разных сочетаниях.  Была установлена более мощная радиостанция 9-Р вместо 71-ТК-3, причем она теперь ставилась на всех машинах, а не только на командирских. Еще в конце 1942 г. на ЧКЗ было предложено оснастить Т-34 командирской башенкой, разработанной для экспериментального среднего танка KB-13. Ее стали устанавливать на танках выпуска 1943 г. Неподвижная башенка имела по основанию 5 смотровых щелей со стеклоблоками, а в крыше - перископический прибор наблюдения МК-4. В ней же – люк с крышкой, через который осуществлялась посадка наводчика (его тогда называли командир башни или башнер) и командира. Заряжающий имел свой круглый люк справа от командирской башенки, и тоже получил свой прибор МК-4 в крыше башни. На части танков ставилась новая литая башня более округлых очертаний. В 1943 г. было выпущено несколько сот огнеметных танков ОТ-34. На них вместо лобового пулемета был установлен огнемет АТО-41. Огневой выстрел (выброс зажигательной смеси - 60 процентов мазута и 40 процентов керосина) осуществлялся под давлением пороховых газов от сгорания обычного заряда к патрону 45-мм пушки, толкавших поршень в рабочем цилиндре огнемета. Дальность огнеметания достигала 60-65 м. (для специальной смеси - до 90 м.) по 10 л жидкости в каждом выстреле. Емкость резервуара – 100 л. Их хватало на 10 выстрелов. Существуют две причины того, почему Т-34 не стали оружием, решившим исход боев лета 1941 г. Первая – неверная тактика танкового боя у русских, практика распыления Т-34, применения их вместе с более легкими машинами или в качестве поддержки пехоты, вместо того чтобы, подобно немцам, наносить удары мощными бронированными кулаками, прорывать фронт противника и сеять хаос у него в тылу. Русские не усвоили основополагающего правила танковой войны, сформулированного Гудерианом в одной фразе: "Не распыляться – собирать все силы воедино". Вторая ошибка заключалась в технике ведения боя советских танкистов. У Т-34 имелось одно очень уязвимое место. В экипаже из четырех человек – водитель, стрелок, заряжающий и радист – не хватало пятого члена, командира. В Т-34 командир выполнял функции наводчика. Совмещение двух задач – обслуживание орудия и контроль за происходящим на поле боя – не способствовало ведению быстрого и результативного огня. Пока Т-34 выпускал один снаряд, немецкий Т-IV расходовал три. Таким образом, в бою это служило немцам компенсацией дальнобойности пушек Т-34, и, несмотря на прочную наклонную 45-мм броню, танкисты Панцерваффе поражали русские машины в траки гусениц и другие "слабые места". Кроме того, в каждой советской танковой части имелся только один радиопередатчик – в танке командира роты. В результате русские танковые подразделения оказывались менее мобильными, чем немецкие. Тем не менее, Т-34 оставались грозным и внушавшим уважение вооружением на протяжении всей войны. Трудно даже представить, какие последствия могло повлечь за собой массированное применение Т-34 в первые недели войны. Какое впечатление производила тактика применения немцами своих танковых частей на советскую пехоту, честно и вполне исчерпывающе описал противник Гудериана, генерал Еременко. В своих мемуарах он говорит: «Немцы атаковали крупными танковыми формированиями, часто танки несли на броне пехотинцев. Наша пехота была не готова к этому. С криками "Танки противника!" наши роты, батальоны и даже целые полки начинали метаться туда-сюда, ища убежища позади позиций противотанковых или полевых орудий, ломая боевые порядки и скапливаясь около огневых позиций противотанковой артиллерии. Части теряли способность маневрировать, боеготовность их падала, а оперативный контроль, связь и взаимодействие становились совершенно невозможными». Еременко ясно осознавал, в чем превосходство немецких танковых войск над советскими. И он сделал правильный вывод. Еременко издал строгий приказ – связывать боем танки противника: вести по ним сосредоточенный артиллерийский огонь, атаковать с воздуха бомбами, обстреливать из авиационных пушек и, сверх всего, применять ручные гранаты и новое средство ближнего боя, получившее у немцев, а потом и во всем мире название "коктейль Молотова" – бутылки с зажигательной смесью.

 

 

 

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-34-57

 

Т-34-57 — советский средний танк периода Великой Отечественной войны. От базового танка Т-34 отличался установкой в качестве главного вооружения противотанкового орудия большой мощности — 57-мм орудия ЗИС-4. В связи с этим, нередко классифицируется как танк-истребитель. Выпускался малой серией, некоторые его экземпляры приняли участие в битве за Москву и также были в резервах войск на Курской дуге.

 

 

История создания

Весной 1940 года в РККА возник вопрос о возможности улучшения вооружения КВ-1 и Т-34. 76-мм орудия были недостаточно сильны, поэтому в КБ предлагали установить орудия калибра 55-60 мм. Параллельно появилось новое мощное 57-мм противотанковое орудие ЗИС-2. Пушку приняли на вооружение в том же году, а руководитель КБ В. Г. Грабин начал прорабатывать варианты её установки на средний танк Т-28. В сентябре 1940 года маршал Г. И. Кулик выдал заказ на постройку новой модели танка Т-28 для данного орудия.

Работа велась медленно, так как параллельно производились 76-мм пушки Ф-34. Первый опытный образец Т-28 был собран в начале декабря, а в апреле 1941 года планируемое орудие  ЗИС установили и на Т-34. Испытания в целом были провалены, а пушку отправили на доработку. С заводов уже поступил другой вариант орудия под названием ЗИС-4, который показал отличные результаты, пробивая с максимальной дистанции броню толщиной 73-82 мм, а с минимальной броню толщиной 83-98 мм.

Пушку потом дополнительно доработали, увеличив длину ствола и добавив специальные противовесы массой 180 кг.

 

Боевое применение

Танк с данным орудием был назван Т-34-57. Производство планировалось начать летом 1941 года, но начало войны изменило эти планы. ХПЗ получил 21 орудие, СТЗ получил 20 пушек. Осенью 1941 года харьковский завод был эвакуирован, а часть работы передали заводу № 112, где в октябре надлежало построить 100 танков с новым орудием. Однако всего такие пушки получили только 10 машин, которые вошли в состав 21-й танковой бригады из Владимира. 14 октября 1941 года она прибыла на фронт и начала наступление на Калинин. За 4 дня боёв танки уничтожили 1000 солдат и офицеров, подбили 34 немецких танка, 210 автомашин, 25 противотанковых и 6 «термитных» орудий, а также разрушили 3 штаба группы армий «Центр». Но при этом погибли командир 21-го танкового полка 21-танковой бригады Михаил Лукин и командир 1-го танкового батальона Михаил Агибалов. 25 ноября 1941 года танковую бригаду Т-34-57 всё же уничтожили.

 

1.Старший политрук Гмыря был командиром танка-истребителя Т-34-57, который осенью 1941 года вышел из Тургиново к Волоколамскому шоссе. Завидев колонну грузовых автомобилей с немецкими солдатами, Гмыря открыл огонь и почти полностью уничтожил колонну, посеяв панику среди выживших.  Продолжая боевые действия, он двинулся к аэродрому, где несколькими выстрелами уничтожил бомбардировщик. Совместными усилиями авиации и артиллерии танк удалось подбить, однако Гмыря и его помощник сержант Ищенко прорвались к своим войскам.

2.  8 танков также находились в распоряжении 8-й танковой бригады Калининского фронта. Эти машины прибыли 19 октября 1941 г. и не имели боеприпасов, так что использовать их в боях не представлялось возможным.

 

Выпуск танков был приостановлен ввиду «избыточной мощности» пушек класса ЗИС. Только во время Курской битвы пушки вновь начали воевать ввиду того, что на фронте появился тяжёлый немецкий танк PzKpfw VI, известный как «Тигр». В принципе его возможно было подбить при помощи обычного 76-мм танкового орудия Ф-34, но вести бой с этим танком было слишком тяжело. Для уничтожения «Тигров» требовалось приблизиться на дистанцию до 200 метров и вести огонь по бортам или корме противника, причем используя подкалиберные боеприпасы. Обычно требовалось 5-6 попаданий в борт, чтобы вывести из строя «Тигр», в нижний бронелист подкалиберным снарядом он поражался на дистанции до 50-ти метров, что делало его практически неуязвимым при лобовой дуэли.  Потери со стороны средних советских Т-34-76 при столкновении с тяжелыми «Тиграми» были очень большими, хотя это и не принято было афишировать. Показательный пример — бой под Октябрьским, в котором около 30-ти Т-34-76 и 10-ти КВ-1 были направлены для того, чтобы окружить, подбить, а по возможности — и захватить новые немецкие танки, которые немецкое руководство по скоропалительному приказу Гитлера бросило в бой. Фюрера отговаривали от этого многие генералы, считая риск «неоправданным», ведь «Тигры» должны были стать «сюопризом для русских» в готовящейся операции «Цитадель». По некоторым данным, в этом противостоянии советской танковой группы против немецкой танковой бригады (три танка «Тигр», 2 штурмовые установки «StuG» и два бронетранспортера) потери с нашей стороны составили — 16 средних танков Т-34-76 и 4 тяжелых КВ-1, что говорит об огромном техническом превосходстве «Тигров» в огневой мощи и бронировании, особенно учитывая что сражались они в условиях флангового охвата.  В 1943 году последовало распоряжение вновь начать серийное производство танков-истребителей Т-34-57. В этот раз использовалось модифицированное орудие ЗИС-4М (от начального оно отличалось унифицированным затвором, более простым механизмом полуавтоматики и измененным креплением муфты в люльке орудия). Также ввели в боекомплект более мощный снаряд, пробивавший на расстоянии 1000 м броню толщиной 96 мм. Несколько орудий были уничтожены в результате выстрелов, однако производство не свернули. Всё же только три танка были отправлены на фронт в 100-ю особую танковую роту. С 15 августа по 5 сентября 1943 года танки проходили фронтовые испытания.  Серийное производство модифицированных Т-34-57 развернуто так и не было. Осенью 1943 года больший приоритет получили 85-мм орудия, так что все работы по 57-мм ЗИСам вскоре свернули. Тем не менее, производство самих 57-мм противотанковых пушек ЗИС-2 продолжалось и в 1944 году.

 

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-34-85

 

На рассвете 5 июля 1943 г. началась оборонительная операция Центрального,  Воронежского и частично Степного фронтов в районе Курско-Орловского выступа, впоследствии переросшую в Орловскую (операция "Кутузов") и Белгородско -Харьковскую (операция "Румянцев") наступательные операции войск Западного, Центрального, Брянского, Воронежского и Степного фронтов. В ходе летней кампании 1943 г. советское командование рассчитывало закрепить успехи зимних сражений 1942-1943 гг., нанести поражение основным силам войск немецкой группы армий "Центр"  и выйти к исходу лета 1943 г. на рубеж р. Днепр, прочно удерживая при этом стратегическую инициативу на всей протяженности советско-германского фронта.

 

Немецкое военное руководство планировало в течении лета 1943 г. в ходе операции "Цитадель"  нанести поражение советским войскам находящимся в районе  курского выступа с последующим их окружением, в результате чего перехватить стратегическую инициативу и в дальнейшем наступать на московском направлении. Обе стороны заблаговременно, с начала весны 1943 г. приступили к сосредоточению войск в предполагаемые  районы боевых действий, проводя при этом комплекс подготовительных мероприятий по инженерной подготовке ТВД, оперативному и материально-техническому обеспечению войск. Немецкое командование не без основания большие надежды возлагало на перевооружение своих танковых войск новыми образцами техники: тяжелыми танками PZ.VI "Тигр", средними танками Pz.V "Пантера" и 88 мм самоходными орудиями "Фердинанд" Sd.Kfz.184. Следует учитывать тот факт, что последняя модификация среднего танка Pz.IV - танк Pz.IVH мог не только на равных действовать против советского танка Т-34-76, но  кое в чем  превосходил последний. Всего в районе Курско-Орловского выступа немцам удалось сосредоточить 148 "Тигров", более 200 "Пантер", 90 "Фердинандов" и значительное количество другой бронетехники. Несмотря на сравнительно небольшое количество новых образцов, немцам удалось добиться на этапе летней кампании 1943 г. качественного превосходства над советскими автобронетанковыми войсками, основу парка которых составляли танки Т-34-76 (около 70%), тяжелые КВ-1 и легкие  Т-70. Основным преимуществом новых немецких танков являлась способность за счет мощного артиллерийского вооружения  надежно поражать советские танки с дистанций 1500-2000 м. Советские же Т-34 и КВ-1, вооруженные 76 мм пушкой Ф-34 могли ответить только на дальностях 400-500 м. Этим обстоятельством в основном объясняются непропорционально большие потери советских танковых частей в материальной части в ходе боев летом 1943 г. Нельзя сказать, что советские конструкторы бронетанковой техники и артиллерийского вооружения не предпринимали мер по дальнейшей модернизации танка Т-34. Существовал, начатый осенью 1942 г. проект нового среднего танка Т-43, в котором был устранен основной конструктивный недостаток Т-34 - недостаточный объем боевого отделения, значительно усилена (до 90 мм в лобовой части) броневая защита, но при этом вооружение оставалось прежним. В начале 1943 г. в ходе боев по прорыву блокады Ленинграда советскими войсками был захвачен практически неповрежденный тяжелый танк Pz.VI "Тигр". В ходе  испытаний трофейной машины проходивших 25-30 апреля 1943 г. на полигоне НИИ бронетанковой техники в Кубинке (Московская область) основная советская танковая пушка Ф-34 при обстреле "Тигра" показала крайне неудовлетворительные результаты, лучшие результаты показала 85 мм зенитная пушка обр. 1939 г. 52-К, которая с дистанции 1000 м уверенно пробивала лобовую (100 мм) броню "Тигра". По результатам испытаний "Тигра" ГКО СССР 5 мая 1943 г. принял постановление № 3289сс "Об усилении артиллерийского вооружения танков и самоходных установок", в котором перед Наркоматами вооружения (НКВ) и танковой промышленности (НКТП) ставилась задача по созданию и организации серийного производства новой танковой пушки с баллистикой 85 мм зенитной пушки 52-К. Еще в январе разработку 85 мм танковой пушки  начали  ОКБ артиллерийского завода № 9 (ныне ОАО "Завод № 9" г. Екатеринбург) под руководством известного советского конструктора артиллерийского вооружения Ф.Ф. Петрова,  Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) под общим руководством В.Г. Грабина, КБ артиллерийского завода № 92 под руководством  А.И. Савина. К концу мая - началу июня 1943 г. были готовы рабочие чертежи и опытные экземпляры 85 мм танковых пушек ОКБ завода № 9 - Д-5Т и ЦАКБ - С-50, созданная под руководством ведущих конструкторов В.Д. Мешанинова и В.А. Тюрина, С-53 конструкторов Т.И. Сергеева и Г.И. Шабарова. Представило свой образец под названием ЛБ-1 и КБ завода № 92. Работы по проектированию среднего танка на основе Т-34 с 85 мм пушкой одновременно развернулись в КБ заводов № 112 (г. Нижний Новгород) под руководством В.В. Крылова и № 183 (г. Нижний Тагил) под руководством М.А. Набутовского и А.А. Малоштанова. Вариант использования под новое орудие проектируемого танка Т-43 отпал сразу, т.к. установка 85 мм пушки избыточно перегрузила бы и без того "нелегкую" машину. Установка же нового орудия на шасси Т-34 потребовало создания новой, более габаритной башни и как следствие изменения конструкции боевого отделения и корпуса в целом, по причине увеличения диаметра погона башни с 1420 до 1600 мм. В свою очередь руководство ЦАКБ взялось установить 85 мм пушку С-53 в существующую двухместную башню Т-34, однако их усилия в этом направлении не увенчались успехом. В результате проведенных работ на заводе № 112 была создана двухместная башня под орудие Д-5Т с диаметром погона в 1600 мм, выполняя план завод успел к началу 1944 г. изготовить и сдать в войска около 100 единиц танков Т-34 с новой башней и пушкой Д-5Т. К тому времени по результатам испытаний орудие ЦАКБ С-53 было признано лучшим из представленных образцов и новый танк решено было оснащать именно этой пушкой. 1 января 1944 г. С-53 была принята на вооружение. КБ завода № 183 изначально ориентировалось на эту пушку, поэтому башня нижнетагильской разработки была рекомендована для серийного производства. Впрочем, на заводе № 112 выпустили некоторое количество танков с нижнетагильской башней, но с пушкой Д-5Т, установка которого не вызвала значительных затруднений. 23 января 1944 г. постановлением ГКО № 5020сс новый танк под названием Т-34-85 был принят на вооружение (соответственно, танки Т-34 с 76 мм пушкой стали называться Т-34-76). Несмотря на принятие танка на вооружение и подготовка его к серийному производству на профильных предприятиях НКТП, продолжались полигонные испытаний, в ходе которых проявились конструктивные недостатки противооткатных устройств (ПОУ) пушки С-53. Доработка ПОУ была произведена в КБ завода № 92 и с ноября 1944 г. орудие производилось под названием ЗИС-С-53. Конструкция корпуса, трансмиссии и двигателя Т-34-85 по сравнению с Т-34-76 не претерпели принципиальных изменений . Новая башня разработки КБ завода № 183 представляла собой фасонную отливку с амбразурами в передней части для установки орудия, пулемета и прицела с толщиной стенок 90 мм. В бортовых стенках башни имелись по одной с каждой стороны амбразуре для стрельбы из личного оружия экипажа, закрывающиеся броневыми заслонками. У танков ранних серий над амбразурами имелись смотровые щели. Крыша башни изготовлялась из броневого листа толщиной в 20 мм и крепилась к корпусу посредством сварки. На крыше башни слева ближе к корме устанавливалась цилиндрическая командирская башенка (конструкция на танках произведенных на разных предприятиях могла различаться). По периметру командирской башенки устраивались пять смотровых щелей, прикрытые триплексом. На крыше башенки устанавливался двухстворчатый (после 1945 г. - одностворчатый люк) и командирский смотровой прибор МК-4. На крыше башни справа от командирской башенки находился люк заряжающего и два прибора МК-4 наводчика и заряжающего.Башня была оборудована механизмом поворота с электроприводом. Рабочие место командира танка располагалось слева от пушки в корме башни, наводчик находился также слева от орудия, впереди командира, рабочее место заряжающего было расположено справа от орудия. остальные члены экипажа располагались также как и на Т-34-76. В башне на танках ранних выпусков устанавливалась 85 мм танковая пушка Д-5Т, с марта по июль 1944 г. С-53, впоследствии - ЗИС-С-53. Орудие представляло из себя танковую артиллерийскую систему со стволом- моноблоком. Затвор клиновой, вертикальный, полуавтоматика копирного типа. ПОУ включали в себя гидравлический тормоз откатных частей веретенного типа, накатник гидропневматического типа и располагались внизу ствола. Боекомплект орудия состоял из 85 мм выстрелов зенитной пушки 52-К и насчитывал 55 снарядов, расположенных в боеукладках. Применялись выстрелы с осколочными снарядами О-365К, бронебойные калиберные со снарядами БР-365 и БР-365К, бронебойные подкалиберные со снарядом БР-365П. В боекомплект входили 36 осколочных выстрела, 14 калиберных бронебойных и 5 подкалиберных. Пулеметное вооружение как и прежде состояла из двух 7,62 мм пулеметов ДТ, один из которых устанавливался в башне справа от орудия, другой - на шаровой установке в лобовом листе корпуса справа от механика-водителя, на рабочем месте стрелка-пулеметчика. Для наведения орудия в цель использовался телескопический прицел ТШ-16. Танк оборудовался приборами наблюдения МК-4. В башне танка устанавливалась коротковолновая радиостанция 9-РМ, обеспечивающая двухстороннюю связь на дальности 15-20 км. Серийное производство Т-34-85 было организовано на заводах № 112 (с декабря 1943 г.), № 183 (с февраля 1944 г.), № 174 (г. Омск, с июня 1944 г.). Всего за годы войны с 1943 по 1945 гг. на этих трех предприятиях было изготовлено около 24 000 Т-34-85, из них 274 командирских танков с радиостанцией РСБ-1 (РСБ-ФЗТ) и 330 ОТ-34-85 с  огнеметной установкой . Серийное производство танка продолжалось на заводах № 183 и № 174 до 1946 г., а на заводе № 112 - до середины 1950 г. Всего за послевоенные годы было выпущено около 4500 танков Т-34-85. В годы войны около 500 танков были переданы в польские и чехословацкие формирования на территории СССР. Небольшое количество новых тридцатичетверок использовались вермахтом и его союзниками. С 1951 по 1958 гг.  Т-34-85 выпускался в Чехословакии на заводе ЧКД. С 1952 по 1959 - производство танка было налажено в Польше на заводе Burnar Labedy. Всего в Чехословакии было произведено 3150 танков и модификаций на его основе, В Польше - 1380. Танк составлял основу советского танкового парка до середины 50-х годов прошлого века и официально снят с вооружения Российской Армии только в 1993 г. Поставлялся на экспорт в страны - участницы организации Варшавского договора, а также  в Албанию, Австрию, Афганистан, Алжир, Анголу, Вьетнам, Гвинею, Гвинею-Биссау, Египет , Зимбабве, Ирак, Йемен,  Кубу, КНДР, Китай, Кипр, Конго, Лаос, Ливию, Монголию, Мали, Мозамбик, Никарагуа, Намибию, Сирию,  Сомали, Судан,  Того, Финляндию, Экваториальную Гвинею, Эфиопию, Югославию. Благодаря своим уникальным боевым и эксплуатационным качествам до сих находится на вооружении армий Боснии и Герцеговины, Вьетнама, Гвинеи, Йемена, КНДР,  Кубы, Лаоса, Мали и Намибии. Танк участвовал во всех более или менее значимых вооруженных конфликтах и войнах после второй мировой войны. На основе Т-34-85 разработаны и серийно производились самоходная артиллерийская установка СУ-100, самоходный поворотный кран СПК-5 и СПК-5/10, эвакуационный танковый тягач Т-34-Т.

 

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-44

 

Испытания прототипа прошли в январе 1944 г. и закончились в целом успешно. Машина почти полностью оправдала все ожидания. Лишь скорость движения танка не превысила 52 км/ч (по проекту предусматривалось достижение скорости движения не менее 56 км/ч). По проходимости же Т-44 не уступал "тридцатьчетверке", а в ряде случаев даже превосходил ее (за счет более мощного двигателя). Испытания корпуса обстрелом показали, что по фронтальной проекции он не пробивается трофейной "75-мм противотанковой пушкой обр. 40" (РаК 40) с дистанции от 300 м, а с дистанции 700 м и более (дальность наиболее эффективного огня по немецким танкам) - неуязвим и для 88-мм орудия танка "Тигр". Однако борт танка пробивался и 75-мм и 88-мм орудиями с дистанции соответственно 600 и 900 м. Управление Т-44 стало более удобным, чем Т-34, а надежность трансмиссии повысилась. За время испытаний в январе-марте 1944 г. танк "накатал" по заснеженным просторам около 1100 км без серьезных поломок, чем заслужил всеобщую похвалу. После испытаний обстрелом было выдвинуто предложение об увеличении толщины брони бортов танка с 60 до 75 мм, а башни - до 90 мм.  В феврале 1944 г. были изготовлены два эталонных Т-44, вооруженных соответственно 85-мм пушкой Д-5Т и 122-мм пушкой Д-25Т-44. Эти машины предполагалось использовать в качестве образцов при организации серийного производства. В частности, на них были установлены дизели не В-2-УМ (520 л.с), а выпущенные на Кировском заводе дизели В-2-ИС, специально приспособленные под более тесное силовое отделение Т-44.

Выхлопные патрубки, оканчивавшиеся на прототипе короткими отражательными козырьками - "шайбами", теперь выводились в прямоугольный выхлопной короб, который отводил горячие выхлопные газы в область кормы танка. Боеукладка танка претерпела изменения и превратилась в удобный для работы заряжающего стеллаж.  Два эталонных танка Т-44 испытывались совместно с Т-34 и трофейной "Пантерой" в феврале-марте 1944 г. и продемонстрировали свои преимущества не только в плане боевых качеств, но также в отношении надежности механизмов и узлов. Помимо этого, Т-44 был легче обоих указанных образцов, а его броневая защита в лобовой части оказалась не хуже немецкой кошки. При этом вооружение нового танка оказалось на уровне тяжелого танка ИС и немецкого "Тигра" и могло быть еще усилено установкой новой башни.  В конце марта третий изготовленный образец Т-44 был перевооружен новой 85-мм пушкой С-53 вместо Д-25-44. Мартовские испытания его вооружения увенчались успехом, но неожиданно сломался двигатель и государственные испытания Т-44 вновь были отложены.  Вскоре Т-44 были отремонтированы и с апреля по август проходили "огонь, воду и медные трубы" на полигонах. Производители и конструкторы внимательно изучали их, пытаясь еще более удешевить конструкцию и улучшить надежность работы агрегатов.  Запланированные на май 1944 г. изготовление и испытание "улучшенного" танка Т-44А с пушкой С-53 и Т-44-100 с пушкой Д-10 не состоялись по причине отсутствия затребованных у Кировского завода дизелей и работ по постановке на УВЗ валового выпуска Т-34-85. В июне 1944 г. были изготовлены два эталонных экземпляра Т-44 с двигателем В-2-34М и пушками С-53, но эти танки в основном повторяли конструкцию февральской машины, отличаясь от нее в некоторых деталях.  Эталон Т-44А "улучшенного" был готов к августу 1944 г. Для нового танка была подана цельнолитая башня улучшенной защиты (лоб - 110 мм, борт - 80 мм), 85-мм пушка С-53, а лобовую броню корпуса довели до 90 мм. Но недостаточно мощный двигатель, установленный в этот танк, и не монолитное дно (в котором было прорезано окно, прикрытое сравнительно тонкой крышкой) снижали боевые характеристики танка, но работы над машиной продолжались. Тем временем для скорейшего освоения серийного производства танка Т-44 в Харьков из Кирова прибыл экспериментальный цех завода № 38 и имевшееся там КБ под руководством создателя СУ-76 М. Щукина. К 10 октября 1944 г. в распоряжении НКТП было 6 танков Т-44 (три прототипа, два танка Т-44 и один Т-44А), из них один (Т-44А)

использовался для опытных работ, два (Т-44 с пушками С-53 и двигателями В-2-34М) находились в Кубинке, где до конца года прошли более 2500 км и три прототипа находились на испытательном полигоне УВЗ, где до конца 1944 г. прошли около 3000 км.

В сентябре на Т-44А была опробована планетарная трансмиссия, а 30 октября на танк был установлен дизель В-2-44, только что полученный с Кировского завода. Его испытания завершились успешно. Тогда же харьковский завод № 75 начал работы по сборке первого серийного Т-44А. Производство узлов танка началось в Харькове в конце сентября 1944 г., но поскольку корпуса и башни поступали с УВЗ, а дизели с ЧКЗ - харьковчане до 1 декабря 1944 г. постоянно боролись с "дефицитом". Тем не менее до 10 января 1945 г. здесь было выпущено 25 танков Т-44А (по отчету наркомата - 23 машины приняты заказчиком), поступивших в танковые учебные заведения. С 1 декабря 1944 г. производство танков Т-44А, ведущееся в Харькове под названием "Т-44 первой серии", пошло ритмично.

 

Схема бронирования Т-44 (1-ая модификация)

Но А. Морозов не хотел останавливаться на достигнутом. Так как все испытания обстрелом выявляли на корпусе одну и ту же ахиллесову пяту - башенку водителя (которая на Т-44А хоть и уменьшилась донельзя, но все равно ухудшала прочность лобового листа), то еще в сентябре 1944 г. Было принято решение по ее ликвидации. Одновременно были внесены изменения в технологию изготовления корпуса. 20 ноября 1944 г. был закончен сборкой первый опытный танк получивший название Т-44Б. Он имел упрощенный броней корпус с монолитным листом, упрочненным дном, новую двигательную установку В-2-44 с системой охлаждения и питания, орудие ЗИС-С-53 с увеличенным боекомплектом В конце ноября начались его заводские испытания, продлившиеся в течение месяца. Перед новым 1945 г. танк был отправлен на НИБТполигон для проведения государственных испытаний, которые завершились в целом успешно и 1 марта распоряжением по НКТП на заводе № 75 (г. Харьков) началось серийное производство танка Т-44 "валовой серии" (Т-44Б). Согласно планов НКТП до конца 1945 г. должно было быть изготовлено 850 шт. Т-44Б при общем заказе 1200 боевых машин.

Но первые танки, сдаваемые заводом еще считались "ограниченно годными", так как некоторые новинки в серии еще не обеспечивали надежной работы танка (МП, торсионные валы, бортовые передачи). И потому вплоть до конца мая Т-44 сдавались лишь в учебные подразделения, тогда как завод продолжал "вылизывать" их в производстве. Лишь в июне первая партия новых танков была признана "полностью удовлетворяющей заданию" и отгружена в войска, а в августе танковая часть, оснащенная новыми машинами, отправилась на Дальний Восток в действующую армию. Но в боях они участия не принимали.  В конце 1945 г. КБ Наркомсудпрома завершило изготовление системы стабилизации в вертикальной плоскости для 85-мм танковой пушки С-53 (пушка ЗИС-С-53 не подходила для этой цели, так как имела сравнительно большой момент инерции из-за более толстых стенок ствола). Эта система была смонтирована заводом № 112 в башне Т-34-85, но работала ненадежно. Кроме того, силовые приводы к орудию загромождали и без того тесную башню Т-34.  После доработки конструкции стабилизатора распоряжением по НКТП одно из двух орудий, оснащенных им, было передано на УВЗ, где ее смонтировали в опытный Т-44. Правда, прибывший на завод представитель предприятия-изготовителя не смог оказать необходимой помощи, тем более что УВЗ в то время имел фактически только название экспериментального цеха. На заводских испытаниях стабилизатор орудия танка Т-44 вышел из строя и не мог быть починен имевшимися силами. Работы над усовершенствованием Т-44 продолжались до конца 1945 г., когда было принято окончательное решение о прекращении работ по данному танку. Но, несмотря на то, что распоряжение о прекращении серийного выпуска Т-44 датировалось 26 октября 1945 г., в ноябре того же года его ограниченное производство было продолжено. Всего до окончательного завершения производства в 1947 году армия получила 1823 танка Т-44.

 

Схема бронирования Т-44

 

Модификации Т-44

Параллельно велись также работы по перевооружению готового к серии Т-44Б 100-мм пушкой. Весной-летом 1945 г., в КБ завода № 183 были проведены опытные работы по усилению огневой мощи танка Т-44. Они были вызваны уже проведенными испытаниями танка "ездящей лаборатории" - Т-34-100, вооруженного пушками Д-10, ЗИС-100 и ЛБ-1. Первый опытный Т-44-100 получил орудие Д-10Т КБ Ф. Петрова. Несмотря на отрицательный результат подобного действа с Т-34, Т-44, по мнению военных, мог рассчитывать на успех, так как танк имел более низкую линию огня. Но испытания Т-44-100 с орудием Д-10 также закончилось неудачно. Танк, подобно Т-34-100, раскачивался при выстрелах, сбивая наводку; после интенсивных стрельб башенный погон получил небольшой люфт, не удавалось нормально уравновесить орудие в цапфах. Несколько позднее на испытания вышел Т-44-100, вооруженный орудием ЛБ-1 с зенитной пулеметной турелью для  ДШКТ и навесными бортовыми противокумулятивными экранами по типу установленных на немецких танках PzKpfw III и PzKpfw IV. Испытания танка закончились в целом успешно, но впечатление о нем портило наличие на стволе орудия дульного тормоза.  Таким образом, чуда не произошло, и ни один из танков типа Т-34-100 и Т-44-100 допущен до государственных испытаний не был... Но результаты испытаний башни Т-44В на шасси Т-34 очень пригодились при рождении следующей машины.

 

Схема бронирования Т-44-100

 

От Т-44 к Т-54

Итак, зимой 1944-1945 гг. на заводе № 75 в серийном производстве стоял танк Т-44, который хоть и показывал хорошие результаты, но по особому мнению Полигона, выраженному полковником Сычом, "не давал значительного выигрыша перед танком Т-34-85 как с точки зрения бронирования, так и вооружения"... Изучая в конце 1944 г. данные по обстрелу корпуса Т-44 из немецкой 88-мм противотанковой пушки обр. 1943 г. и рекомендации НИИ-48, А. Морозов принял решение, что для надежного предотвращения пробития корпуса Т-44 всеми типами немецкой противотанковой артиллерии необходимо поднять толщину лобовой брони до 110 мм, а бортовой до 90 мм.

Это увеличивало массу танка до 33-34 т и снижало удельную мощность до 14,9 л.с./т., но в совокупности с новой трансмиссией позволяло все же надеяться на неплохие эксплуатационные характеристики. Поскольку практическая неуязвимость такого танка с курсовых углов ±30° делало его весьма привлекательным с точки зрения его практического применения даже с условием возможного снижения максимальной скорости движения.

Уже в декабре 1944 г. был предложен проект улучшенного танка Т-44В.

От своих старших братьев он отличался усиленной подвеской, более толстой броней корпуса (до 110 мм в лобовой части), улучшенной башней (с лобовой броней 130 мм, а бортовой - 90 мм), вооруженной 100-мм орудием Д-10Т. Изготовление первого Т-44В планировалось совершить в феврале 1945 г. Башня нового танка с вооружением из различных 100-мм орудий Д-10, ЗИС-100/ЛБ-1, как уже отмечалось, прошла испытания возкой и стрельбой на специально приспособленном корпусе и шасси танка Т-34-85.

Помимо нового вооружения в Т-44В предполагалось ввести также планетарную трансмиссию, испытанную на втором опытном экземпляре Т-44А улучшенную систему пожаротушения, более мощный двигатель с новой системой охлаждения и т.д. Анализ перечня необходимых изменений и улучшений показал, что их реализация сравнима по затратам по разработке и изготовлению абсолютно нового танка. И действительно, вскоре после внесения оговоренных изменений в проект танк Т-44В был переименован в Т-54.  Т-44 не демонстрировали на военных парадах на Красной площади, не попал он и на страницы военных газет и журналов. Требования глухой секретности последнего года войны не позволяли открывать существование новой машину врагу и тогдашним союзникам, а "тигров" и "пантер" неплохо добивали Т-34 и тяжелые ИСы.

Как когда-то Т-34 открыл новую страницу в создании перспективного образца танка 40-х гг., так и Т-44 стал заметной вехой в разработке машин следующего поколения. Танк такого же класса - М48 "Паттон" - появился в армии США только в 1952 г. Он весил 44 т, имел орудие калибра 90 мм и такую же, как у Т-44, максимальную скорость движения, а по высоте был на 300 мм выше его. К тому времени Т-44 уже не являлся основным средним танком Советской армии, но еще стоял на вооружении.

В 1961 году агрегаты двигателя, силовой передачи и ходовой части Т-44 унифицировали с теми, что были на Т-54, еще через пять лег оснастили стабилизатором вооружения в двух плоскостях, после чего танк получал соответственно индексы Т-44М и Т-44С. На базе Т-44М выпускали артиллерийские и танковые тягачи, инженерные машины, но в историю отечественных бронетанковых сил он вошел как предшественник большого семейства средних танков.

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-54

 

Средний танк Т-54 - это первый серийный советский массовый танк послевоенного выпуска. Разработан в 1945-1946 годах в КБ-520 завода № 183 (Нижний Тагил) на базе корпуса, трансмиссии и ряда других технических решений среднего танка Т-44. При проектировании изначально задавались более высокие тактико-технические характеристики, чем у Т-34 и Т-44, а также учитывался опыт Второй мировой войны. Принят на вооружение Советской Армии в 1946 году. Серийное производство танков Т-54 разных модификаций осуществлялось с 1947 по апрель 1959 года на трех заводах Министерства транспортного машиностроения: №183 в Нижнем Тагиле, №75 в Харькове и №174 в Омске.

Средний танк Т-54При этом последний главным образом занимался изготовлением различных боевых и специальных машин на базе танка Т-54: САУ, ЗСУ и инженерной техники. На заводе №75 параллельно с танком осуществлялся серийный выпуск тяжелого артиллерийского тягача АТ-Т на его базе. Причем в отдельные периоды объем выпуска тягачей превышал выпуск танков. Точное количество выпушенных танков указать затруднительно. Можно говорить примерно о 17-17.5 тыс. изготовленных танков Т-54.

По советской лицензии производство танка Т-54А осуществлялось в Польше и Чехословакии.

В Польше танки Т-54А выпускались заводом Bumbar-Labedy в г. Гливице с 1956 до конца 1963 года. За время производства в Польше изготовили около 3 тыс. танков Т-54А и Т-54АМ. Чехословакия получила лицензию на производство танков Т-54А в 1958 году. Их производством занимался завод ZTS (Zavod Trucanske Strojarne) в Г.Мартин в Словакии. До 1964 года из его цехов вышли около 2.5 тыс. боевых машин.

Танк Т-54 имеет классическую компоновку с задним расположением моторно-трансмиссиоиного отделения. Корпус сварен из броневых катаных листов и имеет острую носовую часть и вертикальные борта. Днище для увеличения прочности имеет корытообразную форму (редан). Монолитный верхний лобовой лист корпуса имеет толшину 120 мм и расположен под углом 60° к вертикали. Толщина брони бортов корпуса составляет 80 мм, крыши и днища корпуса — 30 и 20 мм соответственно.

Башня — литая, крупногабаритная, с вварной крышей и обратным скосом снизу по всему периметру. Толщина ее лобовой части 200 мм. Поворотный механизм башни с электроприводом управляется с помошью контроллера наводчиком, а с помошью системы командирского управления — командиром.

Средний танк Т-54100-мм пушка Д-10Т была спарена с 7.62-мм пулеметом СГ-43. Углы вертикального наведения пушки — от -5" до +18". Прицел спаренной установки — ТШ-20, телескопический, шарнирный. Два пулемета СГ-43 смонтированы в броневых коробках на надгусеничных полках, неприцельный огонь из них ведет механик-водитель. Над люком заряжающего на турели аналогичной применявшимся на танках ИС-2 и ИС-3 устанавливается 12,7-мм зенитный пулемет ДШК с коллиматорным прицелом К10-Т. Углы вертикального наведения пулемета от -4,5" до +82". Боекомплект танка включает 34 унитарных 100-мм выстрела (20 — в отделении управления справа от механика-водителя. 14 — в боевом отделении), 200 патронов калибра 12.7 мм н 4500 патронов калибра 7.62 мм.

Приборы наблюдения: командира, наводчика и заряжающего — перископические типа МК-4. Механик-водитель для наблюдения за полем боя располагает двумя приборами МК-4, установленными под утлом 165° друг к другу.

На танке Т-54 установлен двигатель В-54 мощностью 520 л .с. Для максимального сокращения размера занимаемого МТО по длине машины, двигатель установлен поперек корпуса и соединен с коробкой передач повышающим редуктором — так называемой "гитарой". Топливные баки емкостью 520 л располагаются в боевом отделении и отделении управления. На надгусеничных полках установлены дополнительные баки цилиндрической формы не подсоединенные к системе питания двигателя. Запас хода танка 110 топливу составляет 330 км.

Коробка передач танка — пятиступенчатая, с двумя инерционными синхронизаторами. В качестве механизма поворота применены двухступенчатые планетарные механизмы. обеспечивающие получение двух расчетных радиусов поворота. Бортовые передачи — однорядные. Ведущие колеса — литыe со съемными зубчатыми венцами. Зацепление — цевочное.

В ходовой части с каждого борта имеется пять сдвоенных обрезиненных опорных катков. Механизм натяжения — червячного типа. Гусеница мелкозвенчатая, стальная, с открытым шарниром. Ширина гусеницы — 500 мм. Подвеска опорных катков индивидуальная торсионная, в узлах подвески первого и пятого катков каждого борта установлены лопастные гидравлические амортизаторы.

Электрооборудование танка выполнено по однопроводной схеме, напряжение 24 В, четыре аккумуляторные батареи соединены параллельно и последовательно, генератор имел мошность 1,5 кВт, стартер — 15 л.с.

Средства связи состояли из радиостанции 10-PT-26 и переговорного устройства ТПУ-47 на четыре абонента. На танке имелась противопожарная углекислотная установка автоматического типа. Для постановки дымовой завесы на корме танка крепились две дымовые шашки МДШ, оборудованные системой дистанционного запалa и сброса.

 

Модификации:

Т-54-1 (объект 137. Т-54 обр. 1946 г.) — первый серийный вариант. Серийное производство с 1947 по 1949 год. Изготовлено 769 единиц.

Т-54-2 (Т-54 обр. 1949 г.) — литая башня полусферической формы с узкой амбразурой и с обратным скосом только в кормовой части, курсовой пулемет СГ-43 в лобовом листе корпуса (пулеметы на надгусеничных полках изъяты), новая турель зенитного пулемета, лобовой лист корпуса толщиной 100 мм, изменения в агрегатах силовой установки и трансмиссии, гусеница шириной 580 мм. Боевая масса 35,5 т. Серийное производство c 1949 по 1951 год. Изготовлены 2573 единицы.

Т-54-3 (Т-54 обр.1951 г.) — литая башня полусферической формы без обратных скосов, прицел ТШ-2-22 с переменным 3,5 и 7-кратным увеличением, улучшенная пылезашита агрегатов танка. Серийное производство с 1952 по 1954 год.

Т-54К — командирский вариант. Оснашен дополнительной радиостанцией, навигационной аппаратурой и зарядным устройством. Боекомплект пушки уменьшен.

ОТ-54 (объект 481, 1952 г.) - огнеметный танк. Вместо спаренного пулемета установлен автоматический пороховой огнемёт АТО-1. Запас огнесмеси 460-470 л. дальность огнеметания 160 м. Боекомплект пушки — 19 выстрелов, пороховых патронов к огнемёту — 20, патронов к пулеметам; СГМ-43 — 1500, ДШК — 200. Боевая масса 36.45 т.

Т-54А (объект 137Г, 1955 г.) -электрогидравлический стабилизатор пушки в вертикальной плоскости СТП-1 «Горизонт», пушка Д-10ТГ с эжекционным устройством для продувки канала ствола, автоматизированный электропривод поворота башни с дублированным управлением, прицел ТШ-2А-22. ИК-прибор водителя ТВН-1, радиостанция Р-113. ОПВТ. Серийное производство с 1955 по 1956 год.

Т-54АК — командирский вариант Т-54А. Дополнительная радиостанция Р-112, навигационное оборудование ТНА-2 и зарядное устройство АБ-1-П/30.

Т-54Б (объект 137Г2, 1956 г.) -двухплосткостной стабилизатор вооружения СТП-2 "Циклон", пушка Д-10Т2С (или Д-10Т с противовесом на дульном срезе ствола), вращающийся пол боевого отделения. ИК-прицел ТПН-1-22-11 (до апреля 1959 г. ИК-осветитель прицела Л-2 устанавливайся на стволе пушки, затем - на башне), ИК-прибор водителя ТВН-2. Серийное производство с 1956 по 1959 год. В дальнейшем, мри модернизации на танк установили двигатель В-55 мощностью 580 лс, опорные катки Т-55, гусеницы с РМШ, прицел ГШ-2Б-32, радиостанцию Р-123, боеукладку на 43 выстрела, лазерный дальномер КДТ-1 (на части машин). Некоторое количество машин оборудовали под установку универсальных плавсредств ПСТ-У и ПСТ-63.

Т-54БК — командирский вариант Т-54Б. Дополнительная радиостанция Р-112, навигационное оборудование ТНА-2 и зарядное устройство АБ-1-Г1/30.

Т-54М (обьект 137М. 1977 г.) -модернизированный вариант танка Т-54. Двухплоскостной стабилизатор СТП-2, ИК-прицел ТПН-1. прицел ТШ-2Б-32, радиостанция Р-123. двигатель В-55. гусеницы с РМШ, ОПВТ, боеукладка на 43 выстрела, на части машин лазерный дальномер КДТ-1 и опорные катки от Т-55.

Т-54МК — командирский вариант Т-54М. Дополнительная коротковолновая радиостанция Р-130М, зарядный агрегат АБ-1-П/30 и навигационное оборудование ТНА-4.

Т-54АМ — модернизированный вариант танка Т-54А по той же программе, что и Т-54.

 

Производство танков Т-54 завершено. Танки Т-54 различных модификаций активно использовались в локальных войнах и военных конфликтах, в том числе на Ближнем Востоке и в Индокитае. В составе Советской Армии в боевых действиях не участвовали. Использовались в советских танковых частях при вводе войск в Венгрию в 1956 году и в Чехословакию в 1968 году.

Согласно данным, заявленным советской стороной на венских переговорах по ограничению обычных вооружений в Европе, в 1990 году на европейской части территории СССР, а также в войсках, дислоцированных в Восточной Европе, находилось 1379 танков Т-54Б. Т-54М и Т-54МК. В 1994 году эти танки были сняты с вооружения Российской Армии.

По состоянию на 1 января 2010 года танки Т-54 различных модификаций находятся на вооружении (данные ориентировочные) в Алжире, Анголе, Армении (8 ед.), Бангладеш, Боснии и Герцеговине (12 ед.), Вьетнаме. Гвинее (8 ед.), Египте (на хранении), Иране, КНДР, Ливии, Мозамбике (более 60 ед. на 2007 г.). Монголии. Перу. Конго, Руанде, Сирии.

 

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

 

Средний танк Т-55

 

В начале 60-х годов прошлого столетия в Советском Союзе, во время тестирования ядерного оружия, неоднократно проверялось влияние поражающих факторов атомных взрывов на всяческие виды боевой техники. В ходе неоднократных испытаний было доказано, что танк может в значительной степени ослабить действие ударной волны и приникающей радиации, а также полностью защитить экипаж от светового излучения. Но здесь были некоторые нюансы. Даже на значительном расстоянии от эпицентра ядерного взрыва, башня Т-54 застопоренная в походном положении, разворачивалась на 90 градусов. Стопор башни при этом выламывал погонные зубья и приводил танк в полную небоеспособность.

На расстоянии до 300 метров от эпицентра взрыва мощностью до 15 килотонн Т-54 выходил из строя. На больших расстояниях он оставался исправным, но подопытные животные, использующиеся в ходе испытаний вместо членов экипажа, погибали даже на удалении до 700 метров от точки взрыва. Так встал вопрос о необходимости создания автоматической системы, обеспечивающей противоатомную защиту. Вскоре советские конструкторы разработали такую систему, но для ее установки на машину Т-54 необходимо было коренным образом модернизировать ее. Танковое конструкторское бюро, базирующееся на заводе №183, уже имело разработки по существенному повышению боевых и технических характеристик танка. В результате было принято решение внедрить одновременно все новшества и оформить эту работу не как доработку модели Т-54, а как создание принципиально новой боевой машины. Так появился танк Т-55, фото которого узнают во всем мире. На вооружение машину приняли в конце мая 1958 года.

 

Характеристика:

По сравнению с версией Т-54Б, внешний вид, компоновка, и устройство танка Т-55 практически не изменились. Боекомплект пушки увеличили до 43 выстрелов, а пулеметов – до 3500 патронов. Двигатель танка Т-55 развивал мощность в 580 л. с. Были внедрены планетарные бортовые передачи. Танк Т-55 достигал скорости в 50 км/ч. Объем топливной системы увеличили до 960 литров, а запас хода возрос до 500 км. Систему питания дооборудовали блоками-стеллажами. На танк было установлено автоматическое противопожарное оборудование, система ПАЗ, а вместо дымовых шашек – термодымовое оборудование многократного действия. Были применены: модернизированные приборы ночного видения, оборудование подвижного вождения и гирополукомпас модели ГПК-48. Воздушный компрессор обеспечивал основной запуск мотора воздухом. Срок гарантийной службы машины был увеличен до 2 тысяч километров, в то время как у предшественника он был вдвое меньше.

С 1960 года танк Т-55, характеристики которого не единожды дорабатывались, стали оборудовать гирополукомпасом ГПК-59 и прицелом ТШ-2Б-32П. В 1970 году на машину был установлен пулемет ДШК, а в 1974 году – лазерный дальномер КДТ-1. Кроме приобретений, были и некоторые потери, по сравнению с моделью Т-44. В частности, зенитный пулемет калибром 12,7 пришлось изъять. Он плохо показал себя в сражении с низколетящими реактивными самолетами, а боевых вертолетов в то время еще не было. Но с 1970 года Т-55 вновь оснастили зенитным крупнокалиберным пулеметом ДШКМ.

 

Танк Т-55: модификации

Вскоре на вооружении стран НАТО появились новые танки, обладающие улучшенными характеристиками защищенности и боевой мощи. Советские танкостроители были вынуждены усовершенствовать танк Т-55. Модернизация впервые состоялась в 1961 году. В результате появилась версия Т-55А. От базовой она отличалась лучшими показателями защиты. Кроме того, для танковой пушки калибром 100 мм разработали усовершенствованные бронебойные снаряды. В 1983 году на основе боевого опыта, полученного во времена войны в Афганистане, модель танка Т-55 подверглась глубокой модернизации. Так на свет появились версии танка с дополнительными индексами «М» и «АМ». Ценой умеренных затрат конструкторы смогли повысить эффективность танка в бою. Основное внимание уделили усилению защищенности танка и его огневой мощи. При этом принципиальным моментом было сохранение прежней подвижности машины. Модель Т-55М получила комплекс управляемого вооружения «Бастион». В его состав входили выстрел ЗУБК10-1 и приборы для управления: прицел-прибор наведения 1К13, преобразователь, блок управления, а также электронный блок. Все органы комплекса управления вооружением были смонтированы внутри танка Т-55. По своим габаритам выстрел ЗУБК10-1 был стандартным и помещался в любую унифицированную боеукладку. Механическое устройство придавало ракете 400-500 м/с начальной скорости, которая поддерживалась во время полета благодаря маршевой двигательной установке. Для управления ракетами применялась полуавтоматическая система наведения, обладающая высокой точностью и помехозащищенностью. Еще одним достоинством этой системы стал небольшой объем и возможность без проблем разместиться в боевом отделении.

Прицел модели ТШСМ-32ПВ, которым оснастили модернизированный танк Т-55, отличался от штатного прицела базовой версии функцией независимой стабилизации поля зрения по вертикали. Кроме того, модернизированную машину оснастили теплозащитным кожухом пушки, который нивелировал влияние неравномерного нагрева пушки на изгиб ствола. Так как боевая масса версии Т-55 АМ стала превышать массу базовой модели, чтобы сохранить динамические показатели машины, на нее установили мотор В-55У, развивающий мощность в 620 лошадиных сил. Чтобы сделать ход танка более плавным, конструкторы увеличили динамический ход опорных катков. С этой целью были применены торсионные валы, сделанные по новой технологии.

 

Защита:

Дополнительное бронирование башни и корпуса обеспечивало танку повышение защищенности. Дополнительная защита корпуса представляла собой сварную коробчатую конструкцию, выполненную из броневых 30-миллиметровых листов. Внутри нее с зазором в 30 мм размешались 5-миллиметровые пластины. Полости между ними заполнялись пенополиуретаном. Конструкция приваривалась к верхнему лобовому листу снаружи. Дополнительная защита передней части башни выполнялась из двух блоков, размещенных справа и слева от амбразуры. Эти блоки обладают таким же уровнем защиты и схемой бронирования, как и верхний лобовой отдел танка. Что касается бортов машины, то их защищали противокумулятивные резинотканевые экраны, расположенные по всей его длине. Членам экипажа полагались индивидуальные жилеты с противорадиационными функциями. Рабочие места танкистов имели дополнительную локальную защиту от радиации. Модель танка Т-55 также получила защиту от напалма. За чет дополнительного покрытия днища броней, была повышена противоатомная защита для механика-водителя. К днищу снаружи приварили каркас из листов брони толщиной 20 мм. За механиком-водителем, с правой стороны, между днищем и крышей установили пиллерс. Для увеличения уровня маскировки танка использовалась система запуска дымовых гранат модели 902Б. Она состояла из восьми пусковых установок, расположенных на правом борту башни. Система одинаково хорошо могла работать с дымовыми и аэрозольными гранатами.

 

Т-55АД

Позже на базе версии Т-55 был разработан и пущен в серийное производство танк Т-55АД, который стал первым в мире танком, оборудованным активной защитой. Комплекс «Дрозд» состоял из двух радиолокационных станций миллиметрового диапазона, аппаратуры управления и четырех блоков с парой 107-миллиметровых защитных снарядов. В 1988 году, с принятием на вооружение танковых войск СССР навесной динамической защиты, ее начали использовать и на модернизированных моделях Т-55, которые получили название Т-55МВ и Т-55АМВ. Внедрение этих мер в значительной степени повысило стойкость боевых машин к поражению боевыми кумулятивными боеприпасами. Более того, некоторые модернизированные танки семейства Т-55 стали оснащаться мотором В-46-5М, мощность которого составляла 780 л. с. Эти модели получили в конце названия индекс «М-1», к примеру, Т-55М-1.

 

Международное производство

Кроме СССР, танк Т-55 в разных модификациях производился по лицензии в ЧССР и ПНР. В этих странах, а позже и в ряде других: Ирак, Израиль, Египет, Румыния и Финляндия, проводили глубокую модернизацию боевых машин. Доработки коснулись огневой мощи, защищенности и динамичности танков. В несколько видоизмененном варианте танк также производился в Китае. Коротко разберем наиболее значимые иностранные модели.

 

Т-55АМ1

Чехословацкая модификация, которая отличается от базовой модели новой системой огневого управления, а также системой обнаружения облучения машины лазерным прицелом. Вслед за ней появилась версия Т-55АМ2, которая получила более весомые доработки: дополнительная броня, бортовые противокумулятивные экраны, лазерная подсветка, 620-сильный мотор, дымовые гранаты, усиленная ходовая часть и модернизированная топливная система.

 

Т-55АМ Merida

Польская версия танка, оснащенная: дополнительной броней, бортовыми противокумулятивными экранами, стальными листами для защиты топливных баков, гусеничной лентой РВШ, системой управления огнем Merida, дымовыми гранатометами, рентгенометром, оборудованием для обеззараживания машины, а также системой обнаружения облучения танка лазерным прицелом. Система Merida оснащалась: лазерным дальномером, ночным прицелом, датчиком показателей атмосферы и баллистическим вычислителем.

 

Т-55АГМ

Украинская версия советского танка. Масса машины была увеличена до 48 тонн. Она оснащалась двумя моторами: на 850 и 1050 лошадиных сил. Благодаря столь мощным двигателям, танк мог достичь скорости в 75 км/ч на шоссе, и 55 км/ч – на бездорожье. При этом задним ходом он разгонялся до 30 км/ч. Экипаж модернизированной версии уменьшился с 4-х до 3-х человек, из-за установки автоматического заряжения. Боекомплект основного орудия составил 31 выстрел. Кроме того, украинские инженеры усовершенствовали ходовую часть, установили автоматизированную систему управления движителем, усилили пассивную защиту, оснастили танк современной системой управления огнем и зенитной установкой закрытого типа.

 

М-55S

Словенский вариант танка. Его оснастили: израильской навесной динамической защитой «Блайзер», резинотканевыми противокумулятивными экранами, 105-милиметровым орудием, модульной турелью с пулеметом ДШК на башне, новой системой управления огнем с интегрированным баллистическим компьютером, командирской системой наблюдения, лазерным дальномером, прицелом наводчика с датчиком атмосферных параметров и двухплоскостным стабилизатором, перископом механика-водителя, а также парой шестиствольных дымовых гранатометов. Мощность мотора была увеличена до 600 лошадиных сил. Гусеничная лента получила возможность оснащения съемными асфальтоходными башмаками.

 

Т-55М3

Израильско-словенская доработка вьетнамских танков. Танк получил израильскую навесную динамическую защиту «Блейзер»; противокумулятивные резинотканевые экраны на лбу корпуса и башне, прикрытые стальными экранами; орудие М68 калибром 105 мм; гранатомет калибром 60 мм; новую систему управления огнем; командирскую систему наблюдения; перископ для механика-водителя; два дымовых гранатомета.

 

Т-55 (танк): боевое применение

Танки данного семейства не единожды выходили победителями в сражениях с машинами стран НАТО в разных уголках планеты. Зачастую танк Т-55, фото которого можно встретить в военных изданиях разных стран, противостоял более современным машинам. Тем не менее при хорошем уровне подготовки экипажа, советские танки оказывали достойное сопротивление. Больше всего эти боевые машины применялись в арабо-израильских, ирано-иракских, афганистанских, югославских противостояниях, а также в операции «Буря в пустыне». В этих сражениях советскому танку приходилось воевать с американскими «Амбрамсами» (М60А1, М60А3 и М1А1), английскими «Центурионами» (Мк10, Мк13) и «Чифтенами», а также с израильскими «Мервавами». Танкисты, поучаствовавшие в перечисленных войнах, в основном положительно отзывались о работе Т-55.

К примеру, капитан Мухаммед – участник арабско-израильских противостояний, бывший командир танковой бригады Египта, на вопрос о бронетанковой технике, с которой ему довелось столкнуться в ходе войны, ответил так: «Если бы мне пришлось воевать на английских или американских танках, а не на Т-55, то я сейчас не стоял бы перед вами». По словам капитана, все потери танков со стороны египтян происходили из-за низкой квалификации экипажей и командиров, которые попросту не умели грамотно пользоваться техникой. Когда М60А1 и «Центурионы» сталкивались со специалистами на Т-55, первым приходилось отступать. На поле боя ирано-иракской войны иракские бойцы на Т-55 с успехом противостояли английским «Чифтенам». В операции «Буря в пустыне» борьба иракских машин Т-55 с новыми американскими танками на «Абраме» была неравной. Тем не менее американские танкисты, участвующие в этой операции, в последующих интервью признавались, что в большинстве случаев, обнаружив иракских танкистов, они старались не вступать с ними в прямой бой. Для уничтожения Т-55 американцы прибегали к артиллерийскому огню или армейской авиации. В крайнем случае, они обходили противника со стороны и атаковали огнем с ПТРК с дальности, на которой ответный огонь Т-55 был малоэффективен. Статистика поражений иракских танков подтверждает эти данные – 75% поражений приходилось на тыльные и бортовые проекции. Таких показателей не было в истории предшествующих войн, в которых массово использовались танки. Эксплуатация танка Т-55 в югославских сражениях началась осенью 1991 года. Несмотря на то, что на тот момент эти машины считались устаревшими, они хорошо себя показали на поле боя. Экипажи компенсировали слабость бортовой броневой защиты, с помощью навешивания на корпуса и башни простых мешков с песком. Часто эта нехитрая мера сказывалась на исходе боя. К примеру, средний танк т-55 под именем MARINA, защищенный мешками, однажды выдержал попадание двух ПТУР. Более того, после этого экипаж танка нейтрализовал два вражеских бронированных авто, грузовик и танк. На сегодняшний день танк Т-55, характеристики которого мы рассмотрели, широко применяется в Афганистане. Несмотря на то что с момента поставки в Афганистан советских танков прошло более двух десятков лет, они до сих пор находятся в строю и активно используются на поле боя. Это при том, что с тех пор, как боевые машины поступили в страну, к ним не поставлялись запчасти, а качественного обслуживания и регламентных работ не проводилось. Афганские танкисты в один голос твердят, что танк Т-55, технические характеристики которого всегда были на высоте, является лучшим в своем классе.

Благодаря мощной нарезной пушке танка, его можно применять в гористой местности для атаки как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. При этом дальность стрельбы этой машины составляет немногим более 15 километров. Высокий уровень защищенности и точности стрельбы из всех видов вооружения сделали из танка одно из наиболее эффективных средств поражения укрепленных огневых позиций талибов в горах. Танк Т-55 является легендарной машиной. Лучшим подтверждением тому выступают восторженные отзывы военных и огромное количество модернизаций, которые он пережил.

 

 

 

СРЕДНИЕ ТАНКИ

Средний танк Т-62

 

Танк Т-62 является дальнейшим развитием танка Т-55 и отличается от него, главным образом, более мощным вооружением. Разработан в 1958-1960 годах в КБ завода № 183 в Нижнем Тагиле (УВЗ). Принят на вооружение в августе 1961 года. В 1961 году завод № 183 изготовил установочную партию танков из 25 штук, которые поступили в Прикарпатский военный округ. 1 января 1962 года завод был остановлен на шесть месяцев для переоборудования сварочного контейнера в корпусном цехе, замены карусельных станков для обработки погона башни и проведения других мероприятий по подготовке производства. С 1 июля 1962 года начался массовый выпуск танка Т-62. За время серийного производства с 1961 по 1973 год, по западным данным, было выпущено около 20 тыс. танков.

Т-62 отличается от своего предшественника Т-55 целым рядом конструктивных особенностей. Он имеет такую же общую компоновку, в его конструкции используется большое число аналогичных узлов и агрегатов, но вместе с тем корпус, башня, вооружение и многое другое спроектированы заново. Корпус танка Т-62 сварен из броневых листов различной толщины. Верхнии 100-мм лобовой лист наклонен по углом 60" к вертикали. Толшина бортов в нижней части корпуса составляет 15 мм, в верхней — 79 мм. Днище корпуса изготовлено из броневых листов толщиной 20 мм, крыша — толщиной 31 мм.  В расположенном в передней части корпуса отделении управления у левого борта находится место механика-водителя. Оно оборудовано двумя призменными приборами наблюдения, левый из которых может быть заменен прибором ночного видения ТВН-2. В отделении управления имеется также гироскопический курсоуказатель ГПК-59. Над местом механика-водителя в крыше корпуса смонтирован люк. Курсовой пулемет изъят.

 

Средний танк Т-62

Башня литая, обтекаемой формы. По размерам она несколько превосходит башню танка Т-55 (диаметр погона в свету 2245 вместо 1816 мм) и имеет стенки весьма большой толщины: 242 мм в передней части и 153 мм по бортам. В башне размещены командир танка, наводчик и заряжающий и установлено основное вооружение: 115-мм гладкоствольная пушка У5-ТС (2А20) и спаренный с нею 7.62-мм пулемёт ПКТ (до августа 1964 года — СГМТ). Стрельба из пушки ведется унитарными выстрелами с тремя основными типами оперенных снарядов: осколочно-фугасными ОФ-18, кумулятивными БК-4 и БК-4М и бронебойными подкалиберными БМ-6. Подкалиберный снаряд имеет высокую начальную скорость 1615 м/с и по бронепробиваемости превосходит аналогичные 105-мм снаряды английской нарезной пушки L7. Благодаря наличию двухплоскостного стабилизатора вооружения «Метеор» (на танках поздних выпусков «Метеор М» и «Метеор М1») прицельную стрельбу из пушки можно вести во время движения танка. Для обеспечения требуемого снижения пушки крыша корпуса от башни в сторону кормы имеет наклон 3°15', а в сторону носа — 0 °30'.

 Боекомплект пушки состоит из 40 унитарных выстрелов. Из-за больших размеров только 2 выстрела размешены в башне, остальные находятся в боеукладках вне её. По этой же причине пришлось отказаться от возврата стреляных гильз в боеукладки — в башне смонтирован специальный механизм, который после перевода ствола в положение для заряжения (+3,5°) выбрасывает стреляную гильзу через люк в кормовой части башни. Следствием такого решения стало снижение скорострельности пушки до 4 выстр./мин. и нарушение герметичности помещений танка во время открытия люка для выброса гильзы.

 

Средний танк Т-62

Для ведения стрельбы из пушки наводчик пользуется прицелом ТШ-2Б-41 (на танках поздних выпусков — ТШС-41У) со сменным увеличением, который обеспечивает ведение прицельной стрельбы подкалиберным снарядом на дальность до 4 км. Кроме того, имеется электронно-оптический монокулярный ночной прицел ТПН-1-41-11 с дальностью видения 800 м. В качестве источника инфракрасного света для ночного прицела используется прожектор Л-2Г с ИК-фильтром. Командир ведет наблюдение через комбинированный бинокулярный перископический прибор ТКН-2 «Кармин» (с августа 1964 года - ТКН-3). Дневная ветвь прибора имеет пятикратное увеличение при угле обзора 10°. в ночное время угол обзора уменьшается до 8°, а увеличение — до 4,5-кратного. В распоряжении командира имеются также четыре перископических прибора наблюдения. Для стрельбы с закрытых позиций устанавливаются боковой уровень и азимутальный указатель.  На боевых машинах, выпускавшихся с 1972 года, на турели люка заряжаюшего устанавливался 12,7-м м зенитный пулемёт ДШКМ обр. 1938/46 г. В МТО танка установлен такой же, как и на Т-55, У-образный 12-цилиндровый дизельный двигатель жидкостного охлаждения В-55 или В-55В. При 2000 об/мин он развивает максимальную мощность 580 л/с. У танка Т-55 заимствована и силовая передача, в состав которой введен гидропневматический сервопривод управления 19-дисковым главным фрикционом. На лентах тормоза поворота установлены тормозные колодки из пластмассы.  В ходовой части использованы по пять сдвоенных обрезиненных опорных катков на борт. Подвеска индивидуальная торсионная. В узлах подвески первого и последнего катков с каждого борта установлены гидравлические амортизаторы. Ведущие колеса расположены сзади. Гусеницы мелкозвенчатые. с цевочным зацеплением, металлические или резинометатлические.

Танк оборудован системой ПАЗ, состоящей из герметизирующих устройств, ФВУ и нагнетателя, а также автоматической системой ППО. Для постановки дымовых завес используется термодымовая аппаратура.

 

Модификации:

Т-62 (объект 166) — основной серийный вариант, выпускавшийся с 1962 по 1973 год. Начиная с 1975 года часть выпущенных машин оборудовали лазерными (квантовыми) дальномерами КДТ-1.

 

Т-62К (1964 г.) — командирский вариант, Дополнительная радиостанция Р-112, танковая навигационная аппаратура ТНА-2, зарядный агрегат АБ-1-П/30-У, дополнительный комплект 4-метровой штыревой антенны. Боекомплект уменьшен на 4 артвыстрела и на 3 коробки с лентами для спаренного пулемета.

 

Т-62М (объект 166М6 1983 г.) -модернизированный вариант. Многослойные экраны из комбинированной брони на корпусе и башне, борговые резинотканевые противокумулятивные экраны, дополнительно бронировано днище. Антинейтронный подбой на башне. Установлены комплекс управляемого вооружения 9К116-1 «Шексна» и СУО «Волна» (лазерный дальномер КДТ-2, баллистический вычислитель БВ-62, прицел ТШСМ-41У, стабилизатор «Метеор» М1). Часть машин оснащена зенитным пулеметом НСВТ вместо ДШКМ. Двигатель В-55У мощностью 620 л.с. Введены гусеница с РМШ и гидроамортизаторы на узлах подвесок вторых опорных катков. Ствол пушки оснащен теплозащитным чехлом. Радиостанция Р-173. система запуска дымовых гранат 902Б «Туча», система зашиты от напалма «Сода». Боевая масса 41.5 т.

 

Т-62М-1 — Т-62М с двигате.лем В-46-5М мощностью 690 л.с.

Т-62М1 — Т-62М без комплекса управляемого вооружения 9К116-1 «Шексна».

Т-62М1-1 — Т-62М1 с двигателем В-46-5М.

Т-62М1-2 - Т-62М1 без дополнительного бронирования корпуса.

Т-62М1-2-1 - Т-62М1-2 с двигателем В-46-5М.

 

Т-62Д (1983 г.) - модернизированный вариант танка Т-62. Комплекс активной зашиты 1030М «Дрозд». Отсутствуют дополнительное бронирование башни и система запуска дымовых гранат «Туча». Боевая масса 40 т.

Т-62Д-1 — Т-62Д с двигателем В-46-5М.

Т-62МВ (1985 г.) - модернизированный вариант танка Т-62М. Навесная динамическая зашита башни и корпуса, бортовые резинотканевые экраны толшиной 10 мм. дополнительное бронирование дниша. На части танков элементы КДЗ устанавливались на бортовых экранах. Боевая масса 38.4 т.

Т-62МВ-1 — Т-62МВ с двигателем В-46-5М.

Производство танка Т-62 завершено. Танк состоит на вооружении Российской Армии. В частности, этими машинами укомплектован танковый полк 42-й гвардейской мотострелковой дивизии, дислоцирующейся в Чеченской республике на постоянной основе.  Боевое крещение Т-62 получили во время советско-китайского конфликта в районе о. Даманский 2-17 марта 1969 года. Во время нашей контратаки 15 марта один танк был поврежден и остался на ночь в ничейной зоне на льду р. Уссури. Утром огнем советской артиллерии лед метровой толщины вокруг танка был разбит, и он затонул. Однако в мае китайцы подняли танк, и в их руки попали секретные агрегаты: прицел, стабилизатор, а также оперенные подкалиберные снаряды. По-видимому после этого и начались масштабные поставки рассекреченного танка в страны Ближнего Востока. В частности, с 1971 по 1973 год только в Египет было поставлено 200 Т-62.  Несколько танковых полков, оснашенных Т-62. а затем Т-62М действовали в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.  Танки Т-62 интенсивно использовались в арабо-израильских войнах 1973-го и 1982 годов, ирано-иракской войне 1980-1988 гг., гражданской войне в Афганистане 1989-2001 гг. и гражданской войне в Анголе 1975-2002 гг. Вооруженная ими сирийская танковая дивизия принимала участие в операции «Бури в пустыне» в 1991 году. Последний факт боевого применения танков Т-62 имел место входе Операции по принуждению Грузии к миру (отражению агрессии Грузии против Южной Осетии) в августе 2008 года.  По состоянию на 1 января 2010 года танки Т-62 различных модификаций состоят на вооружении в Алжире (300 единиц), Анголе (50). Афганистане, Вьетнаме (70), Египте (500 на хранении). Израиле (на хранении), Иране (75), Йемене (200). Казахстане (280), КНДР (более 350). Кубе. Ливии (100 + 70 на хранении), России, Сирии (около 1000), Сомали, Узбекистане (170), Эфиопии.

 

Легкие танки ,,.

Средние танки

Тяжелые танки 1ч,

Огнеметные танки

ПТ-САУ

САУ

Зенитные самоходные установки

Реактивные системы залпового огня

Бронеавтомобиль