ПТ САУ

ПТ-САУ СУ-100

 

СУ-100 – советская САУ периода Второй мировой войны, относится к классу истребителей танков, средняя по массе. Самоходка была создана на базе среднего танка Т-34-85 конструкторами Уралмашзавода в конце 1943 начале 1944 года. По своей сути является дальнейшим развитием САУ СУ-85. Разрабатывалась для замены СУ-85, которая обладала недостаточной возможностью борьбы с немецкими тяжелыми танками. Серийный выпуск САУ СУ-100 начался на Уралмашзаводе в августе 1944 года и продолжался до марта 1946 года. Помимо этого с 1951 по 1956 год САУ производилась в Чехословакии по лицензии. Всего по разным данным в СССР и Чехословакии было произведено от 4 772 до 4 976 самоходок данного типа.

К середине 1944 года стало окончательно ясно, что имеющихся у Красной армии средств борьбы с современными немецкими танками явно недостаточно. Необходимо было качественное усиление бронетанковых войск. Данный вопрос попытались решить применением на САУ 100-мм орудия с баллистикой морской пушки Б-34. Эскизный проект машины в декабре 1943 года был представлен Наркомату танковой промышленности, а уже 27 декабря 1943 года ГКО принял решение о принятии на вооружение новой средней САУ, вооруженной 100-мм орудием. Местом производства новой самоходки был определен «Уралмашзавод». Сроки разработки были поставлены очень жесткие, однако, получив чертежи орудия С-34, на заводе убедились в том, что данная пушка для САУ не подходит: она обладает очень внушительными размерами, а при наведении влево упирается во вторую подвеску, не позволяя разместить на прежнем месте люк водителя. Для того чтобы установить на самоходке данное орудие, требовались серьезные изменения ее конструкции, в том числе и ее герметичного корпуса. Все это влекло за собой изменение производственных линий, смещения рабочего места водителя и органов управления на 100 мм. влево и изменение подвески. Масса САУ могла возрасти на 3,5 тонны по сравнению с СУ-85.  Для того чтобы справится с возникшей проблемой, «Уралмашзавод» обратился за помощью к заводу №9, в котором в конце февраля 1944 года под руководством конструктора Ф. Ф. Петрова было создано 100-мм орудие Д-10С, разработанное на основе морского зенитного орудия Б-34. Созданное орудие обладало меньшей массой в сравнении С-34 и свободно монтировалось в серийном корпусе самоходки без каких-либо существенных изменений и увеличения массы машины. Уже 3 марта 1944 года первый прототип новой самоходки, вооруженный новым орудием Д-10С, был отправлен для прохождения заводских испытаний.

Тактико-технические показатели новой САУ СУ-100 позволяли ей успешно бороться с современными немецкими танками на дистанции в 1500 метров для «Тигров» и «Пантер» вне зависимости от точки попадания снаряда. САУ «Фердинанд» можно было поразить с расстояния в 2000 метров, но только при попадании в бортовую броню. СУ-100 обладала исключительной для советской бронетехники огневой мощью. Ее бронебойный снаряд на расстоянии 2000 метров пробивал 125 мм. вертикальной брони, а на расстоянии до 1000 метров пробивал большинство немецкой бронетехники практически насквозь.

 

Особенности конструкции

САУ СУ-100 была спроектирована на основе агрегатов танка Т-34-85 и САУ СУ-85. Все основные узлы танка – ходовая часть, трансмиссия, двигатель были использованы без изменений. Толщина лобового бронирования рубки была увеличена практически вдвое (с 45-мм у СУ-85 до 75-мм у СУ-100). Рост бронирования в совокупности с увеличением массы орудия привел к тому, что подвеска передних катков вышла перегруженной. Проблему постарались решить, увеличив диаметр проволоки пружин с 30 до 34 мм., но полностью ее ликвидировать так и не удалось. В данной проблеме отразилось конструктивное наследие отсталой подвески танка Кристи.  Корпус самоходки, заимствованный у СУ-85, подвергся хоть и немногочисленным, но очень важным изменениям. Помимо увеличения лобовой брони на САУ появилась командирская башенка со смотровыми приборами MK-IV (копия британских). Также на машине были установлены 2 вентилятора для лучшей очистки боевого отделения от пороховых газов. В целом 72% деталей было заимствовано у среднего танка Т-34, 7,5% от САУ СУ-85, 4% от САУ СУ-122, а 16,5% были спроектированы заново.  САУ СУ-100 обладала классической для советских самоходок компоновкой. Боевое отделение, которое совмещалось с отделением управления, находилось в передней части корпуса, в полностью бронированной боевой рубке. Здесь были расположены органы управления механизмами САУ, комплекс основного вооружения с прицельными приспособлениями, боекомплект орудия, танкопереговорное устройство (ТПУ-3-БисФ), радиостанция (9РС или 9РМ). Здесь же располагались носовые топливные баки и часть полезного инструмента и запасных принадлежностей (ЗИП).  Спереди в левом углу рубки находилось рабочее место механика-водителя, напротив которого в лобовом листе корпуса имелся прямоугольный люк. В крышке его люка были смонтированы 2 призматических смотровых прибора. Справа от орудия располагалось место командира машины. Сразу за сиденьем механика-водителя находилось место наводчика, а в левом заднем углу боевой рубки – заряжающего. В крыше рубки находилось 2 прямоугольных люка для посадки/высадки экипажа, неподвижная командирская башенка и 2 вентилятора под колпаками. Командирская башенка имела 5 смотровых щелей с бронестеклами, перископические смотровые приборы МК-IV находились в крышке люка командирской башенки и левой створке крышки люка наводчика. Моторное отделение находилось сразу же за боевым и отделялось от него специальной перегородкой. В середине МТО на подмоторной раме был смонтирован дизельный двигатель В-2-34, развивавший мощность в 520 л.с. С данным двигателем САУ весом в 31,6 т. могла разогнаться по шоссе до 50 км/ч. Трансмиссионное отделение располагалось в корме корпуса самоходки, тут находились главный и бортовые фрикционы с тормозами, 5-ступенчатая коробка передач, 2 инерционно-масляных воздухоочистителя и 2 топливных бака. Емкость внутренних топливных баков САУ СУ-100 составляла 400 литров, этого количества топлива было достаточно для совершения 310-км марша по шоссе. Главным вооружением самоходки была 100-мм нарезная пушка Д-10С обр. 1944 года. Длина ствола орудия равнялась 56 калибрам (5608 мм). Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 897 м/с, а максимальная дульная энергия – 6,36 МДж. Пушка оснащалась полуавтоматическим горизонтальным клиновым затвором, а также механическим и электромагнитным спуском. Для обеспечения плавности наводки в вертикальной плоскости пушка оснащалась компенсирующим механизмом пружинного типа. Противооткатные устройства состояли из гидропневматического накатника и гидравлического тормоза отката, которые были расположены над стволом орудия справа и слева соответственно. Полная масса орудия и откатывающих механизмов составляла 1435 кг. Боекомплект САУ СУ-100 включал в себя 33 унитарных выстрела с бронебойно-трассирующими снарядами БР-412 и осколочно-фугасными ОФ-412.  Орудие устанавливалось в лобовой плите рубки в специальной литой рамке на двойных цапфах. Углы наведения в вертикальной плоскости лежали в пределах от -3 до +20 градусов, в горизонтальной 16 градусов (по 8 в каждую сторону). Наводка пушки на цель осуществлялась при помощи двух ручных механизмов – поворотного механизма винтового типа и подъёмного механизма секторного типа. При стрельбе с закрытых позиций для наведения орудия использовалась панорама Герца и боковой уровень, при стрельбе прямой наводкой наводчик использовал телескопический шарнирный прицел ТШ-19, обладавший 4-х кратным увеличением и полем обзора в 16 градусов. Техническая скорострельность орудия составляла 4-6 выстрелов в минуту.

 

Боевое применение

САУ СУ-100 начали поступать в войска в ноябре 1944 года. В декабре 1944 года в войсках приступили к формированию 3 отдельных самоходно-артиллерийских бригад РГВК, каждая из которых состояла из 3 полков, вооруженных самоходками СУ-100. Штат бригады включал 65 САУ СУ-100, 3 САУ СУ-76 и 1492 человека среднесписочного состава. Бригады, получившие номера 207-я Ленинградская, 208-я Двинская и 209-я, были созданы на основе имеющихся отдельных танковых бригад. В начале февраля 1945 года все сформированные бригады были переданы фронтам.

Таким образом, бригады и полки, вооруженные самоходками СУ-100, приняли участие в заключительных сражениях Великой Отечественной войны, а также в разгроме японской Квантунской армии. Включение в состав наступающих подвижных групп данных САУ существенно повышало их ударную мощь. Часто СУ-100 использовались в завершении прорыва тактической глубины обороны немцев. Характер боя при этом был похож на наступление на противника спешно подготовившегося к обороне. Подготовка наступления занимала ограниченные сроки или не проводилась вовсе.

Впрочем, САУ СУ-100 довелось не только наступать. В марте 1945 года они приняли участие в оборонительных боях у озера Балатон. Здесь в составе войск 3-го Украинского фронта с 6 по 16 марта они участвовали в отражении контрудара 6 танковой армии СС. Все 3 сформированных в декабре 1944 года бригады, вооруженные СУ-100, были привлечены для отражения контрудара, также в обороне использовались отдельные самоходно-артиллерийские полки, вооруженные САУ СУ-85 и СУ-100.   В боях с 11 по 12 марта данные САУ часто использовались в качестве танков, из-за больших потерь бронетехники. Поэтому по фронту был отдан приказ об оснащении всех САУ ручными пулеметами для лучшей самообороны. По итогам мартовских оборонительных боев в Венгрии СУ-100 заслужила очень лестную оценку советского командования.  Без сомнения, САУ СУ-100 была самой удачной и мощной советской противотанковой САУ периода Великой Отечественной войны. СУ-100 была на 15 тонн легче и при этом имела сопоставимую бронезащиту и лучшую подвижность в сравнении с идентичной ей немецкой ПТ-САУ «Ягдпантера». При этом немецкая САУ, вооруженная 88-мм немецкой пушкой Рак 43/3, превосходила советскую по бронепробиваемости и величине боеукладки. Пушка «Ягдпантеры» за счет применения более мощного снаряда PzGr 39/43 с баллистическим наконечником обладала лучшей бронепробиваемостью на дальних дистанциях. Подобный советский снаряд БР-412Д был разработан в СССР только после окончания войны. В отличие от немецкой ПТ-САУ в боекомплекте СУ-100 не было кумулятивных и подкалиберных боеприпасов. При этом осколочно-фугасное действие 100-мм снаряда естественно было выше, чем у немецкой самоходки. В целом обе лучших средних противотанковых САУ Второй мировой не имели перед собой каких-либо выдающихся преимуществ, при том, что возможности применения СУ-100 были несколько шире.

 

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ СУ-101

 

1944-й год стал наиболее плодотворным для РККА в плане оснащения бронетанковых подразделений противотанковыми самоходками. Хотя номенклатура выпускаемых САУ была совсем небольшой, по сравнению с Германией, мощности 100-мм самоходных орудий гарантированно хватало для поражения любого немецкого танка на дистанции до 2000 метров. Исключение составляли, разве что, “Jagdtiger” и опытный сверхтяжелый танк “Maus”. Вместе с тем, процесс наращивания брони не стоял на месте, а СУ-100 обладала рядом конструктивных недостатков, которые можно было устранить только в процессе полной переработки машины. Больше всего претензий вызывали два пункта: чрезмерный вынос ствола за габариты корпуса и устаревшая трансмиссия. За решение данной проблемы взялись специалисты Уралмашзавода (УЗТМ), которым проектирование САУ большой мощности было поручено ещё в конце 1943 года. Субподрядчиками этого предприятия тогда выступали завод №100 и ОКБ 172, которые должны были поставить шасси и артсистему, однако к 1 марта 1944 года ни один из агрегатов получен не был. Тогда бригадой конструкторов под руководством Л.И.Горлицкого был предложен проект “среднего фердинанда” с использованием ходовой части от СУ-85 и вооружением, состоявшим из 85-мм или 100-мм орудия – на выбор предлагались Д-5-85БМ и Д-10. Однако на этом сходство с серийной самоходкой заканчивалось.  Спустя две недели были представлены первые эскизы самоходного орудия ЭСУ-100, а в течении месяца были спроектированы его основные узлы: бронекорпус, торсионная подвеска (с использованием катков от Т-34), электрическая трансмиссия и боевое отделение под пушки Д-5-85БМ или Д-10. В разработке проектной документации САУ приняли участие конструкторы А.М.Лехтцинд, И.И.Эммануилов, А.Г.Гайворонский, Г.Ф.Ксюнин, И.Ф.Вахрушев, Л.А.Пинус, Е.А.Карлинский, Е.И.Линькова, Д.А.Гериев, В.Л.Лихоманов, Н.Н.Ефимов, А.Д.Нехлюдов и другие.  По компоновке советская САУ напоминала немецкий “Ferdinand” – боевое отделение размещалось сзади, моторный отсек – в центре, трансмиссия и отделение управления – впереди. Представленный в апреле 1944 года на пленуме НКТП проект ЭСУ-100 получил хорошую оценку, однако уже в июне решением начальника ОГК НКТП И.Бера все работы по данной машины отменялись. Поводом послужил мнение, что ЭСУ-100 не подходит под требования танкосамохода прорыва. По огневой эффективности САУ не имеет преимуществ перед серийной СУ-100, а запуск в серию машины с электротрансмиссией мог потянуть за собой множество проблем производственного характера. В то же время данный агрегат признавался очень перспективным и впоследствии нашел применение на опытном тяжелом танке ИС-6.  Несмотря на это, бригады Горлицкого продолжило развитие ЭСУ-100 в инициативном порядке, чему поспособствовала неожиданная поддержка со стороны высшего руководства страны. Есть версия, что Сталин, которому доложили о состоянии работ по танку Т-44, распорядился создать на его базе самоходку со 122-мм орудием. Под эти “требования” и решили подстроиться специалисты УЗТМ.  Работы продвигались весьма быстрыми темпами, так что в октябре 1944 года завод представил в технический совет НКТП для рассмотрения пять проектов:

 

СУ-122П, вооруженную 122-мм пушкой Д-25С, к тому моменту уже изготовленную в металле и успешно прошедшую заводские испытания;

ЭСУ-100, вооруженную 100-мм пушкой Д-10С, с задним расположением боевого отделения и электротрансмиссией;

СУ-100-М-1, вооруженную 100-мм пушкой Д-10С, на шасси танка Т-34, но с задним расположением боевого отделения (соответственно, МТО было перенесено на нос);

СУ-100-М-2, вооруженную 100-мм пушкой Д-10С, на базе танка Т-44, с задним расположением боевого отделения;

СУ-122-44, вооруженную 122-мм пушкой Д-25-44С, с использованием агрегатов и базы Т-44, с переднем расположении боевого отделения.

 

Одобрение получили два последних варианта, однако 10 октября состоялось обсуждение макетов СУ-100-М-1 и СУ-100-М-2, в ходе которого было выявлено более 40 различных недостатков. Далее последовал приказ Наркома танковой промышленности №625 от 26 октября 1944 года, в котором заводу УЗТМ было предложено завершить проектирование, выпустить чертежи и изготовить опытные образцы СУ-100-М-2 и СУ-122-44. Видимо, подобное требование несло в себе скрытое желание перестраховаться на случай неудачи с “советским фердинандом”.  Окончательный проектный вид СУ-100-М-2 был утвержден на заседании Техсовета НКТП и ГБТУ в марте 1945 года – то есть, через год после начала работ по ЭСУ-100. Опытный образец самоходной установки, именовавшейся как “Уралмаш-1”, предписывалось сдать к 1 мая.  За это время были проведены совместные испытания серийной СУ-100 образца 1945 г. и “Jagdpanther”, выявившие нецелесообразность размещения боевого отделения с длинноствольным орудием в носовой части корпуса. Кроме того, масса проектируемой САУ “Гром” со 122-мм пушкой оказалась слишком велика. В то же время, для самоходки “Уралмаш-1” прорабатывалось два варианта вооружения: СУ-101 (со 100-мм пушкой Д-10С) и СУ-102 (со 122-мм пушкой Д-25-44С). Таким образом, конкурентов у самоходки УЗТМ не оставалось, однако реальная ситуация выглядела не столь безоблачно.  Конструкция самоходного орудия СУ-101 сочетала в себе как хорошо освоенные в серийном производстве, так и принципиально новые узлы и агрегаты. Корпус САУ был сварным и собирался из листов катаной броневой стали, большая часть из которых имела рациональные углы наклона. По мощности бронирования СУ-101 даже превосходила СУ-100. Толщина лобового листа корпуса равнялась 90 мм при угле наклона 27°, толщина лобового листа рубки - 122 мм при угле наклона 35°. Бортовые листы имели толщину 75 мм, кормовой лист (единый для корпуса и рубки) - 40 мм.  В носовой части корпуса, слева от двигателя, располагалось место водителя, органы управления и элементы трансмиссии. За ними, вдоль оси машины со смещением к правому борту, разместили дизельный двигатель В-2-44 мощностью 500 л.с. Ёмкость основного топливного бака составила 370 литров, наружных – 360 литров (они размещались по бортам боевого отделения и не были связаны с топливной системой САУ).  Кормовое отделение полностью занимал боевой отсек, где находились места для командира, наводчика и заряжающего. В кормовом бронелисте справа был выполнен прямоугольный люк с броневой дверью. На крыше боевого отделения, у левого борта, находился круглый люк с вращающейся крышкой, в которую был вмонтирован смотровой прибор командира. Чуть впереди него – двухстворчатый люк.  Основное вооружение СУ-101 состояло из 100-мм пушки Д-10С, установленной в лобовом листе надстройки корпуса в литой броневой маске. Ствол орудия выступал за габариты корпуса всего на 630 мм. Угол возвышения составлял – 18°, склонения – 2°, угол горизонтального наведения – 22,5°. Боекомплект составлял 35 выстрелов. Легкое стрелковое вооружение состояло из 12,7-мм пулемета ДШК с боекомплектом 450 патронов, который монтировался на кольце основания крышки люка командира.  Модификация СУ-102 отличалась только наличием 122-мм орудия Д-25С. Угол возвышения равнялся – 18,5°, склонения – 0°24', горизонтальный сектор наведения – 19°. Боекомплект САУ составлял 28 выстрелов унитарного заряжания. На обеих самоходках устанавливались телескопический прицел ТШ-19 и панорама. Масса СУ-102 несколько повысилась и составила 34800 кг, против 34100 кг у машины оснащенной 100-мм орудием.  Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме (аварийное освещение - двухпроводное). Напряжение бортовой сети составляло 24 и 12 В. В качестве источников электроэнергии использовались четыре аккумуляторных батареи 6СТЭ-128, соединенных последовательно-параллельно с общей емкостью 256 А•ч, и генератор ГТ-4563-А мощностью 1 кВт и напряжением 24 В с реле-регулятором РРА-24Ф. Для внешней радиосвязи машина была оборудована радиостанцией 9РС, для внутренней связи - переговорным устройством ТПУ-3-БИС-Ф, световой сигнализацией (командир - механик-водитель) и танкофоном (резиновый шланг с наконечниками) для двусторонней связи командира с механиком-водителем. Средства связи включали радиостанцию 9-РС, внутреннее переговорное устройство ТПУ-3Ф-бис, световую сигнализацию и танкофон для двусторонней связи командира с механиком-водителем.  Ходовая часть почти полностью соответствовала среднему танку Т-44 образца 1944 г. На каждый борт она включала по 5 сдвоенных обрезиненных катков с индивидуальной торсионной подвеской, ведущего колеса переднего расположения и заднего направляющего колеса. Гусеничные траки и колеса заимствовались у Т-34-85.  Перед началом испытаний СУ-101 был проведен обстрел одного из специально изготовленных бронекорпусов. Уже при первых огневых тестах выявилась недостаточная прочность его отдельных элементов. Например, кормовой 30-мм бронелист был пробит насквозь фугасной гранатой калибра 122 мм с расстояния 300 метров, при этом задняя эвакуационная дверь была сорвана с петель. Военные посчитали это недоработкой конструкции, однако Горлицкий настоял на том, увеличение кормовой брони до 45 мм неизбежно приведёт к возрастанию массы САУ, а попадание столь крупного снаряда в реальном бою чрезвычайно редки.  Заводские испытания первого прототипа СУ-101 проводились в мае-сентябре 1945 г. Первоначально планировалось изготовить два опытных образца со 100-мм пушкой и один со 122-мм пушкой, но в связи с завершением войны их количество сократили. Возможно, постройка ограничилась только двумя самоходками СУ-101, одна из которых впоследствии была перевооружена орудием Д-25С. Общее впечатление от СУ-101 было весьма хорошим. По бронезащите и вооружению советский самоход превзошел не только “Jagdpanther” (чего сильно желали в НКТП), но и большинство противотанковых САУ союзников. При этом, скоростные качества и проходимость по местности у него остались такими же как у серийного танка Т-44 с незначительными изменениями. Из наиболее существенных недостатков отметили тесное боевое отделение, которое к тому сильно нагревалось при постоянной работе двигателя, создавая невыносимые условия для работы экипажа, а также сильное воздействие на крышу корпуса ударной волны при выстреле, особенно у СУ-102.  Впрочем, главной причиной, по которой самоходные орудия конструкции УЗТМ были отвергнуты НКТП, послужило ожидаемое принятие на вооружение среднего танка Т-54, также оснащенного 100-мм пушкой. Насколько оправданным было такое решение показало время, особенно в отношении СУ-102. В 1949 году на смену СУ-100 пришло 122-мм самоходное орудие "Объект 600" (более известное как СУ-122-54), созданное на базе того же Т-54А и имевшего классическую "самоходную" компоновку с передним расположением вооружения. Из преимуществ перед СУ-102 эта машина обладала более просторным боевым отделением и выкокой дульной мощностью орудия Д-49. Вместе с тем, СУ-122-54 имела большой вынос ствола и экипаж из 5 человек, а её боевая масса составила 36400 кг. В серийное производство новая самоходка пошла только в 1954 году, а ведь за это время можно было выпустить несколько сотен СУ-102, в то время как суммарное количество СУ-122-54 оценивается всего в 77-90 экземпляров.

После завершения полигонных испытаний оба прототипа САУ были отправлены на временное хранение. Впоследствии СУ-102 была разобрана, а СУ-101 удалось сохранить в первоначальном виде и сейчас эта машины находится в экспозиции музея БТТ в подмосковной Кубинке.

 

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ СУ-152

 

В декабре 1942 года конструкторское бюро ЧКЗ (Челябинский Кировский завод) получило задание на разработку тяжелого штурмового орудия. В рекордные сроки, всего за 25 дней коллектив завода представил готовый прототип машины, имеющей заводское обозначение У-11. САУ была создана на базе танка КВ-1С. Основным ее оружием стала 152-мм гаубица пушка МЛ-20 обр. 1937 года. В то время данная артиллерийская система была одной из лучших среди всех советских тяжелых гаубиц. Орудие могло использоваться как для стрельбы прямой наводкой и уничтожения бронированных подвижных целей, так и для огня с закрытых позиций по навесной траектории для обстрела по площадям, разрушения заграждений и укреплений противника.  Предыдущей моделью советского штурмового орудия являлся танк КВ-2, вооружение которого размещалось во вращающейся башне. Повторить конструкцию этого танка мешал более значительный откат орудия, поэтому орудие было установлено в неподвижной шестигранной бронерубке. При этом качающаяся часть гаубицы-пушки МЛ-20 практически не претерпела изменений. Орудие крепилось к специальной раме-станку, который в свою очередь соединялся с передней бронеплитой рубки. Выступающие за габариты рубки противооткатные устройства орудия были прикрыты массивной бронемаской, которая выполняла и роль уравновешивающего элемента. Использование конструктивного решения со станком позволило улучшить обитаемость и полезный объем рубки. Ходовая часть самоходки полностью была заимствована у тяжелого танка КВ-1С не претерпев каких-либо существенных изменений.  Прототип самоходки, получил обозначение КВ-14, и был продемонстрирован правительству уже в начале 1943 года. После демонстрации ЧКЗ получил приказ о немедленной подготовке серийного производства данных САУ. Такая поспешность объяснялась достаточно просто – войска нуждались в штурмовых орудиях при ведении наступательных операций, также КВ-14 был единственной машиной, которая могла уничтожать новый тяжелый танк вермахта Pz Kpfw VI «Тигр» на любых дистанциях боя. Впервые с ним советские войска столкнулись в сентябре 1942 года под Ленинградом.  Коллектив челябинского завода, проявив максимум усилий и настоящего трудового героизма, поставленную задачу выполнил – первые серийные САУ КВ-14 вышли из сборочных цехов завода уже в феврале 1943 года. При этом надо выделить то обстоятельство, что в 1943 году ЧКЗ занимался не только выпуском тяжелых танков КВ-1С, но и производил куда большее количество средних танков Т-34. Поэтому адаптация сборочных линий завода под КВ-14 проходила таким образом, чтобы не навредить массовому производству Т-34 и продолжать выпуск тяжелых танков КВ-1С. Лишь после запуска в серию нового тяжелого танка ИС и САУ на его базе выпуск Т-34 на ЧКЗ был свернут.  В армию новые машины попали уже весной 1943 года. Здесь их окончательно переименовали в СУ-152. В процессе серийного производства в конструкцию машин вносились различные несущественные изменения, которые были направлены на улучшение их боевых качеств и технологичности. Так на СУ-152 появилась турельная установка зенитного пулемета ДШК, которая была установлена лишь на те машины, которые прошли модернизацию на заводе-изготовителе в 1944-1945 годах. Век САУ СУ-152 в производстве оказался недолгим. На ЧКЗ полным ходом шли работы по созданию нового тяжелого танка, который хоть и был прямым наследником КВ, но «обратной совместимости» узлов и деталей с ним не имел. Пока не были закончены работы над его шасси, на ЧКЗ продолжался выпуск СУ-152 и переходной модели КВ-85, к концу осени 1943 года все работы по новому тяжелому танку были завершены и место САУ СУ-152 на конвейере заняла ее наследница ИСУ-152. Всего в течение 1943 года была выпущена 671 самоходка СУ-152.

 

Особенности конструкции

Броневой корпус и рубка САУ сваривались из катанных бронеплит толщиной в 75, 60, 30 и 20 мм. Броневая защита была дифференцированной, противоснарядной. Броневые плиты, из которых собиралась рубка, располагались под рациональными углами наклона. Для того чтобы обеспечить доступ к агрегатам и узлам двигателя на крыше моторного отделения был спроектирован большой прямоугольный люк с выштамповкой и отверстием для заливки воды в систему охлаждения двигателя. Также в бронеплите над трансмиссионным отделением находилось еще 2 круглых люка, которые использовались для доступа к механизмам трансмиссии САУ.  Весь экипаж самоходки размещался в броневой рубке, которая объединяла в себе отделение управления и боевое отделение. От двигательной установки рубка отделялась специальной перегородкой, в которой были сделаны шиберы, предназначавшиеся для вентиляции боевого отделения САУ. Когда шиберы были открыты, работающий двигатель создавал необходимую тягу воздуха, которой было достаточно для обновления воздуха в обитаемом пространстве СУ-152. Для посадки-высадки из машины члены экипажа использовали правый круглый одностворчатый люк на крыше рубки, а также прямоугольный двустворчатый люк, расположенный на стыке крышевой и задней бронеплит рубки. Слева от орудия размещался еще один круглый люк, но он не предназначался для посадки-высадки экипажа. Данный люк использовался для вывода наружу удлинителя панорамного прицела, однако в результате возникновения экстренной ситуации он также мог использоваться для эвакуации экипажа самоходки. Основной аварийный люк для покидания машины располагался в днище позади сидения механика-водителя.  Главным оружием САУ СУ-152 выступала модификация МЛ-20С нарезной 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 обр. 1937 года. Различия между качающимися частями буксируемого и самоходного вариантов в первую очередь были обусловлены необходимостью обеспечения удобства работы наводчика и заряжающего в тесных условиях закрытой рубки. Так маховики вертикальной и горизонтальной наводки на орудии МЛ-20С были расположены с левой стороны ствола, тогда как у буксируемого варианта с обеих сторон. Также МЛ-20С дополнительно оснащалась зарядным лотком. Углы вертикальной наводки орудия составляли от -5 до +18 градусов, сектор горизонтального обстрела равнялся 24 градусам (по 12 в каждую сторону). Длина ствола гаубицы-пушки составляла 29 калибров. Максимальная дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3,8 км., максимально возможная дальность стрельбы – 13 км. Оба поворотных механизма орудия были ручными, секторного типа, обслуживались наводчиком САУ, спуск МЛ-20С также был механическим ручным. Боекомплект орудия состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания. Снаряды и метательные заряды в гильзах размещались у задней стенки боевого отделения САУ и вдоль его бортов. Скорострельность орудия находилась на уровне 2 выстрелов в минуту. Для самообороны экипаж самоходки использовал 2 пистолета-пулемета ППШ (боекомплект 18 дисков на 1278 патронов), а также 25 гранат Ф-1.  САУ СУ-152 оснащалась четырёхтактным V-образным двенадцатицилиндровым дизелем В-2К жидкостного охлаждения. Максимальная мощность двигателя 600 л.с. Пуск дизеля обеспечивался при помощи стартера СТ-700 мощностью в 15 л.с. или сжатым воздухов из двух баллонов по 5 литров каждый, расположенных в боевом отделении САУ. Самоходка имела достаточно плотную компоновку, при которой основные топливные баки общим объемом в 600 литров были расположены в моторно-трансмиссионном и боевом отделении машины. Дополнительно САУ СУ-152 могла комплектоваться 4 наружными баками объемом по 90 литров каждый, которые устанавливались вдоль бортов моторно-трансмиссионного отделения и не были связаны с топливной системой двигателя. Дизельный двигатель самоходки работал в связке с четырёхступенчатой коробкой передач с демультипликатором (8 передач вперед, 2 назад).

Ходовая часть САУ СУ-152 была аналогична ходовой части тяжелого танка КВ-1С. Подвеска САУ – индивидуальная торсионная для каждого из 6 цельнолитых двускатных опорных катков малого диаметра на каждый борт. Напротив каждого опорного катка к корпусу САУ были приварены ограничители хода балансиров подвески. Ленивцы с винтовым механизмом натяжения гусеницы находились спереди, а ведущие колеса со съёмными зубчатыми венцами – сзади. На каждый борт самоходки приходилось также по 3 малых цельнолитых поддерживающих катка.

 

Боевое применение

Первоначально самоходками СУ-152 вооружались отдельные тяжелые самоходно-артиллерийские полки (ОТСАП), каждый из которых включал в себя по 12 боевых машин. Несколько таких подразделений были сформированы уже к весне 1943 года. В оборонительной операции Красной Армии на Курской дуге приняло участие 2 полка, вооруженных этими машинами, которые были развернуты на северном и южном фасе Курской дуги. Из всей советской бронетехники только данные САУ могли уверенно бороться со всеми типами бронетехники немцев, не сближаясь с ней.

Ввиду малого количества (всего 24 штуки), заметной роли в Курской битве данные самоходки не сыграли, но важность их наличия в действующих частях не подвергается сомнению. Применялись они по большей части как истребители танков, так как только САУ СУ-152 могла достаточно эффективно бороться с новыми и модернизированными танками и САУ вермахта практически на любой дистанции боя.  Стоит отметить, что большую часть немецкой бронетехники в Курской битве составляли модернизированные версии танков PzKpfW III и PzKpfW IV, «Тигров» использовалось около 150, «Пантер» около 200, а «Фердинандов» – 90. Тем не менее, даже средние немецкие танки, лобовая броня корпуса которых была доведена до 70-80 мм. были грозным противником для советской 45 и 76-мм артиллерии, которая не пробивала их калиберными боеприпасами на дальности свыше 300 метров. Более эффективные подкалиберные снаряды имелись в войсках в недостаточном количестве. В то же время снаряды СУ-152 вследствие большой массы и кинетической энергии обладали сильным разрушительным потенциалом и их прямые попадания в бронированные цели приводили к серьезным разрушениям последних.  САУ СУ-152 доказали, что не существует такой немецкой техники, которую они не могли бы уничтожить. Бронебойные снаряды 152-мм гаубицы просто разбивали средние танки Pz Kpfw III и Pz Kpfw IV. Броня новых танков «Пантера» и «Тигр» также не способна была противостоять данным снарядам. Из-за нехватки в войсках 152-мм бронебойных снарядов экипажи САУ часто использовали бетонобойные или даже просто осколочно-фугасные выстрелы. Осколочно-фугасные выстрелы также обладали неплохой эффективностью при использовании по бронированным целям. Нередко отмечались случаи, когда фугасный снаряд при попадании в башню срывал ее с погона. Даже если броня танка выдерживала удар, разрывы таких боеприпасов повреждали ходовую часть, прицелы, орудия, выводя танки противника из боя. Иногда для поражения немецкой бронетехники достаточно было близкого разрыва осколочно-фугасного снаряда. Экипаж САУ майора Санковского, командовавшего одной из батарей СУ-152, за один день боев записал на свой счет 10 вражеских танков (возможно успех относился ко всей батарее) и был представлен к званию Героя Советского Союза.

В наступательной фазе Курской битвы СУ-152 также достаточно хорошо себя зарекомендовали, выступая в роли мобильной тяжелой артиллерии, которая усиливала пехотные и танковые части Красной армии. Часто самоходки сражались в первых линиях наступающих войск, но нередко использовались и более рационально – в качестве средства огневой поддержки второй линии атаки, что положительно сказывалось на выживаемости экипажей.

 

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ ИСУ-152

 

Начало серийного выпуска танков ИС-1 в 1943 году, сопровождалось свертыванием производства всех выпускаемых на ЧКЗ машин других типов, в том числе тяжелых танков КВ-1С и САУ на его базе СУ-152. Однако потребность фронта в тяжелых самоходках типа СУ-152 была чрезвычайно велика и просто так отказаться от проекта подобной машины было нельзя. Сама-собой, перед конструкторами танка ИС встала задача создать замену для СУ-152, но на базе нового танка типа ИС. Рабочее название новой САУ стало ИСУ-152.

 

Конструкция САУ ИСУ-152

Несмотря на совершенно одинаковую артсистему, для новой самоходки пришлось заново разработать боевую рубку — старая никак не подходила под габариты нового шасси. Так как корпус танка ИС был ниже, то рубка новой самоходки получилась более высокой по сравнению с СУ-152 — это основное визуальное отличие обеих машин. Больший размер рубки повышал заметность САУ на поле боя, но в то же время обеспечивал лучшие по сравнению с СУ-152 условия работы экипажа. Прототип самоходки на базе танка ИС был построен за весьма короткий срок. Получивший заводской индекс «объект 241» опытный образец вышел на испытания 21 ноября 1943 года. После успешного их завершения новая самоходка была запущена в серийное производство под окончательным обозначением ИСУ-152. По плану первые 5 машин должны были быть сданы военной приемке уже в ноябре, а в декабре завод должен был сдать еще 30 самоходок. В процессе производства в конструкцию ИСУ-152 неоднократно вводились небольшие, но важные изменения. На машинах поздних выпусков устанавливалась радиостанция 10РК (вместо 10Р), 12,7-мм зенитный пулемет ДШК, емкость основных и дополнительных топливных баков была заметно увеличена.

 

Боевое применение ИСУ-152

ИСУ-152 применялась в отдельных тяжелых самоходных полках (ОТСАП). Каждый полк имел на вооружении 21 самоходку в составе 4 батарей по 5 машин, плюс одну командирскую. Тяжелые САУ предназначались для разрушения полевых и долговременных фортификационных сооружений, борьбы с танками на дальних дистанциях, поддержки пехоты и танков в наступлении. Боевой опыт показал, что ИСУ-152 способны успешно решать все эти задачи.  ИСУ-152 могла поражать любые типы танков и самоходок вермахта. Сами за себя говорят прозвища ИСУ-152: советское «Зверобой» и немецкое «Dosenoffner» (открыватель консервных банок). Солидное бронирование самоходки позволяло ей занимать огневые позиции, недоступные буксируемой артиллерии, и поражать цель выстрелами прямой наводкой. ИСУ-152 обладала хорошей живучестью под огнем противника и высокой ремонтопригодностью, что как мы увидим дальше, обеспечило ей долгую жизнь.  Максимальную эффективность ИСУ-152 имела при штурмах укрепленных полос и городов. Мобильность, хорошее бронирование и огромная разрушительная сила 43-килограммового фугасного снаряда делали самоходку страшным врагом для окопавшегося противника. За проявленную доблесть при освобождении белорусских городов 8 тяжелых самоходных полков получили их почетные наименования, а еще 3 были удостоены ордена Боевого Красного Знамени. В дальнейшем они использовались практически во всех штурмовых действиях Красной Армии. Последние свои залпы во Второй Мировой войне они дали на другом конце евразийского континента в ходе операции по разгрому японской Квантунской армии.  После Второй Мировой войны ИСУ-152 еще несколько раз приняли участие в вооруженных конфликтах. Эти машины участвовали в венгерских событиях 1956 года, некоторое количество самоходок было передано Египту — там они выполняли функции неподвижных огневых точек на берегу Суэцкого канала.

 

Модернизации и дальнейшая служба ИСУ-152

В течение 1944-45 гг. в опытном порядке предпринимались попытки увеличить огневую мощь самоходки — в СКБ-2 завода № 100 был построен прототип «объект 246» (ИСУ-152-1 или ИСУ-152БМ), вооруженный 152,4-мм пушкой БЛ-8, разработанной в ОКБ-172 НКВД. Вторым вариантом была установка пушки БЛ-10 с более коротким стволом по сравнению с БЛ-8 того же разработчика («объект 247» или ИСУ-152-2). Обе САУ превосходили по огневой мощи прототип, но из-за сложностей с производством и недочетов конструкции, на вооружение приняты не были.  Не имеющая аналогов по огневой мощи самоходка применялась и после войны. К началу 50-х годов они ничуть не устарели морально, и к 1956 году оставшиеся в строю машины прошли глубокую модернизацию. Вместо двигателя В-2ИС на них установили В-54К, полностью заменили радиостанции и приборы наблюдения, установили командирскую башенку с прибором ТПКУ и 7 смотровыми блоками. Была немного переработана ходовая часть, увеличена емкость топливных баков и доведен до 30 выстрелов боекомплект. Модернизированная ИСУ-152 получила индекс ИСУ-152К или «объект К-241».  В 1959 году машины подверглись второй модернизации (и завершилось их серийное производство) — на САУ установили узлы и агрегаты модернизированной версии базового танка ИС-2М и прибор ночного видения. Эта модификация известна как ИСУ-152М или«объект М-241». На вооружении ИСУ-152 оставалась аж до 1974 года, всего за период с 1943 по 1959 год было произведено 1575 этих замечательных машин.

 

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ ИСУ-122

 

ИСУ-122 — советская тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Великой Отечественной войны. В названии машины аббревиатура ИСУ означает «самоходная установка на базе танка ИС» или «ИС-установка»; буква «И» в дополнение к стандартному советскому обозначению «СУ» боевой техники такого класса потребовалась для отличия от САУ того же калибра СУ-122 на другой танковой базе. Индекс 122 означает калибр основного вооружения машины. Разработана конструкторским бюро опытного завода № 100 в декабре 1943 года и принята на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) 12 марта 1944 года. Месяцем позже началось её серийное производство на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ), продолжавшееся до 1945 года. ИСУ-122 широко применялись на завершающем этапе Великой Отечественной войны в роли мощного истребителя танков и штурмового орудия, сыграв важную роль в разгроме нацистской Германии и её союзников. Помимо РККА, ИСУ-122 состояли на вооружении армий Польши и Чехословакии, единичные трофейные машины использовались вермахтом. В послевоенный период ИСУ-122 прошли модернизацию и достаточно долго состояли на вооружении Советской армии. Начиная с середины 1960-х годов, ИСУ-122 были сняты с вооружения Советской армии; некоторое количество уцелевших от разрезки на металл машин сейчас служат памятниками и экспонатами в музеях различных стран мира. Поставлялась также ряду стран, в большинстве из которых она снята с вооружения, но некоторое количество ИСУ-122 всё ещё, по состоянию на 2007 год, используется армией Вьетнама. Прототип тяжёлой САУ ИСУ-122 Объект 242 был построен на ЧКЗ в декабре 1943 года. Фактически он представлял собой ранее разработанную ИСУ-152 и отличался от неё только вооружением — вместо 152,4-мм гаубицы-пушки МЛ-20С на новой машине установили 121,92-мм пушку А-19. Поскольку оба этих орудия в буксируемом варианте устанавливались на один и тот же лафет 52-Л-504А и были весьма близки по конструкции, то особых трудностей при перестволении не возникало. Объект 242 был успешно испытан на Гороховецком артиллерийском полигоне, но не был немедленно запущен в серийное производство — в то время все бронекорпуса ИСУ комплектовались гаубицей-пушкой МЛ-20С. Однако к весне 1944 года выпуск бронекорпусов ИСУ превысил выпуск орудий МЛ-20С, и было принято решение оснастить недоукомплектованные серийные машины пушкой А-19 (точнее, её слегка модернизированным вариантом А-19С (Индекс ГАУ — 52-ПС-471), более удобным для наводчика в стеснённых условиях боевого отделения самоходки). На тот момент на складах имелся определённый запас стволов А-19, которые могли быть без особых проблем адаптированы к установке в САУ серии ИСУ. В свете этих обстоятельств Государственный Комитет Обороны 12 марта 1944 года официально принял на вооружение РККА прототип Объект 242 под названием ИСУ-122. В апреле 1944 года первые серийные ИСУ-122 покинули сборочные линии ЧКЗ.

Пушка А-19С имела ручной затвор поршневого типа, что отрицательно сказывалось на скорострельности (1,5—2,5 выстрела в минуту). Поэтому советские инженеры улучшили 121,92-мм орудие А-19, оснастив его полуавтоматическим клиновым затвором. Этот вариант пушки получил обозначение Д-25Т и изначально устанавливался на танки ИС-2. К концу августа 1944 года были закончены все работы по созданию самоходного варианта пушки Д-25С, и тогда же в серию была запущена улучшенная версия САУ ИСУ-122С с этим орудием. Скорострельность возросла до 3—4 выстрелов в минуту, а в самых лучших условиях могла достигать 6 выстрелов в минуту.  Несмотря на явные преимущества ИСУ-122C над оригинальным вариантом ИСУ-122, последний остался в производстве благодаря гораздо большей доле поступающих с артиллерийских заводов стволов 122-мм самоходных пушек обр. 1937/44 гг. (дальнейшее развитие А-19С) по сравнению с другими образцами вооружения, годными для установки в самоходки серии ИСУ (МЛ-20С и Д-25С). Серийный выпуск ИСУ-122 был прекращён в 1945 году, всего ЧКЗ построил 1735 ИСУ-122, из них 1435 до 1 июня 1945 года. Причинами снятия с производства послужили как общее уменьшение выпуска бронетехники после окончания Второй мировой войны, так и отсутствие превосходства в вооружении у ИСУ-122 над базовым танком ИС-2. Лицензии на производство ИСУ-122 в другие страны не продавались.

После Великой Отечественной войны много уцелевших ИСУ-122 было переоборудовано в пусковые ракетные установки, самоходные шасси для орудий особой мощности, машины снабжения или БРЭМ. Небольшое число сохранивших своё оригинальное вооружение ИСУ-122 было модернизировано в 1958 году. Но по сравнению с ИСУ-152 модернизация была неполной — заменялись только прицелы и радиостанции; двигатель обновлялся не всегда. В начале 1960-х годов ИСУ-122 были сняты с вооружения Советской армии (ИСУ-152 служили гораздо дольше), часть разоружённых машин была передана в распоряжение ряда гражданских ведомств. ИСУ-122 имела ту же компоновку, что и все другие серийные советские САУ того времени (за исключением СУ-76). Полностью бронированный корпус был разделён на две части. Экипаж, орудие и боезапас размещались впереди в броневой рубке, которая совмещала боевое отделение и отделение управления. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Официально существовало две серийных модификации самоходки — ИСУ-122 со 122-мм орудием с поршневым затвором и ИСУ-122С со 122-мм пушкой Д-25С с клиновым затвором. Эти варианты легко различимы визуально по меньшей бронемаске орудия и наличию двухкамерного дульного тормоза у ИСУ-122С. Однако помимо этих отличий у серийных машин существовали другие, менее заметные конструктивные особенности. У серийных ИСУ-122 различались орудия, см. секцию Описание конструкции, лоб бронекорпуса также мог отличаться по технологии изготовления:

ИСУ-122 на базе танка ИС 1943 г. выпуска имела цельнолитую лобовую броню корпуса;

ИСУ-122 на базе танка ИС 1944 г. выпуска имела лобовую броню корпуса, сваренную из двух катаных бронеплит. Этот вариант самоходки отличался увеличенной толщиной маски орудия по сравнению и более вместительными топливными баками.  С октября 1944 г. ИСУ-122 стали оснащаться 12,7-мм зенитным пулемётом ДШК. Ряд ранее выпущенных машин также получил этот пулемёт в ходе ремонта.

 

 

 

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ ИСУ-122С

 

ИСУ-122С — советская тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Великой Отечественной войны. В названии машины аббревиатура ИСУ означает «Самоходная Установка на базе танка ИС» или «ИС-Установка». Индекс 122 означает калибр основного вооружения машины, буква «С» индицирует отличие от первого серийного образца 122-мм самоходной установки ИСУ-122, которая послужила базой для создания ИСУ-122С. На этапе разработки ИСУ-122С также обозначалась как ИСУ-122-2 — второй по счёту опытный вариант базовой машины. Эта боевая машина была разработана конструкторским бюро опытного завода № 100 в апреле 1944 года и принята на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) в августе 1944 года. В том же месяце началось её серийное производство на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ), продолжавшееся до 1945 года включительно. ИСУ-122С применялись на завершающем этапе Великой Отечественной войны в роли мощного истребителя танков и штурмового орудия, сыграв важную роль в разгроме нацистской Германии и её союзников.  В послевоенный период ИСУ-122С прошли модернизацию и достаточно долго состояли на вооружении Советской армии. Начиная с середины 1960-х годов, ИСУ-122С были сняты с вооружения Советской армии, некоторое количество уцелевших от разрезки на металл машин сейчас служат памятниками и экспонатами в музеях различных стран мира.

Прототип тяжёлой САУ ИСУ-122С Объект 249 был построен на ЧКЗ в апреле 1944 года. Фактически он представлял собой ранее разработанную ИСУ-122 и отличался от неё только вооружением и рядом связанных с ним конструктивных элементов — вместо 122-мм пушки А-19С на новой машине установили пушку Д-25С того же калибра. Причиной замены орудия стала необходимость повышения скорострельности, которая у исходной ИСУ-122 в самых лучших условиях не превышала 4 выстрелов в минуту, а на практике колебалась от 1,5 до 2,5 выстрелов в минуту, что было явно недостаточно для её применения в качестве истребителя танков. Одной из причин низкой скорострельности был ручной поршневой затвор у орудия А-19С, тогда как пушка Д-25С имела более удобный в обращении клиновый полуавтоматический затвор. Объект 249 был успешно испытан на Гороховецком артиллерийском полигоне в июне 1944 года, но не был немедленно запущен в серийное производство — в то время выпуск пушки Д-25 был ещё недостаточен для вооружения самоходно-артиллерийских установок. Однако спустя полтора месяца производственные трудности с объёмом выпуска пушек Д-25 удалось преодолеть и в свете этих обстоятельств Государственный Комитет Обороны 22 августа 1944 года официально принял на вооружение РККА прототип Объект 249 под названием ИСУ-122С. Немедленно после принятия этого постановления первые серийные ИСУ-122С покинули сборочные линии ЧКЗ.

После Великой Отечественной войны много уцелевших ИСУ-122C было переоборудовано в пусковые ракетные установки, самоходные шасси для орудий особой мощности, машины снабжения или БРЭМ.  Небольшое число сохранивших своё оригинальное вооружение ИСУ-122C было модернизировано в 1958 году. Но по сравнению с ИСУ-152 модернизация была неполной — заменялись только прицелы и радиостанции, двигатель обновлялся не всегда. В начале 1960-х годов ИСУ-122С были сняты с вооружения Советской армии (ИСУ-152 служили гораздо дольше), часть разоружённых машин была даже передана в распоряжение ряда гражданских ведомств. Хотя ИСУ-122С имела ярко выраженное преимущество над исходным вариантом ИСУ-122, полностью перейти на её выпуск ЧКЗ не удалось — всё ещё сказывалась нехватка пушек Д-25, которыми также вооружались танки ИС-2, на чьей базе строились САУ серии ИСУ. До 1 июня 1945 года ЧКЗ построил 475 ИСУ-122С, тогда как до этой даты оригинальных ИСУ-122 было выпущено почти в три раза больше — 1435 самоходок. Всего с августа 1944 по конец 1945 года ЧКЗ выпустил 675 ИСУ-122. Причиной снятия с производства послужило как общее сокращение выпуска бронетехники после окончания Второй мировой войны, так и отсутствие превосходства в вооружении у ИСУ-122С над танком-базой ИС-2 и его последующим развитием ИС-3.  ИСУ-122С имела ту же компоновку, что и все другие серийные советские САУ того времени (за исключением СУ-76). Полностью бронированный корпус был разделён на две части. Экипаж, орудие и боезапас размещались впереди в броневой рубке, которая совмещала боевое отделение и отделение управления. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Основным вооружением ИСУ-122 являлась пушка Д-25С (индекс ГАУ — 52-ПС-471С) калибра 121,92 мм и длиной ствола в 48 калибров. Это орудие наследовало от А-19 только часть деталей ствольной группы и не было полностью идентично танковой пушке Д-25Т. По сравнению с танковым вариантом были изменены конструкции тормоза наката и полуавтоматического клинового затвора. Последний имел горизонтальное перемещение клина и полуавтоматику скалочного типа, которая была простой по конструкции, но имела существенный недостаток — большое ударное действие на детали затвора. По сравнению с вертикальным перемещением клина, более типичным для советских орудий того времени, горизонтальное его перемещение позволило уменьшить усилия по его открыванию и закрыванию, повысить плотность компоновки и удобство заряжания. В результате скорострельность в самых лучших условиях повысилась до 6 выстрелов в минуту, а на практике — до 3—4 выстрелов в минуту. Следует отметить, что скорострельность ИСУ-122С была выше, чем у танка-базы ИС-2 с аналогичным вооружением вследствие наличия второго заряжающего и большей просторности боевого отделения ИСУ-122С по сравнению с башней ИС-2. Уравновешивание качающейся части орудия в цапфах осуществлялось специальным пружинным механизмом. Орудие Д-25С оснащалось двухкамерным дульным тормозом, который отсутствовал у пушки А-19С. Оснащение дульным тормозом позволило снизить ударные нагрузки на противооткатные устройства и уменьшить их массу и габариты, что благоприятно сказалось на эргономике боевого отделения. Однако это решение имело и свой недостаток — при наличии перевозимых десантников ИСУ-122С не могла стрелять из своего орудия. При выстреле отклонённые дульным тормозом пороховые газы могли нанести серьёзные травмы бойцам на броне самоходки. Орудие монтировалось в рамке на лобовой бронеплите рубки и имело вертикальные углы наводки от −3 до +20°, сектор горизонтальной наводки составлял 10° (3° влево и 7° вправо). Высота линии огня составляла 1,795 м, дальность прямого выстрела — 1000—1200 м по цели высотой 2,5—3 м, дальность выстрела прямой наводкой — 5 км, наибольшая дальность стрельбы — до 15 км. Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска. Боекомплект орудия составлял 30 выстрелов раздельного заряжания. Снаряды укладывались вдоль обоих бортов рубки, заряды — там же, а также на днище боевого отделения и на задней стенке рубки. По сравнению с ассортиментом боеприпасов буксируемых орудий А-19, боекомплект ИСУ-122С был существенно менее разнообразен. В его состав входили: бронебойно-трассирующий остроголовый снаряд 53-БР-471 массой 25 кг, начальная скорость 792—800 м/с;  осколочно-фугасная пушечная граната 53-ОФ-471 или 53-ОФ-471Н той же массы и с той же начальной скоростью на полном заряде.  Вместо бронебойно-трассирующих снарядов 53-БР-471 могли применяться бронебойно-трассирующие тупоголовые снаряды с баллистическим наконечником 53-БР-471Б (с начала 1945 года).  Для разрушения железобетонных ДОТов в боекомплект мог вводиться бетонобойный пушечный снаряд 53-Г-471. Номенклатура метательных зарядов также была существенно уменьшена — она включала в себя полный заряд 54-Ж-471 под бронебойный снаряд и осколочно-фугасную гранату, и третий заряд 54-ЖН-471 только под осколочно-фугасную гранату. В принципе, пушка Д-25С могла стрелять всеми типами снарядов и зарядов от своего «прародителя» А-19. Однако в поучениях и таблицах стрельбы для ИСУ-122С времён Великой Отечественной войны значатся только указанные выше боеприпасы. Это не исключает возможности стрельбы другими типами боеприпасов в то время, но документальных подтверждений такой стрельбы в виде тогдашних отчётов, наставлений и нормативных документов нет. Этот момент составляет пока ещё не до конца исследованный вопрос и часто становится причиной споров на военно-тематических форумах. С другой стороны, в послевоенное время, когда акцент использования ИСУ-122С сместился от истребителя танков в сторону самоходной гаубицы, возможность стрельбы всем ассортиментом боеприпасов от буксируемой А-19 становится существенно более вероятной.  На ИСУ-122С с самого начала выпуска устанавливался зенитный крупнокалиберный 12,7-мм пулемёт ДШК с коллиматорным прицелом К-8Т на турельной установке на правом круглом люке командира машины. Боекомплект к ДШК составлял 250 патронов.  Для самообороны экипаж имел два автомата (пистолет-пулемёта) ППШ или ППС с боекомплектом 497 патронов (7 дисков) и 25 ручных гранат Ф-1. Визуально ИСУ-122С от исходного варианта ИСУ-122 можно отличить по дульному тормозу на орудии и бронемаске меньших размеров, хотя ряд машин раннего выпуска оснащался бронемаской от ИСУ-122/152. В частности, именно такая ИСУ-122С экспонируется в Музее Великой Отечественной войны в Киеве, Украина. У серийных ИСУ-122С в зависимости от времени выпуска лоб бронекорпуса мог отличаться по технологии изготовления: ИСУ-122С на базе танка ИС 1943 года выпуска имела цельнолитую лобовую броню корпуса.

ИСУ-122С на базе танка ИС 1944 года выпуска имела лобовую броню корпуса, сваренную из двух катаных бронеплит. Этот вариант самоходки также оснащался более вместительными топливными баками.

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ СУ-122П

 

СУ-122П — советская экспериментальная самоходная артиллерийская установка, созданная на основе самоходки СУ-100. Серийно не выпускалась. По массе относилась к средним САУ.  Конструкторский коллектив ЧКЗ был создателем самоходки СУ-100. Производство прототипа началось в начале весны 1944 года, но темпы производства были замедлены ввиду неготовности пушки Д-10С к боевой эксплуатации. Выпуск самоходки был отложен, и временно ЧКЗ вынужден был производить САУ под названием СУ-85М. Вскоре в серию запустили новое самоходное орудие СУ-122П, которое должно было заменить СУ-100.  СУ-122П немного отличалась от СУ-100. Хотя для создания обеих самоходок использовались части танка Т-34-85, в СУ-122П, как видно из названия, использовалась 122-мм пушка Д-25С (модификация орудия А-19). Также в оружии присутствовал дульный тормоз. В основном самоходка не отличалась от СУ-100: шасси, боевое отделение и рубка не изменились.  В сентябре 1944 года самоходку собрали и отправили на заводские испытания. Через несколько недель СУ-122П отправилась на полигон в Гороховец для государственных испытаний. Несмотря на успешные результаты, приказ о серийном производстве не был утверждён. Основной причиной стало недовольство орудием, которое уступало Д-10С в бронепробиваемости и скорострельности, а также имело более сильную отдачу.  Замнаркома танковой промышленности Ж. Я. Котин с недоверием относился к установке мощных орудий на шасси «тридцать-четвёрки». Производство СУ-122П так и не возобновилось ни до конца войны, ни после неё.

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ СУ-100П

 

Самоходная установка СУ-100П («Объект 105») предназначалась для вооружения артиллерийских полков танковых дивизий взамен легких самоходных установок СУ-76М. Она была разработана на Уралмашзаводе коллективом конструкторского отдела №3 ОКБ-3 под руководством главного конструктора Л.И. Горлицкого (с июня 1953 г. - ГС. Ефимова).   ОКР на ее разработку была задана Постановлением СМ СССР от 9 апреля 1947 г. Уточненные ТТТ были оформлены Постановлением СМ СССР от 22 июня 1948 г. Вследствие недостаточного опыта творческих кадров и распыленности их сил на большой объем работ, Уралмашзавод в период с 1947-1948 гг. имел отставание от графика в проектировании и изготовлении образцов для заводских испытаний. На стадии ОКР машина имела обозначение «Объект 105».  Осенью 1948 г. начались ходовые испытания опытного образца, которые завершились весной 1949 г. Со 2 по 17 июня 1949 г. были проведены заводские испытания опытной СУ «Объект 105». Конструкция ходовой части, особенно в отношении повышения надежности ее составных частей, была улучшена и во исполнение Постановления СМ СССР от 15 октября 1949 г. в IV квартале 1949 г. опытный образец был предъявлен на государственные испытания. В период государственных испытаний с января по март 1950 г. самоходная установка прошла 3012 км.  Установка испытаний не выдержала из-за дефектов ходовой части и трансмиссии (изгиб балансиров, поломка одной оси балансира, сползание бандажей опорных катков и разрушение игольчатых подшипников в коробке передач). После устранения выявленных недостатков опытный образец прошел осенью-зимой 1950 г. заводские испытания в объеме 3000 км. В марте-мае 1951 г. в районе г. Ломоносова Ленинградской области были проведены государственные контрольные испытания, которые подтвердили целесообразность проведенных мероприятий по доработке опытного образца.  СМ СССР Постановлением от 27 декабря 1951 г. обязал МТиТМ изготовить на Уралмашзаводе 3 доработанных самоходных установки в III квартале 1952 г. для проведения войсковых испытаний. В результате конструкторской работы по дальнейшему совершенствованию САУ были полностью переработаны щит и тумба, пушка Д50/Д10А и размещение боевого расчета. Высота линии огня была снижена с 1910 до 1803 мм, а общая высота машины не превышала 2410 мм. Боевой расчет был увеличен до пяти человек. Войсковые испытания самоходных установок проходили в октябре-ноябре 1952 г. в районе Самарканда. Две машины испытания выдержали, а одна машина испытаний не выдержала вследствие разрушения подшипника бортового редуктора и поломки на 2988 км зуба шестерни постоянного зацепления коробки передач. Осенью 1953 г. две установки, восстановленные после испытаний Уралмашзаводом, были переданы ГБТУ для учебных целей. В начале 1954 г. третий испытывавший образец СУ был переоборудован и весной-летом того же года успешно прошел контрольные заводские ходовые испытания в объеме 3100 км. 10 машин установочной партии в IV квартале 1954 г. были направлены для войсковой эксплуатации в 4-ю гвардейскую Кантемировскую танковую дивизию.

По результатам войсковых испытаний самоходная установка Постановлением СМ СССР от 26 февраля 1955 г. была принята на вооружение Советской Армии под маркой СУ-100П. На заводе транспортного машиностроения им. Я.М. Свердлова (УЗТМ) была выпущена партия СУ-100П в количестве 14 машин. С целью улучшения узлов и агрегатов самоходной установки СУ-100П Постановлением СМ СССР от 4 февраля 1956 г. УЗТМ была задана разработка полузакрытой СУ-100П с повышенным сроком службы до 7000-10 000 км пробега. Опытный образец машины, получивший обозначение СУ-100ПМ «Объект 105М», был изготовлен в 1958 г. и до 1 августа 1960 г. проходил испытания на НИИБТ полигоне. В 1958 г. Решением СМ СССР работы по самоходной установке СУ-100П были прекращены. На базе самоходной артиллерийской установки СУ-100П и ее агрегатов были разработаны бронированные машины зенитного ракетного комплекса 2К11 «Круг», гусеничный минный заградитель, а также опытные образцы открытых самоходных установок СУ-152П и СУ-152Г, полностью бронированной самоходной установки СУ-152 «Объект 120» и зенитной самоходной установки «Енисей» («Объект 119»), бронетранспортера «Объект 112» и самоходной прожекторной установки «Объект 117».

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ СУ-152Г

 

Созданная на базе СУ-100П, 152-мм самоходная артиллерийская установка СУ-152Г (Объект 108) представляла собой противотанково-штурмовую установку и отличалась от базовой машины лишь вооружением. Самоходная гаубица СУ-152Г (Объект 108) была разработана под руководством Г. С. Ефимова в конструкторском бюро Свердловского машиностроительного завода «Уралтрансмаш». В 1948 году был изготовлен первый опытный образец, в марте того же года самоходная гаубица прошла заводские испытания, и проект был сдан военпреду 16 июня 1948 г, еще две гаубицы были изготовлены и испытаны до — 31 декабря 1948 г. В конце 1949 года САУ СУ-152Г (Объект 108) прошла Государственные испытания и была принята на вооружение. Однако серийное производство не было развёрнуто. Корпус САУ СУ-152Г (Объект 108) был сварен из катаных листов. В его средней части размешались силовая установка и агрегаты силовой передачи, двигатель смещен вправо. Слева находилось отделение управления. Боевое отделение с боков было прикрыто откидывающимися щитами. В качестве основного вооружения на машину была установлена гаубица Д-50/Д-1, спроектированная в КБ "Уралмаша" на базе 152-мм буксируемой гаубицы Д-1. Внутреннее устройство ствола, боеприпасы и баллистика обоих орудий были одинаковыми. Гаубица Д-50/Д-1 имела двухкамерный дульный тормоз и вертикальный клиновой полуавтоматический затвор с плавающим выбрасывателем. Заряжание раздельно-гильзовое. Гаубица Д-50/Д-1 могла стрелять всеми боеприпасами от 152-мм гаубицы Д-1. Серийная гаубица оснащалась механическим досылателем, но первый образец был изготовлен без него. Верхний станок орудия крепился к тумбе, установленной в средней части САУ. Угол вертикального наведения гаубицы находился в секторе от -5 до +40°, в горизонтальной плоскости орудие наводилось в секторе 143°.  В качестве силовой установки на САУ СУ-152Г (Объект 108) был установлен двенадцатицилиндровый V-образный четырехтактный дизель жидкостного охлаждения В-54-105, развивавший мощность 294 кВт при 2000 об/мин и позволявший машине с боевой массой более 23т двигаться по дорогам с твердым покрытием с максимальной скоростью 65 км/ч. При емкости топливных баков 407 л машина могла пройти без дозаправки 290 км.  Подвеска машины индивидуальная торсионная с гидравлическими амортизаторами телескопического типа, установленными на передних (снаружи) и задних (внутри корпуса) узлах. Ходовая часть, применительно к одному борту состояла из двенадцати обрезиненных опорных каткое и шести также обрезиненных поддерживающих роликов. Гусеничная цепь мелкозвенчатая с резино-металлическим шарниром последовательного типа.

 

ПТ-САУ СУ-152П

 

Су-152П представляла собой противотанково- штурмовую установку. В ноябре 1946 года КБ завода «Уралмаш» представило ГАУ эскизный проект 152-мм пушки М- 53, предназначенной для установки в 24-х тонный самоход, спроектированный УЗТМ. Проект пушки был одобрен. Но в ходе последующих согласований КБ «Уралмаша» разработало новую схему на основе значительного смещения орудия вперед. Окончательно техпроект был утвержден ГАУ в конце 1947 года. Пушка М-53 имела мощный щелевой дульный тормоз с эффективностью 55%. Затвор горизонтальный клиновой полуавтоматический. Заряжание раздельно-гильзовое. Снаряд досылается механическим досылателем пружинного типа, досылание гильзы с зарядом производится вручную. Баллистика пушки аналогов не имеет, и по начальной скорости она почти на 100 м/с (760 против 665) превышает показатели МЛ-20 и ИСУ-152. Тормоз отката гидравлический, накатник пневматический, длина отката 1100 мм. Механизм горизонтального наведения пушки секторного типа с электрическим приводом. Вращающаяся часть орудия размещена на роликовом погоне, чем значительно снижено усилие привода поворотного механизма. Система хорошо отцентрирована – геометрический центр роликового погона и центр тяжести вращающейся части находятся на одной вертикали. Ввиду невозможности обеспечить естественное уравновешивание качающейся части был введен уравновешивающий механизм пружинного типа. На фото хорошо видны его две вертикальные колонки. Верхний станок пушки установлен на тумбе, прикрепленной к боевому отделению. Первый опытный образец пушки М-53 был изготовлен «Уралмашем» и отправлен на УЗТМ 8 сентября 1948 года, второй образец пушки сдан военпреду 30.09.1948 г., а третий – 31.12.1948 г.  Открытая щитовая установка СУ-152П была изготовлена УЗТМ на базе самохода СУ- 100П. Корпус удлинен и увеличено число опорных катков с 12 до 14, а поддерживающих – с 6 до 8.  В 1949 году были проведены испытания самохода с пушкой, в ходе которых отмечена его недостаточная устойчивость при стрельбе.  Установка СУ-152П на вооружение не принималась и в серийное производство не запускалась. Опытный образец СУ-152П хранится в Кубинском музее.

 

 

ПТ САУ

ПТ-САУ АСУ-57

 

Легкая авиадесантная артиллерийская установка класса противотанковых САУ была разработана в конце 40-х гг. специально для вооружения воздушно-десантных войск. А в 1951 г. установку приняли на вооружение и серийно выпускали до 1962 г. АСУ-57, полузакрытая установка с передним расположением МТО, имела боевое отделение, совмещенное с отделением управления, и расположенное в кормовой части корпуса. Здесь размещался экипаж, состоящий из трех человек, и орудие. Противопульная броневая защита корпуса изготавливалась из стальных и алюминиевых броневых листов, которые сваривались между собой. За счет использования в конструкции сплавов алюминия конструкторы добились уменьшения размеров машины, а также снижения ее массы. Носовая часть была изготовлена из двух броневых листов, сваренных между собой и с бортами корпуса. Передняя часть днища крепилась к нижнему листу. Борта корпуса составляли вертикальные бронелисты, которые были приварены к нишам подвески и бортов, а также к лобовым щитам. Днище корпуса и корма защищались дюралюминиевыми листами. Для удобства экипажа верхние части лобового и бортовых листов делались откидными.  Ходовая часть машины включала три обрезиненных опорных катка, обрезиненное натяжное колесо, являющееся и опорным, со встроенным механизмом натяжения винтового типа, два поддерживающих ролика и звездочки на каждый борт, имеющие по два зубчатых венца с ассиметричным профилем зубьев. Высокую подвижность и проходимость машина получила благодаря гусеничному движителю. Подвеска машины была трубчато-стержневой торсионной с гидравлическими амортизаторами на передних узлах. Металлическая мелкозвенчатая гусеничная цепь шириной 204 мм состояла из 80 траков.  Машина с ходу могла преодолеть ров или траншею шириной до 1,4 м и вертикальное препятствие высотой до 0,5 м. Максимальный угол подъема достигал 30°. АСУ-57 могла преодолевать и водные препятствия, но только вброд, поскольку не была оснащена плавающим оборудованием. Глубина преодолеваемых бродов не должна была превышать 0,7 м. Удельное давление машины на грунт составляло всего 0,35 кг/см2, что равно давлению на грунт взрослого человека. Транспортировка установки производилась с помощью тяжелых планеров Як-14 и Ил-32, и для избежания раскачки корпуса в этот момент в машине имелось специальное устройство, фиксирующее крайние узлы подвесок на корпус.  Карбюраторный 4-цилиндровый двигатель жидкостного охлаждения М-20Е находился поперек корпуса в блоке с коробкой передач и бортовыми фрикционами с ленточными тормозами. Весь блок опирался на четыре эластичные опоры и крепился всего четырьмя болтами, что обеспечивало в случае необходимости его легкую и быструю замену. В передней части корпуса находились водяной и масляный радиаторы, а также вентилятор с приводом. Самоходная установка АСУ-57 имела мощное вооружение. В боевой рубке устанавливалась длинноствольная 57-мм пушка 4-51. Здесь на надгусечных полках размещались аккумуляторы, часть боекомплекта и ЗИП. Пушка была оборудована двухкамерным дульным тормозом и эжектором. Она имела вертикальный клиновый затвор с полуавтоматикой механического типа и корытообразной люлькой, смонтированной на рамке. Ведение огня с закрытых позиций осуществлялось с помощью артиллерийской панорамы. При стрельбе прямой наводкой использовался оптический прицел ОП2-50 с подсветкой в ночное время суток и при неудовлетворительной видимости. Боекомплект орудия включал в себя 30 унитарных, или соединенных с гильзой, снарядов трех типов: подкалиберных бронебойных, кумулятивных и осколочных гранат. Скорострельность составляла 6—10 выстрелов в минуту.  С 1955 г. АСУ-57 стала оснащаться новой модернизированной пушкой Ч-51М с щелевым тормозом, при котором открывание затвора и вытяжка гильз осуществлялась в конце наката, поворотный механизм был оснащен тормозным устройством. На АСУ-57 было установлено танковое переговорное устройство ТПУ-47 на три абонента, радиостанция 10-РТ-12, находящаяся в боевом отделении и обеспечивающая связь на расстоянии до 20 км, и прибор ночного видения.  На базе АСУ-57 было создано еще две машины. АСУ-57П — плавающая авиадесантная самоходная артиллерийская установка. Машина появилась в 1954 г. Ее силовая передача включала коробку отбора мощности с приводом на гребной винт, находящийся в нише днища. Сначала конструкторы оснастили машину двумя гребными винтами с приводом от направляющих колес. Это обеспечивало замечательную маневренность на воде, однако гусеницы при этом не отключались, при выходе на берег двигатель работал на низших передачах, поэтому ему не хватало тяги. Более успешным оказался вариант, уже испытанный на легком довоенном танке Т-40, где винт с рулем в потоке располагались в туннеле. Система охлаждения дополнительно оснащалась теплообменником, обеспечивающим при движении на плаву отвод тепла от охлаждающей жидкости в забортную воду, отходящую от гребного винта.  Кроме того, на АСУ-57П была установлена пушка Ч-51П, усовершенствованный вариант Ч-51М, в котором труба соединялась с более технологичным активным дульным тормозом, конструкцией казенника, механизмом полу автоматики и подъемным устройством.  Этот улучшенный вариант АСУ-57П так не был принят на вооружение. Не последнюю роль в этом сыграли довольно слабая защищенность, удовлетворение потребностей вооруженных сил в таком роде машин за счет уже серийно выпускавшихся АСУ-57, а также появление к тому моменту уже более мощной машины СУ-85.  АСУ-57 КШМ десантировалась с помощью планера ЯК-14 и на протяжении нескольких лет являлась единственной в мире самоходкой, сбрасываемой на парашюте.

 

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответствующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

P.S. В случае удаления статьи, ссылка на сайт, откуда была позаимствована та или иная информация, будет удалена этого сайта.

 

Источник:

https://topwar.ru/10983-sovetskie-sau-vremen-voyny-chast-5-su-100.html, https://ru.m.wikipedia.org/wiki/СУ-101, https://topwar.ru/10702-sovetskie-sau-vremen-voyny-chast-3-su-152.html, http://armedman.ru/tanki/1937-1945-bronetehnika/samohodnaya-artilleriyskaya-ustanovka-isu-152-zveroboy-sssr.html, https://ru.m.wikipedia.org/wiki/СУ-122П, http://www.dogswar.ru/oryjeinaia-ekzotika/bronetehnika/2003-samohodnaia-artiller.html, https://military.wikireading.ru/54303, http://wofmd.com/2016/11/03/asu-57/

Легкие танки ,,.

Средние танки

Тяжелые танки 1ч,

Огнеметные танки

ПТ-САУ 1ч, 2ч,

САУ

Зенитные самоходные установки

Реактивные системы залпового огня

Бронеавтомобиль