ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий танк Т-60

 

На Т-60 прорабатывалась установка и более мощной автоматической 45-мм пушки ЗИС-19БМ, созданной на базе 20-К, которая по своим размерам вписывалась в малую башню танка. Одновременно для замены Т-60 проектировался новый легкий  танк Т-45 с 45-мм лобовой броней и 45-мм пушкой, фактически аналогичный уже освоенному на ГАЗе  Т-70, а также малый бронетранспортер. В апреле 1942 года совместно с заводом № 38 две первые самоходные артиллерийские установки уже были изготовлены и к июлю представлены для проведения испытаний, выявивших наличие в них серьезных дефектов. Осенью 1942 года работы по ним передали в Киров, где они продолжались с не скоро пришедшим успехом. В частности, пришлось отказаться от внешне привлекательной идеи установки двух параллельно работающих силовых агрегатов, которая к тому времени принесла много неприятностей. Попытку внести свой посильный вклад в оборону страны предпринял даже недостроенный, только начинающий производство Алтайский тракторный завод в Рубцовске, куда в основном был эвакуирован ХТЗ. Видимо, силами уже знакомых с бронетехникой харьковских конструкторов в 1942 году были предложены проекты массовых легких танков АОТЗ-1 и АТЗ-2 для замены ими Т-60. Однако они так и остались на бумаге. Коломенский паровозостроительный завод (КПЗ) приступил в сентябре 1941 года к выпуску бронекорпусов и башен к Т-60 (полностью он танки делать не мог).

Из-за нехватки прессов большая часть башен изготавливалась литыми, с утолщенными в 3 раза стенками, соответственно вдвое более снарядостойкими. В ассортименте сталей завода оказалась и броневая, а технология фасонных отливок большого размера была отработана для производства локомотивов в совершенстве. Всего до конца октября вплоть до эвакуации в глубь страны - Киров, Молотов и Красноярск - КПЗ изготовил 241 бронекорпус для Т-60. В первые месяцы войны выпустили небольшие партии бронекорпусов с башнями для Т-60 Новокраматорский машиностроительный и Ворошиловградский паровозостроительный заводы, а также таганрогский завод «Красный котельщик». 1 октября 1941 года появился приказ Наркомата танковой промышленности об организации производства штампованных башен для танков Т-60 на базе оборудования эвакуированной в Куйбышев части Ижорского завода. Реализован он не был. По более позднему приказу наркомата от 13 октября заводу № 180 предписывалось начать производство литых башен для Т-60. Однако по ряду причин их производство также не было освоено. Развернутое в Кирове на территории кранового завода «Имени 1 мая» танковое производство - завод № 38 (главный конструктор - потомственный «паровозник» М.Н. Щукин) - выпустило первые пять Т-60 уже в январе 1942 года.  С февраля завод начал их плановое производство, одновременно снабжая остальные предприятия литыми траками гусениц, которые ранее делал только СТЗ. За I квартал изготовили 241 машину, по июнь -535. О том, каким важным подспорьем для вооружения Красной Армии стали легкие танки Т-60, свидетельствует телеграмма на завод Председателя ГКО И.В.Сталина с просьбой перевыполнить сентябрьскую программу 1942 года минимум на 25 машин в связи с прекращением производства танков Т-34 на СТЗ. А летом того же года за успешное освоение выпуска Т-60 завод № 38 был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Недостаточно оснащенный, разместившийся на явно малых производственных площадях (всего 21,3 га) старого предприятия, завод компенсировал это внедрением весьма эффективных методов работы, созданием остроумных высокопроизводительных сварочных стапелей и приспособлений для скоростной механической обработки корпусов. Нашлись даже возможности для проведения экспериментов с изготовлением опытных образцов, - и это на тяжелейшем втором году войны. И позже предприятие внесло значительный вклад в создание новых образцов бронетанковой техники.  На его территорию в конце 1942 года перебазировались конструкторы-танкостроители с бывшего свердловского завода № 37 (с сентября 1943-го - завод № 50). Кроме того, здесь продолжалось массовое производство реактивных артиллерийских установок, монтируемых на импортных автомобильных шасси, что также требовало серьезного конструкторского обеспечения. Еще одно предприятие, привлеченное к выпуску Т-60, красноармейский завод № 264 техдокументацию на танк получил своевременно, но в дальнейшем вел машину самостоятельно, не прибегая к помощи головного завода, но и не пытаясь ее модернизировать. 16 сентября 1941 года в его состав влились знакомые с танкостроением работники эвакуированного ХТЗ, которые еще в Харькове начали заниматься освоением производства Т-60 (ведущим конструктором по изделию 060 на ХТЗ был А.Г. Домбровский). Они приехали на завод № 264 с уже подготовленным заделом инструмента, лекал, штампов и заготовок танка, поэтому первый бронекорпус сварили уже к 29 сентября. Агрегаты трансмиссии и ходовой части должно было поставлять танковое производство СТЗ (завод № 76).  Предельно загруженный изготовлением Т-34 и дизель-моторов В-2, к тому же оказавшийся в конце 1941 года их единственным производителем, СТЗ и поставлявший ему бронекорпуса и сварные башни для «тридцатьчетверок» завод № 264 не могли уделять легкому Т-60 такого же внимания. Тем не менее в декабре удалось собрать первые 52 машины. За январь 1942-го сдали уже 102 танка, а за I квартал - 249. Всего же по июнь 1942 года было выпущено 830 Т-60. Значительная их часть участвовала в Сталинградской битве, особенно в начальной ее фазе. Башни с вооружением от Т-60 завод № 264 пытался ставить на свои бронекатера. Известно, что еще в 1946 году на территории завода находился один Т-60, так и не сданный военной приемке. Головным же и самым крупным заводом по выпуску Т-60 стал ГАЗ, куда 16 октября 1941 года на постоянную работу прибыл Н.А. Астров с небольшой группой московских коллег (основной коллектив выехал в Свердловск) для конструкторского обеспечения производства. Вскоре его назначили заместителем главного конструктора завода по танкостроению, а в начале 1942 года он получил Сталинскую премию за создание Т-40 и Т-60. В короткий срок невероятным напряжением сил завод завершил изготовление нестандартной технологической оснастки, моделей, инструмента и с 26 октября приступил к массовому выпуску танков Т-60 в организованном на базе колесного механосборочном цехе МСЦ-5. Бронекорпуса для них в нарастающих количествах начали поставлять выксунский завод дробильно-размольного оборудования (ДРО) № 177, позже муромский паровозоремонтный завод имени Дзержинского № 176 с его мощным котельным производством, технологически подобным танковому корпусному, и, наконец, старейший броневой завод в г.Кулебаки № 178.

Схема бронирования Т-60

К изготовлению агрегатов шасси подключились горьковские заводы «Двигатель революции» и фрезерных станков (в войну - № 113). Поскольку первый сорвал освоение производства бортовых передач, выпуск их снова взял на себя ГАЗ. Обычно на такую работу уходило не менее шести месяцев, а здесь буквально за 10 дней были изготовлены модели и штампы корпусов редуктора, сварочные кондукторы, нестандартные шлицевые протяжки, модульные фрезы, мерительный и контрольный инструмент. Рационально и высокопроизводительно решили автозаводцы сложную проблему массового изготовления траков гусениц 060-142510-А из почти неподдающейся обработке стали ПЗЛ - горячая штамповка с последующей прошивкой отверстий под соединительные пальцы в еще нагретой детали. И это при суточном производстве не менее 4 тысяч штук! Другие заводы такую передовую технологию освоить не смогли. Однако несмотря на все гигантские усилия и принятые энергичные меры, инерция огромного предприятия с его неизбежно тщательной технологической подготовкой массового выпуска тормозила быстрый выход на устойчивый производственный ритм - за сентябрь изготовили всего 3 танка. И в октябре сохранялось значительное отставание от графика. Для изучения положения дел и принятия экстренных мер на ГАЗ выехал нарком танковой промышленности В.А.Малышев. 20 октября на завод поступила как всегда резкая, но по сути справедливая телеграмма И.В.Сталина:

Директору завода Лоскутову, копия главному инженеру Лифшицу, копия горьковскому обкому партии Родионову, копия парторгу ЦК ВКП(б) на автозаводе Маркину.  Немецкая армия имеет большое превосходство в танках над нами. Для успешной борьбы с немецкими фашистами и для защиты Москвы нужно давать каждый день нашей армии больше танков. Ваш завод не использует всех возможностей для значительного увеличения выпуска танков и плохо помогает делу обороны страны. Нужды обороны страны и Москвы требуют чтобы ваш завод резко увеличил выпуск танков Т-60 и в ближайшие 2-3 дня начал выпускать по десяти танков в день, а к концу октября по пятнадцати танков в день. Прошу выполнить это задание. Надеюсь что вы и все рабочие, и инженеры завода честно выполните свой долг перед родиной.

 

20 октября 1941 года. И.Сталин».

Телеграмма буквально подстегнула весь 90-тысячный коллектив завода. Были приняты чрезвычайные меры. Производство стало быстро расти - в октябре сдали 215 машин, а в ноябре - 471 В этот критический месяц ГАЗ являлся единственным производителем легких танков. До конца года здесь выпустили уже 1323 машины. За значительное увеличение их производства 29 декабря 1941 года завод наградили орденом Ленина. В конце декабря на ГАЗе решили и чрезвычайно важную проблему надежного холодного запуска двигателя Т-60, создав термосифонный пусковой подогреватель лампового типа, предложенный и спроектированный И.Г. Альперовичем и Б.Я.Гинзбургом (бывшим работником НАТИ). Ничего подобного другие танки не имели.  К удивлению и восторгу танкистов, насквозь промороженный двигатель, который, казалось, уже невозможно было оживить, через 25 - 30 минут работы подогревателя легко запускался электростартером при наружной температуре воздуха до - 40° С. Подобными устройствами комплектовались, правда, только Т-60, выпускавшиеся на ГАЗе зимой. Подогреватели оказались настолько удачными, что без принципиальных изменений ставились на колесные и гусеничные машины завода в течение последующих 30 лет.  Следует заметить, что Т-60, выпускаемые разными заводами, имели свои особенности, вызванные уровнем технологической оснащенности предприятий, их конструкторскими традициями и стандартами, наконец, поступающими с других заводов комплектующими изделиями. Например, конические шестерни главной передачи со спиральным зубом и зацеплением «Глиссон» делал только ГАЗ, имевший в достаточном количестве высокопроизводительные и точные станки. СТЗ нарезал конические шестерни с менее технологичным, но более прочным за счет равновысокого зуба паллоидным зацеплением «Клингельнберг» - как на Т-34. Остальные заводы вынуждены были изготавливать для этого очень важного узла прямозубые конические пары, менее долговечные и шумные, возбуждающие в трансмиссии дополнительные вибрации. Для значительного увеличения огневой мощи Т-60, в частности, повышения бронепробиваемости его наиболее массовых снарядов (дефицитные подкалиберные применялись редко и были эффективны только на близких дистанциях) возникла мысль оборудовать танк 23-мм авиапушкой ВЯ с дульной энергией в 2,52 раза большей, чем у ТНШ-20. Масса секундного залпа при этом возрастала до 2 кг/с. В ассортименте выстрелов имелись и осколочные снаряды. Пушка ВЯ надежно поражала среднебронированные цели на большей дистанции, чем ТНШ-20.

На базе крыльевых и турельных вариантов пушки ВЯ завод № 2 в III квартале 1942 года выпустил 16 танковых 23-мм автоматических пушек, доработанных им совместно с ОКБ-16 для установки на Т-60. Одновременно с целью уменьшения непроизводительного расхода боеприпасов в конструкцию был введен разобщитель для возможности вести одиночную стрельбу в режиме самовзвода. Использование более мощной и надежной, чем ТНШ-20, пушки ВЯ, вероятно, дало бы положительный результат, однако свидетельств ее установки на танк Т-60 пока не найдено.

Для защиты от бутылок с горючей смесью, которые немцы начали широко применять с зимы 1942 года, было предложено закрывать корпус танка Т-60 двойной сеткой «Дэви», служащей своеобразным экраном. Испытания такой защиты под Чкаловом (Оренбург) в конце февраля 1942 года дали хорошие результаты. Ввиду технических трудностей оборудования танка сеткой «Дэви» во фронтовых условиях она практически не применялась. В 1942 году, несмотря на создание и принятие на вооружение более боеспособного легкого танка Т-70, параллельное с ним производство Т-60 сохранялось на ГАЗе - по апрель (всего за 1942 год - 1639 машин), на свердловском заводе № 37 - по август, на заводе № 38 - по июль. За 1942 год на всех заводах было сделано 4164 танка. Последние 55 машин завод № 37 сдавал уже в начале 1943 года (по февраль).

Всего с 1941 года выпустили «по сборке» 5839 Т-60, армия приняла «по бою» 5796 машин. Пушек ТНШ-20 для них произвели с большим запасом: в 1942 году - 8506, в 1943 году - еще 200.  Танк Т-60 оказался отличной базой для проведения различных экспериментальных работ и создания на его основе новых боевых модификаций. Для противовоздушной обороны танковых соединений и объектов, а также штабов требовалась бронированная зенитно-пулеметная установка, подвижность которой не уступала бы танкам. Поэтому в самом конце 1942 года на Горьковском автозаводе по собственной инициативе был построен танк 063 или Т-60-3 (3 - модификация, а не з - зенитный) со спаренной установкой двух зенитных пулеметов ДШК в открытой башне увеличенных размеров.

 

Зенитный танк Т-60-3.

Поскольку на заводе не смогли выполнить зубчатый венец погона башни с нужной для зенитной стрельбы точностью, танк на вооружение не приняли, хотя необходимость в подобном изделии оставалась очень острой и для него можно было бы использовать часть освободившегося парка танков Т-60. К тому же с развертыванием контрнаступлений в 1943 году он мог принести ощутимую пользу в городских боях.

На опытном танке ГАЗа Т-95, также изготовленном на базе «шестидесятки», опробовали другой вариант установки такого же зенитного вооружения и прицелов, но и эта машина по ряду причин не выпускалась. Аналогичную работу проводил завод № 37, построив в июле 1942 года по заданию Главного артиллерийского управления зенитную 37-мм автоматическую установку ЗСУ-37 на базе Т-60. Из-за недостаточной жесткости корпуса и опоры поворотной платформы она также оказалась неудачной и не была принята на вооружение. Не дала ожидаемых результатов попытка создания открытой самоходной артиллерийской установки с 45-мм противотанковой пушкой М-42.  На заводе № 38 спроектировали и к лету 1944 года построили 76-мм открытую артиллерийскую общевойсковую самоходную установку ОСУ-76 - по идее предельно легкую и дешевую САУ непосредственной поддержки пехоты. На ней использовали дивизионное орудие ЗИС-3 образца 1942 года, а от танка Т-60 - трансмиссию и ходовую часть (с задней ведущей звездочкой). Дефицит 6-цилиндровых двигателей вызвал установку на ней старого 4-цилиндрового ГАЗ-М, что предопределило низкие удельную мощность и соответственно плохую подвижность машины. Для снижения веса пушка прикрывалась только спереди и частично по бокам противопульной броней толщиной всего 6 мм. Установка оказалась неустойчивой при выстреле - сказывались большая высота линии огня при короткой базе четырех опорных катков, хотя по опыту СУ-76М было известно, что для этой пушки требовалось шесть катков, малая масса машины - 4,2 т и несимметричное относительно оси положение орудия. Производство ОСУ-76 планировалось в 1944 году (план на III квартал - 129 машин) на ленинградском заводе № 7 совместно с заводом № 38 - поставщиком агрегатов ходовой части и трансмиссии. Однако из-за низких боевых качеств принята она не была, а в 1944 году, когда в войсках уже имелись более удачные установки СУ-76М, и не нужна.  Тем не менее в авиадесантном варианте установка ОСУ-76 представляла определенный интерес как самая легкая для калибра 76 мм, а ее недостаточные устойчивость и кучность при стрельбе в таком предельно простом исполнении были терпимы. Надо признать, что на базе танка Т-60 полноценной САУ калибром свыше 45 мм так и не получилось. В феврале 1942 года некий Машнев предложил курьезный - иначе не скажешь - проект двухместной «бронированной танкетки-мотоциклетки» с броней 15 мм, двумя пулеметами ДТ, двумя мотоциклетными моторами, с подвеской и опорными катками от Т-60. Его отклонили как не выдерживающий никакой критики. Для повышения в целом неплохой проходимости танка Т-60 по снегу на ГАЗе задумали предельно снизить удельное давление на поверхность и сделать его более равномерным. Для этого зимой 1942 года под руководством Н.А. Астрова с участием В.К. Рубцова и С.С. Строева на одном из образцов поставили на борт 8 опорных катков малого диаметра от электрокара, попарно связанных жесткими балансирами с рычагами четырех тележек подвески. Применили новую гусеницу с максимально уширенными траками удвоенного от нормального шага. Результат оказался хорошим - проходимость по снегу резко улучшилась, однако возросли механические потери и вибрации, а мощности двигателя не хватало для уверенного движения. Самую высокую проходимость по снегу любой глубины плотности показал опытный Т-60 с лыжно-гусеничным движителем системы С.С. Неждановского, также построенный зимой 1942 года. Пробовали на Т-60 и снегоходный движитель с опорными полозьями вместо опорных катков, что давало бы идеальную опору нагружения гусениц. Машина тоже ходила хорошо, но с большими потерями на самопередвижение - недоставало мощности двигателя.

На танках Т-60 так же, как и на Т-40, монтировались реактивные установки залпового огня БМ-8-24 (изделие 52-353-Б), принятые на вооружение в конце октября 1941 года.  Для переброски легких танков в составе десантов в тыл врага, а также для снабжения ими крупных партизанских отрядов конструктор легкой авиации О.К.Антонов предложил осенью 1941 года построить упрощенный буксируемый планер разового применения, в качестве фюзеляжа которого использовался бы корпус танка Т-60, а его ходовая часть - в качестве взлетно-посадочного устройства. Предполагалось, что такой комбинированный планер может буксироваться четырехмоторным бомбардировщиком ТБ-3 или самолетом ДБ-ЗФ до пункта назначения, а после расцепления производить посадку на площадку ограниченных размеров, сбрасывать крылья с хвостовым оперением и с ходу идти в бой.

Задание на подобный летательный аппарат, которому не было аналогов в истории, О.К.Антонов, поддержанный начальником НТК ГБТУ генералом С.А.Афониным, получил в конце 1941 года. Машину спроектировали всего за две недели и к лету 1942 года построили на планерном заводе в Тюмени. Она получила название КТ («Крылья танка»), а также обозначалась индексами А-Т, АТ-1 или планер А-40. Крылья с размахом 18 м и двухбалочное хвостовое оперение были выполнены по бипланной схеме для уменьшения размеров планера- длина его составляла всего 12,06 м. Тросовое управление подвели к месту механика-водителя танка, дополнительно оборудовав его зеркалами бокового и заднего обзоров. Саму машину предельно облегчили (до массы 5800 кг), сняв вооружение, боекомплект, фары, крылья и слив почти все топливо. Полетная масса танка-планера составила 7804 кг, удельная нагрузка на крыло - всего 91 кг/м2.

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий танк Т-70

 

Знакомые кадры старой военной кинохроники. Контрнаступление Красной Армии под Москвой. На одну из площадей только что освобожденного Волоколамска, обгоняя усталых бойцов, въезжает небольшой приземистый танк с тонкой и длинной пушкой. Это Т-60 - легкий танк, широко применявшийся в ходе боев зимней кампании 1941/42 года. Созданию танков этого класса (массой до 15 т) у нас в 30-е годы придавалось значительное внимание. Они предназначались для непосредственной поддержки пехоты и кавалерии, охраны штабов, сопровождения войск на марше, а также в качестве разведывательных и командирских машин. Считалось, что в случае войны действующие автозаводы смогут быстро наладить массовое производство легких танков. На них нередко применялись освоенные промышленностью автомобильные агрегаты, они требовали меньше дефицитного бронелиста, а трудоемкость их изготовления была гораздо ниже, чем средних и тем более тяжелых танков.  Незадолго до войны ленинградцы построили хороший 14,5-тонный Т-50 с 37-мм броней (толще, нежели у других легких танков), мощным дизелем, многоступенчатой трансмиссией и вооруженный 45-мм пушкой. Однако оригинальный и конструктивно сложный Т-50 требовал серьезной перестройки производства, а по трудоемкости почти не отличался от среднего Т-34. Поэтому в массовую серию он не пошел.  Тем временем танковый завод, главным конструктором которого был Н. А. Астров, продолжал работать над легкими танками-амфибиями, в которых применялись автомобильные двигатели, коробки передач, элементы трансмиссии. Правда, броня у таких машин была тонкой (13 мм), вооружение ограничивалось пулеметами, и все-таки созданный в 1939 году 5,5-тонный Т-40 считался неплохим разведывательным танком.  Однако опыт войны показал, что чисто пулеметные, слабо защищенные машины уже не нужны, хотя сами по себе легкие танки и необходимы фронту. Тогда москвичи в инициативном порядке всего за 2,5 недели разработали на базе Т-40 неплавающий 6,4-тонный Т-60 с 35-мм лобовой броней и автоматической 20-мм авиационной пушкой. Постановлением Государственного Комитета Обороны производство Т-60 с октября 1941 года развернули на пяти заводах (головной - Горьковский автомобильный), которые до тех пор танкостроением не занимались.  Т-60 сыграли немаловажную роль в зимней кампании 1941/42 года. Подвижность и маневренность порой защищали его от артогня врага, а скорострельная пушка с высокой начальной скоростью бронебойного снаряда представляла серьезную опасность для легких танков и бронетранспортеров противника. Не страшна была Т-60 и суровая зима, их двигатели впервые были оснащены предпусковым обогревателем.  До конца 1941 года фронт получил более полутора тысяч Т-60, что было очень важно, поскольку производство знаменитых тридцатьчетверок только налаживалось. А создатель шестидесятки, Н. А. Астров, вскоре был удостоен Государственной премии СССР. И все же защита и вооружение Т-60 были недостаточны. Поэтому горьковские автостроители во главе с Н. А. Астровым (он стал заместителем главного конструктора этого завода), опять же в инициативном порядке, приступили к работе над более совершенным танком Т-70. Конструкторы бронекорпуса Ю. Н. Сорочкин, А. Н. Кириллов и Л. И. Белкин предложили защитить лобовую часть новой машины броней такой же толщины, как на Т-34. Основное оружие Т-70 - 45-мм пушка должна была размещаться (впервые на легких танках) в литой башне (конструктор В. А. Дедков). Больше всего забот конструкторам доставила силовая установка. Шестицилиндровый двигатель ГАЗ-11 мощностью 70 л. с., применявшийся на Т-60, для новой машины оказался недостаточно мощным. Тогда Н. А. Астров предложил установить на Т-70 два таких мотора, разместив их последовательно, в линию, но при первых же испытаниях "спарки", через 6- 10 ч, стали ломаться коленчатые валы второго двигателя.  Только благодаря самоотверженным усилиям конструкторов А. А. Липгарта, А. М. Кригера, Н. Г. Мозохина, Г. В. Эварта ресурс спаренного силового агрегата удалось довести до требуемых 100 ч.  В январе 1942 года Т-70 был принят на вооружение РККА, а его создатели Н. А. Астров и А. А. Липгарт получили Государственную премию СССР. С марта 1942 года ГАЗ освоил его конвейерное производство (сначала параллельно с Т-60), получая бронекорпуса с Муромского паровозоремонтного завода. Вместо литой башни на танки стали ставить сварную, через некоторое время выпуск Т-70 наладили в Кирове и Свердловске, куда горьковчане поставляли силовые агрегаты. По массовости (4883 машины) Т-70 в 1942 году занял второе место после тридцатьчетверки. Этот танк как нельзя лучше подходил для разведки боем, поддержки пехоты, для действий в лесисто-болотистой и резко пересеченной местности, недоступной другим танкам. Низкий силуэт и бесшумный двигатель делали Т-70 незаметным для противника, а высокая скорость и маневренность позволяли экипажам Т-70 поражать вражеские танки бронебойными снарядами в борт и корму.

Известен случай, когда один Т-70, удачно сманеврировав, "зашел в хвост" бронированному "фердинанду" и поджег его. В одном строю с тридцатьчетверками Т-70 сражались под Сталинградом, на Курской дуге, участвовали в освобождении Советской Украины. При освобождении Киева командир роты Т-70 из 1-й чехословацкой танковой бригады подпоручник Р. Я. Тесаржик, скрытно вывел свои машины в тыл противника и, уничтожив там 9 дзотов, открыл путь наступающему мотострелковому батальону. Состояли семидесятки и на вооружении подразделений Войска Польского.

Тем временем горьковчане продолжали совершенствовать эту машину. Уже с сентября 1942 года началось производство Т-70М с усиленными ходовой частью и трансмиссией. Одним из его недостатков была малочисленность экипажа, поэтому командиру танка приходилось выполнять обязанности еще и наводчика, заряжающего, радиста и пулеметчика.  На опытных машинах пробовали устанавливать 37-мм автоматическую пушку, применять 45-мм трех снарядные кассеты и морскую полуавтоматическую 45-мм пушку (она просто не умещалась в небольшой и тесной башне).  Положение изменилось после того, как в том же, 1942 году горьковчане разработали легкий танк Т-80, с усиленной до 25 мм бортовой броней. Угол возвышения пушки увеличили до 65°, что позволило экипажу вести огонь по верхним этажам зданий во время уличных боев и по воздушным целям. Трехместный Т-80 стал крупнее предшественников, его масса возросла до 11,6 т, что заставило танкостроителей форсировать двигатель до 170 л. с. Однако это отрицательно сказалось на его надежности и долговечности.  После того как в 1943 году на одном из подмосковных машиностроительных заводов выпустили крупную партию Т-80, развитие боевых машин этого класса в нашей стране на некоторое время было остановлено. Легкие танки, разработанные перед войной, исчерпали возможности дальнейшего развития.  Зато с осени того же года заводы перешли на массовое производство в то время более необходимых самоходных артиллерийских установок СУ-76М, созданных на хорошо отработанной базе Т-70М.  А сами семидесятки активно применялись в боевых операциях и уже в качестве командирских, разведывательных машин участвовали в Висленско-Одерской и Берлинской операциях.  По мнению специалистов, Т-70М был лучшим легким танком второй мировой войны, превосходившим машины этого класса, выпущенные в Германии и США.

 

 

 

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий танк Т-80

Т-80 — советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Разработан летом—осенью 1942 года в танковом конструкторском бюро Горьковского автомобильного завода (ГАЗ) под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки лёгких танков того периода. В декабре 1942 года Т-80 был принят на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии и серийно выпускался на мытищинском заводе № 40. Производство Т-80 продолжалось до сентября 1943 года, когда он был заменён на сборочных линиях завода № 40 самоходно-артиллерийской установкой СУ-76М. Всего было выпущено от 75 до 85 лёгких танков Т-80, которые приняли участие в боях Великой Отечественной войны в 1943 году. Из-за ненадёжной работы двигательной установки, слабого на 1943 год вооружения и большой надобности РККА в самоходных установках СУ-76М Т-80 был снят с производства. На базе Т-80 в начале 1943 года был построен опытный танк с 45-мм танковой пушкой ВТ-43 большой мощности, но и он не был принят на вооружение РККА. Таким образом, Т-80 стал последним лёгким танком отечественной разработки военного времени.

 

История создания

 

 Начиная с самого первого момента принятия лёгкого танка Т-70 на вооружение РККА, советские военные специалисты указывали на его главную слабость — одноместную башню. Но конструкция танка ещё имела резервы, которые можно было задействовать для устранения этого недостатка.

Танковое конструкторское бюро ГАЗ во главе с Н. А. Астровым обещало это военным ещё при показе прототипа ГАЗ-70 и включилось в работу практически сразу же после налаживания серийного выпуска Т-70. В течение поздней весны, лета и ранней осени 1942 года было выяснено, что установка двухместной башни сильно увеличит нагрузку на двигатель, трансмиссию и ходовую часть танка. Испытания догруженного до 11 тонн танка Т-70 полностью подтвердили эти опасения — на тестах лопались торсионы подвески, ломались траки, выходили из строя узлы и агрегаты трансмиссии. Поэтому основная работа велась по усилению этих элементов конструкции, успешно завершившаяся принятием на вооружение РККА модификации Т-70М. Также к осени была изготовлена и успешно испытана двухместная башня для танка Т-70, но на пути к серийному производству встали два препятствия. Первым из них была недостаточная мощность спаренной двигательной установки ГАЗ-203. Её планировалось увеличить путём форсирования до 170 л. с. в сумме за счёт увеличения коэффициента наполнения цилиндров и повышения степени сжатия. Второе препятствие возникло из требований обеспечить большие углы возвышения орудия для поражения целей на верхних этажах зданий в городских боях. Также это могло позволить увеличить возможности огневого противодействия авиации противника.  В частности, на этом настаивал командующий Калининским фронтом генерал-лейтенант И. С. Конев. Уже разработанная двухместная башня для Т-70 этому требованию не удовлетворяла и была переконструирована для возможности стрельбы из орудия под большим углом возвышения. Второй прототип с новой башней получил заводское обозначение 080 или 0-80. Для более удобного размещения орудия с возможностью зенитной стрельбы и двух членов экипажа пришлось уширить диаметр погона и сделать под наклонными гранями башни броневое кольцо-барбет толщиной 40—45 мм. Из-за более широкого погона башни стал невозможным демонтаж двигателя без предварительного съёма башни — броневое кольцо стало заходить на съёмную надмоторную броневую плиту. В декабре 1942 года прототип 080 успешно прошёл полигонные испытания и был принят на вооружение РККА под индексом Т-80. Однако организация его выпуска планировалась не на ГАЗе, поскольку переход горьковского автогиганта на производство «восьмидесятки» мог повлечь за собой снижение объёма выпуска танков и самоходок СУ-76, которое нельзя было допускать в условиях военного времени. Поэтому задачу освоения выпуска Т-80 поручили вновь организованному мытищинскому заводу № 40.

 

Производство:

 

Серийный выпуск Т-80 был начат в Мытищах на заводе № 40 в феврале 1943 года. Объёмы выпуска были невелики, до окончания производства в октябре 1943 года выпустили около 80 машин. Общее число выпущенных Т-80 остаётся неясным. По документам Главного бронетанкового управления РККА, всего было построено 75 «восьмидесяток». Однако отчёты народного комиссариата танковой промышленности содержат несколько иные цифры. По данным этого ведомства, за 1943 год был выпущен 81 танк Т-80, а за всю войну — 85. Однако в это число могут быть включены прототипы, опытные и предсерийные машины. Также некоторые авторы включают построенные ГАЗом опытные машины в общее число выпущенных Т-80.

Прекращение выпуска Т-80 было в известной степени обусловлено двумя причинами — в меньшей степени ненадёжной работой форсированной двигательной установки М-80 (в источниках её обозначения также разнятся — упоминаются индексы М-80 или ГАЗ-203Ф). В большей же степени причиной послужила недостаточная огневая мощь и бронезащита «восьмидесятки» по состоянию на 1943 год (см. раздел «Оценка проекта») и крайняя потребность РККА в самоходно-артиллерийских установках СУ-76М.  К концу 1943 — началу 1944 года форсированную двигательную установку довели до приемлемого уровня надёжности, но о возобновлении выпуска Т-80 вопрос вообще не стоял.

 

Описание конструкции:

Т-80 имел типичную компоновочную схему для советских лёгких танков того времени. Танк имел пять отделений, перечисленных ниже в порядке от лобовой части машины к корме:

трансмиссионное отделение;

отделение управления;

моторное отделение по правому борту середины корпуса;

боевое отделение по левому борту середины корпуса и в башне;

кормовое отделение, где располагались топливные баки и радиатор двигателя.

Эта компоновочная схема определяла в целом набор преимуществ и недостатков танка в рамках машин своего класса. В частности, переднее расположение трансмиссионного отделения, то есть ведущих колёс, приводило к повышенной их уязвимости, так как именно передняя оконечность танка в наибольшей степени подвержена вражескому обстрелу.

С другой стороны, в отличие от советских средних и тяжёлых танков, у Т-80 топливные баки находились вне боевого отделения в изолированном броневой переборкой отсеке, что снижало риск возникновения пожара при поражении танка (особенно высокий для машины с бензиновым двигателем), и этим повышало выживаемость экипажа. К другим преимуществам выбранной для Т-80 компоновки можно отнести небольшую высоту и общую массу танка (по сравнению с другими машинами иных компоновочных схем), достигнутые, к тому же, вопреки вынужденному применению «долговязого» силового агрегата ГАЗ-203Ф. Как следствие, возрастали динамические характеристики танка, и для него не требовался мощный специализированный двигатель. Экипаж танка состоял из трёх человек — механика-водителя, наводчика и командира машины, который также выполнял функции заряжающего.

«Восьмидесятка», создававшаяся в экстремальных условиях военного времени, была последней в ряду советских серийных лёгких танков Великой Отечественной войны. По довоенным взглядам советского руководства, лёгкие танки должны были составлять значительную долю материальной части танковых сил РККА, иметь низкую стоимость производства по сравнению со средними и тяжёлыми машинами, а также в случае крупномасштабной войны производиться в больших количествах на неспециализированных предприятиях. В качестве такого лёгкого танка предполагалась предвоенная машина Т-50. Однако по ряду причин (эвакуация завода-изготовителя, нехватка дизельных двигателей и др.) выпуск Т-50 составил около 70 танков. Кроме того, для завода № 37, чьим мобилизационным заданием было освоение выпуска Т-50, поставленная задача оказалась невыполнимой. Тем не менее, танк с характеристиками, близкими к Т-50, был объективно нужен Красной армии. Конструкторское бюро завода № 37 (позже ГАЗ) во главе с Н. А. Астровым, оттолкнувшись от неплохо отлаженного в производстве малого плавающего танка Т-40 и последовательно совершенствуя идею лёгкого танка с широким использованием дешёвых автомобильных агрегатов, сумело к концу 1942 года создать такую машину, которой и был Т-80. Предыдущими этапами в этой напряжённой работе были лёгкие танки Т-60 и Т-70. Тем не менее, более лёгкая по массе «восьмидесятка» не была полноценным заменителем Т-50, уступая последнему по целому ряду показателей: удельной мощности, обзорности, броневой защите (особенно бортовой), запасу хода.  С другой стороны, технологичность и дешевизна по сравнению с другими советскими танками «восьмидесятки» (наследие предшественника Т-70) вполне позволяла выполнить пожелание высшего руководства о потенциальной возможности массового выпуска таких танков на неспециализированных предприятиях, эргономику машины (значительная слабость «семидесятки») уже можно было считать приемлемой. Однако по не имеющим прямого отношения к конструкции танка причинам эта потенциальная возможность не была реализована на практике.

Важным обстоятельством, повлиявшим на судьбу как Т-80, так и вообще отечественных лёгких танков, стала изменившаяся обстановка на фронте. Появление на поле боя в больших количествах Т-34 потребовало от немцев качественного усиления своей противотанковой артиллерии. В течение 1942 года вермахт получил большое количество 50-мм и 75-мм противотанковых орудий, танков и САУ, вооружённых длинноствольными 75-мм пушками. Если против 50-мм снарядов лобовое бронирование Т-80 в ряде случаев ещё могло хоть как-то помочь, то 75-мм длинноствольные орудия не имели проблем в поражении Т-80 на любых дистанциях и ракурсах боя (приведённые толщины гомогенных листов корпуса для 50-мм бронебойного снаряда: нижний лист — 60 мм, таранный лист — 52 мм, верхний лист — 67 мм). Бортовая броня последнего не спасала от огня по нормали даже устаревшей 37-мм пушки Pak 35/36, хотя, по сравнению с Т-70М, утолщение бортовой брони до 25 мм и улучшило её снарядостойкость на облических углах обстрела. Как результат, при прорыве обороны, подготовленной в противотанковом отношении, подразделения Т-80 были обречены на высокие потери. Мощь 45-мм снарядов была явно недостаточной как для борьбы с вражескими противотанковыми орудиями, так и с немецкой бронетехникой (лобовая броня даже средних модернизированных PzKpfw III и PzKpfw IV могла быть пробита только подкалиберным снарядом с предельно малых дистанций). Поэтому атака бронетанковых сил врага подразделениями Т-80 должна была вестись преимущественно из засад, огнём с малых дистанций в борт и корму. Это требовало высокого мастерства и умения от советских танкистов. Курская битва наглядно показала справедливость этих тезисов по отношению к Т-70; Т-80 в этом плане был практически эквивалентен «семидесятке», что стало одной из причин прекращения выпуска в СССР лёгких танков.

Упоминавшиеся выше проблемы с надёжностью двигательной установки ГАЗ-203Ф пытались решить путём перевода отечественных лёгких танков на лицензионный дизельный двигатель фирмы «Дженерал моторс». Однако его освоение и производство были сорваны немецкими бомбардировками Ярославля и Горького. К концу 1943 года «спарку» довели до приемлемого уровня надёжности, но к тому моменту отечественная линейка лёгких танков в производстве была уже окончена на Т-80. Однако идея не умерла: существовал проект лёгкого танка, близкий по компоновочной схеме к Т-80, с дизельным двигателем и вооружением в виде 76-мм полковой пушки обр. 1943 года. Но дальнейшее развитие советского лёгкого танка пошло уже по иному пути — боевой опыт показал, что машина этого класса должна быть плавающей (в каком-то смысле произошёл «идейный» возврат к Т-40).

К положительным качествам Т-80 традиционно относят его малые размеры и малошумность. По сравнению с Т-70, больший угол возвышения орудия у Т-80 (вместе с малыми размерами) делал его подходящей машиной для городских боёв, слегка улучшалось и огневое противодействие авиации врага. Но опыт Второй мировой войны окончательно показал, что в условиях резкого роста могущества противотанковой обороны, лёгкий танк принципиально непригоден в качестве основы материальной части танковых соединений, и тактическая роль его весьма узка (преследование отступающих сил противника, инфильтрация и дерзкие рейды по тылам противника, разведка). К настоящему времени это положение не изменилось.

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий плавающий танк ПТ-76

 

Лёгкий плавающий танк ПТ-76 - самый массовый в мире плавающий танк. Разработан в 1949-1950 годах ВНИИ транспортного машиностроения совместно с ЧКЗ. Принят на вооружение Советской Армии 6 августа 1951 года. Серийно производился на СТЗ (с 1961 г. - ВгТЗ) с 1951 по 1967 год. На момент разработки тактико-технических требований танком ПТ-76 предполагалось вооружать амфибийные части сухопутных войск, предназначавшиеся для форсирования без подготовки водных преград на Центрально-европейском ТВД в случае войны с НАТО. Для этой же цели создавались бронетранспортёр БТР-50, плавающие автомобили МАВ и БАБ, а также гусеничный транспортер К-61.

Однако уже в начале 1950-х годов планы использования танка подверглись корректировке — ПТ-76 стали поступать на вооружение разведывательных подразделений танковых и мотострелковых полков Советской Армии, а также в части морской пехоты ВМФ. За время серийного производства было выпущено около 5000 танков ПТ-76.

 

Компоновка танка классическая: в передней части корпуса расположено отделение управления, за ним следует боевое отделение, в кормовой части корпуса находится МТО. Понтонообразный герметичный закрытый корпус имеет сварную конструкцию. Необходимость обеспечения большого водоизмещающего объема корпуса при сохранении относительно малой боевой массы танка обусловило использование листовой  броневой  стали  небольшой толщины: наклоненный под углом 80,5° к вертикали верхний лобовой лист корпуса имеет толщину 10 мм, нижний лобовой лист имеет толщину 13 мм, а выполненная в виде усеченного конуса башня сварена из броневой стали толщиной 10-20 мм.

В верхнем лобовом листе корпуса на продольной оси танка смонтирован люк механика-водителя, оборудованный перископическими приборами наблюдения. Чтобы носовая часть не зарывалась при входе танка в воду, впереди установлен волноотражательный шит с приводом из отделения управления.

В боевом отделении установлена двухместная башня с 76,2-мм пушкой Д-56Т с щелевым дульным тормозом реактивного типа (с 1957 г. — Д-56ТМ с двухкамерным активным дульным тормозом и эжекционным устройством для продувки канала ствола) и спаренным с нею 7,62-мм пулеметом СГМТ.

В моторно-трансмиссионном отделении продольно установлен 6-цилиндровый дизельный двигатель В-6, развивающий при 1800 об/мин максимальную мощность 240 л.с. Двигатель снабжен эжекционной системой охлаждения, защитой от попадания в него воды и форсуночным подогревателем (для облегчения запуска двигателя в холодное время). В состав механической трансмиссии входят главный фрикцион сухого трения, пятиступенчатая коробка переключения передач, бортовые фрикционы и редукторы, а также редукторы отбора мощности на водометные движители.

В ходовой части применена индивидуальная торсионная подвеска. С каждого борта имеется по шесть однорядных обрезиненных опорных катков, которые для создания дополнительного запаса плавучести выполнены пустотелыми. В узлах подвески 1-го и 6-го опорных катков с каждого борта установлены гидравлические амортизаторы. Поддерживающие катки отсутствуют. Ведущие колеса расположены сзади. Гусеничная цепь стальная мелкозвенчатая.

Водные преграды танк преодолевает вплавь с использованием гидрореактивных водометных движителей. Через два окна в днище корпуса насосы водометов засасывают воду и подают ее к расположенным в корме патрубкам. Выходя из этих патрубков со значительной скоростью, вода создает реактивную тягу, двигающую танк вперед. При этом конструкторы предусмотрели возможность направления воды в так называемые «трубы заднего хода», которые подают воду не назад, а вперед, к окнам, находящимся в бортах корпуса. При этом образуется реактивная тяга, обеспечивающая задний ход танка. Развороты на плаву осуществляются за счет изменения режима работы водометов.

Танк ПТ-76 оборудован танковым переговорным устройством, радиостанцией 10-РТ-26Э. системой зашиты от ОМП, автоматической противопожарной установкой, ТДА, гироскопическим курсоуказателем и прибором ночного видения.

 

 

Модификации:

ПТ-76 (объект 740) — первый серийный вариант. Боевая масса: 14 т. Габариты: 7625x3180x2195 мм. Вооружение; 76-мм пушка Д-56Т и спаренный пулемет СГМТ; боекомплект 40 выстрелов и 1000 патронов. Двигатель В-6. Радиостанция 10-РТ-26Э (с 1957 г. - Р-113) и ТПУ-47 (с 1957 г. - Р-120). Серийное производство с 1951 по 1962 год.

 

ПТ-76Б (объект 740Б) — высота корпуса увеличена на 130 мм, удлинена носовая часть, для лучшего схода воды задней части крыши корпуса придан небольшой обратный наклон. Пушка Д-56ТС с двухплоскостным стабилизатором, система ПАЗ, дополнительные топливные баки. Серийное производство с 1958 по 1967 год.  С 1967 года на всех ранее выпушенных танках устанавливались пулеметы ПКТ, радиостанции Р-123 и ТПУ Р-124. Пушки Д-56Т заменялись на Д-ЗбТМ.  Производство танков ПТ-76 завершено. С вооружения Российской Армии танк снят, но еще находится на вооружении некоторых подразделений Внутренних войск МВД РФ. Боевое крещение ПТ-76 получили в 1965 году во время индо-пакистанского конфликта в штате Кашмир. Вновь индийская армия применила эти машины в ходе войны с Пакистаном в 1971 году. ПТ-76 совершили продолжительный марш в Восточной Бенгалии (ныне Бангладеш), форсировав множество водных преград и длительное время двигаясь на плаву. В результате индийские войска смогли зайти во фланг пакистанцам и сломить их сопротивление. Пакистанцы, в свою очередь, применили против индусов китайские плавающие танки Type 63.

ПТ-76 участвовали во всех арабо-израильских войнах, начиная с 1967 года.  В первый день "Войны судного дня" в 1973 году 130-я египетская механизированная бригада, оснащенная советскими плавающими танками, форсировала Суэцкий канал и вторглась на Синайский полуостров.

Весьма успешно, впрочем. использовали трофейные ПТ-76 и израильтяне. В частности, 16 октября израильский отряд из 7 танков ПТ-76, сопровождаемый пехотой на 8 плавающих бронетранспортерах БТР-50 вплавь форсировал Большое Горькое озеро. На захваченный ими плацдарм в течение двух последующих суток на самоходных паромах было переброшено до 100 средних танков, и нанесен мошный удар во фланг и тыл египетским войскам.

Начиная с 1968 года в значительных количествах ПТ-76 использовались и во время войны во Вьетнаме. Причем вьетнамцы применяли их как основные, что почти всегда приводило к большим потерям. В составе Совегской Армии эти машины участия в боевых действиях не принимали.

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий плавающий танк ПТ-85 (Объект 906)

 

Легкий танк «Объект 906» был разработан в начале 1960-х годов на Волгоградском тракторном заводе (ВТЗ). Целью программы было улучшение ПТ-76 путем увеличения огневой мощи. Танк не предназначался для лобового столкновения с ОБТ, поэтому его 76-мм орудие было малоэффективным для борьбы с бронированными целями. Через 15 лет после окончания войны машина безнадежно устарела.

На замену было предложено много вариантов. Одним из них был образец ВТЗ, созданный под руководством В. Гавалова, он оказался довольно перспективным. Разработка велась в 1960 году, с 1961 по 1962 год было построено 6 прототипов.

Как следует из названия (ПТ означает «плавающий танк»), машина должна была преодолевать водные преграды вплавь. Это сильно повлияло на общую форму и конструкцию: так, масса составляла всего 15 тонн, что всего на две тонны больше, чем у предшественника. Кроме того, новый танк был длиннее (9,4 м против 7,6 у ПТ-76) и немного выше, но все еще подходил по габаритам для транспортировки по воздуху. Малую массу обеспечил сварной корпус из алюминиевого сплава АБТ-101. Башня была выполнена из броневой стали 2П.

Броня не была мощной, однако обеспечивала защиту экипажа от бронебойных пуль калибра 14,5 мм (Б-32), в то время как борта могли защитить только от бронебойных пуль калибра 7,62 мм (с 350 м корпус и с любого расстояния — башня).

Другими словами, на близкой дистанции машина была уязвима даже для стрелкового оружия. С другой стороны, она была защищена лучше, чем ее предшественница. ПТ-85 был оснащен системой пожаротушения «Роза», термодымовой аппаратурой, аварийным насосом для поддержания плавучести при повреждении корпуса и комплексом РХБ-защиты, автоматически обеспечивавшим герметизацию корпуса.

Главное, что должно было его выгодно отличать от ПТ-76 — огневая мощь. Старое 76-мм орудие Д-56-Т было заменено на 85-мм пушку Д-58. Она была оснащена двухплоскостным стабилизатором «Звезда», эжектором в центральной части и дульным тормозом-компенсатором. Стабилизатор позволял сохранять точность как на земле, так и на плаву.

Углы вертикальной наводки составляли от –5 до +20 градусов, что в некоторой степени позволяло вести огонь непрямой наводкой.

Для стрельбы прямой наводкой наводчик (помимо него в экипаж входили командир и механик-водитель) использовал прицел ТШ-2Б-8А днем, в ночное время применялся прицел ТПН-1.

Орудие имело автомат заряжания, 15 снарядов были загружены в механизированную укладку, что позволяло вести стрельбу со скорострельностью от 9 до 14 выстрелов в минуту. Возимый боекомплект включал 40 85-мм снарядов, 8 бронебойных и 32 фугасных. Начальная скорость бронебойного снаряда достигала 1000 м/с, он мог пробивать 185-мм сталь на дистанции в 1000 метров и 145-мм – на дистанции в 2000 м. Максимальная дальность стрельбы непрямой наводкой фугасным снарядом составляла 13,5 км.

Первый прототип оснащался дизельным двигателем 8Д-6М мощностью 300 л. с., на последующих прототипах устанавливался более совершенный дизель УТД-20 (мощностью также 300 л. с.). У всех прототипов была пневматическая подвеска (в отличие от торсионных

валов на ПТ-76), благодаря которой повысилась плавность хода. ПТ-85 был также гораздо быстрее ПТ-76, скорость составляла 75 км\ч на земле и 10 км\ч на плаву, в то время как ПТ-76 разгонялся только до 44 км\ч.

В общем и целом, это была неплохая машина, и в 1963 году 2 из шести прототипов пошли на испытания. Однако на вооружение танк так и не приняли. В проекте не было ошибок, на его судьбу повлияли другие обстоятельства: в Советском Союзе уже полным ходом шла работа над машиной, которая тремя годами позже получила индекс БМП-1 и была способна выполнять те же задачи, что и легкий танк.

В результате ПТ-85 был последним советским плавающим танком, после чего машины этого типа заменили на плавающие БМП и списали со счетов. Единственный оставшийся прототип (самый первый, с двигателем 8Д-6М) в настоящий момент находится в танковом музее в Кубинке.

Легкие танки ,,.

Средние танки

Тяжелые танки 1ч,

Огнеметные танки

Легкие, средние, тяжелые САУ

Зенитные самоходные установки

Реактивные системы залпового огня

Бронеавтомобиль