ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий танк - "Рено Русский"

 

После войны в различных печатных изданиях приводилось множество различных индексов сормовских "Рено": "КС", "М" и др. В документах 20-30-х годов они именовались как "русские Рено", "Рено русские" или "танки "Фиат" (по марке установленного на них двигателя). Первые танки прибыли в Россию 12 декабря 1918 года, когда в Одессе вместе с французской и греческой пехотой высадились 20 танков "Рено" из состава 3-й роты 303-го полка штурмовой артиллерии. 18 марта 1919 года в бою подстанцией Березовкой, недалеко от Одессы, бригадой Григорьева, входившей в состав 2-й Украинской Советской армии, "противник — треки, французы и добровольцы — был выбит с передовых позиций и, растерявшись, бежал в полном беспорядке. В течение нескольких минут нам досталось много трофеев: около 100 пулеметов, четыре орудия, из них два дальнобойных, масса снаряжения, семь паровозов, пять эшелонов, бронированный поезд, четыре танка и два штаба греческий и французский".

Один из танков бойцы отослали в Москву, в подарок В.Ленину. "Без оружия и без винтовок , — писали они в своем письме, — шел украинский пролетариат на усовершенствованные орудия современной техники, но, как видите, даже танки, эти современные чудища, порожденные последней войной, не устояли перед революционной войной, и сегодня 2-я Украинская Советская армия имеет счастье преподнести Вам, дорогой учитель, одно из этих страшных орудий. Вам мы отправляем один из этих танков, который будет лучшим доказательством мощи пролетарской революции".

Оставшиеся три "Рено" были увезены в Харьков, в то время столицу советской Украины. Здесь на базе бронеавтомобилей бронеотряда особого назначения и трофейных танков сформировали "Броневой дивизион особого назначения при Совете Народных Комиссаров Украины". Командиром дивизиона стал А. Селявкин.

В середине апреля 1919 года Ленин обратился к народному комиссару по военным и морским делам Украины с просьбой "прислать один танк для демонстрации его на первомайском параде в Москве". ("Рено", присланный в подарок вождю мирового пролетариата, оказался некомплектным).

Второй танк был доставлен в Москву в один из дождливых дней последней недели апреля. Импровизированным механиком-водителем нового танка стал бывший авиатор Б. Российский, который с двумя помощниками в течение ночи разобрался с особенностями управления незнакомой боевой машины и с честью выполнил поставленную задачу. Таким образом, трофейный "Рено" стал первооткрывателем танковых парадов на Красной площади (ныне, увы, ушедших в забвение). В мае 1919 года в районах Екатеринослава и Кременчуга танки "Рено" из состава бронедивизиона особого назначения участвовали в боях против войск Григорьева, выступившего против советской власти (а всего два месяца назад григорьевцы захватили эти самые танки).

В июне дивизион особого назначения действовал против отрядов Н.Махно, освободив в ходе боев железную дорогу Мелитополь-Александровск, а затем был переброшен под Новомосковск. Здесь 26 июня 1919 года боевые машины дивизиона совместно с пехотой контратаковали наступающие части Добровольческой армии. В ходе боя часть пехоты красных в беспорядке отошла, а остальная просто разбежалась. Оставшиеся без прикрытия броневики и танки были брошены своими командами и достались белым в качестве трофеев. Танк "Рено", открывший танковые парады на Красной площади, в середине мая 1919 года в составе автобронеотряда имени Свердлова убыл на Южный фронт в распоряжение 8-й армии. В составе отряда имелось "два бронеавтомобиля "Остин" (по два пулемета на каждом), один танк "Рено" с 37-мм пушкой при 1000 снарядах, один грузовик "Фиат" 1,5 т, один санитарный "Фиат", автомастерская "Пирс-Арроу", автоцистерна "Уайт", автокухня "Паккард", два мотоцикла Клино по одному пулемету на каждом, два мотоцикла "Харлей-Девидсон", команда 52 человека, все коммунисты". Сведениями о дальнейшей судьбе этого танка авторы не располагают, по некоторым данным он был захвачен белыми осенью 1919 года. Трофейные "Рено", захваченные под Одессой, подтолкнули советское правительство к решению о начале производства танков в РСФСР. 10 августа 1919 года совместным решением Совнаркома и Совета военной промышленности завод "Красное Сормово" был выделен как специализированное предприятие — изготовитель танков. 29 сентября 1919 г. танк "Рено" прибыл на завод "Красное Сормово" "в трех крытых вагонах в разобранном виде, без документов и спецификаций". (Это был танк, подаренный Ленину бойцами 2-й Украинской армии и оказавшийся неисправным. Машина простояла в Москве с марта и многие детали с нее были украдены.) Для копирования боевой машины и изготовления рабочих чертежей приказом по Центроброни на заводе была образована спецбригада конструкторов в составе тт. Крымова, Салтанова, Московкина и Спиридонова.  В помощь им с Ижорского завода, который должен был изготавливать броневые корпуса для танков, прибыла группа из четырех человек под руководством технолога Артемьева. Для решения проблемы с моторно-трансмиссионной группой заводу АМО в Москве поручили "переконструировать двигатель "Фиат" по типу танкового двигателя "Рено".

 

Ответственным за "моторный агрегат" был назначен инженер Калинин, ему помогали инженер Пилоунковский и пять конструкторов-чертежников.

1 ноября 1919 года для решения "всех конструкторских вопросов, касающихся изготовления танков", была создана специальная комиссия при Совете военной промышленности. Помимо отечественных инженеров, в нее вошли два французских специалиста - Дем и Розье, ранее занимавшиеся автомобильным производством на заводах "Рено" и сочувствовавших советской власти (в их характеристике указано, что один из них — социалист). Причем инженеру Розье поручалось "изготовление всех чертежей и данных для нового танка".

Общее руководство работами по изготовлению танков осуществляло Броневое управление ГВИУ, одновременно являвшееся и заказчиком. Наблюдение за постройкой танков на заводе велось комиссаром Центроброни И.Х.Гаутелем, который очень часто решал все проблемы при помощи маузера и ненормативной лексики.

Сборка танков началась в декабре 1919 года. Работа эта была очень трудоемкой (особенно большая нагрузка приходилась на клепальщиков и раскройщиков броневых листов), и потому требуемой ритмичности работы достичь не удавалось. Динамику выпуска танков можно проследить в ведомостях завода "Красное Сормово" за 1920-21 гг:

 

 -1920 г.

июнь: заказ на изготовление танков выполнен на 37%

август: изготовлена 1 шт.(100%), но нет вооружения, 14 шт. — до 42% готовности;

сентябрь: 1 танк готов, сдача задержана по независящим от завода причинам, 3 шт. — 85%, 11 шт. — до 40%;

октябрь: 1 танк готов, 3 шт. — 95%, 1 шт. — 75%, 1 — 15%;

ноябрь: 1 шт. — отправлена в Москву, 2 шт. —- 100%, 3 шт. — 95%, 1 шт. — 20%, 1шт. — 15%;

декабрь: второй танк отправлен в Москву, сдано приемщику 3 танка, еще 3 шт. готовы 100 %, 1 шт. — 80%, 1 шт. — 50%, 1 шт. — 30%;

 -1921 г.

январь: отправлена еще 1 шт.;

февраль: закончена 1 шт.;

март: то же;

апрель: отправлено 5 шт., осталось 1 шт. — 100%, 1 шт. - - 97%, 2 шт. — 85 %, 1 шт. — 45%;

май: в основном готовы все, сдано приемщику 9 шт. Образцовый танк отремонтирован и используется в качестве трактора".

 

 

1 сентября 1920 г. комиссар Центроброни  И.Х.Гаугель послал в Москву телеграмму следующего содержания: "Доношу, что 31 августа 1920 года было произведено испытание на ходу первого танка..." Испытания продлились до 12 октября, после чего новый танк, обретший собственное имя "Борец за свободу тов. Ленин" отправился в подарок Льву Троцкому.

Согласно первоначальному плану, пять танков планировалось вооружить 37-мм орудиями, а десять — пулеметами. Но уже 31 октября 1919 года Бронеотдел ГВИУ обратился в Совет военной промышленности с письмом, в котором указывалось, что "вооружение танка одной 37-мм неавтоматической пушкой недостаточно для работы в условиях русского фронта, поэтому необходима еще и установка одного пулемета".

Орудия для танков поставлялись с Путиловского завода, где их ремонтировали.

Из Москвы поступали пулеметы Гочкиса, снятые с захваченных у белых английских танков. Однако вооружения на все танки не хватило. К 21 июня 1921 года, когда заказчику были сданы последние из заказанных танков, вооружены были лишь 12 машин: три— пушками, восемь — пушками и пулеметами, а для трех ни пушек ни пулеметов не хватило.

Боевая служба "Русских Рено" не изобиловала героическими примерами. Ни в каких боевых действиях гражданской войны они участия не принимали.

Перечень "имен" танков "Рено" выпуска Сормовского завода.

№ Название

1) "Борец за свободу тов. Ленин", 2) "Парижская Коммуна", 3) "Карл Маркс", 4) "Лев Троцкий", 5) "Лейтенант Шмидт", 6) "Карл Либкнехт", 7) "Красный Борец",8) "Красная Звезда", 9) "Пролетарий", 10) "Свободная Россия", 11) "Черноморец" (вооружения не имел), 12) возможно "Илья Муромец" (вооружения не имел), 13) "Буря" (вооружения не имел), 14) "Керчь", 15) "Победа".

 

Литература и источники:

М. Коломиец, И. Мощанский, С. Ромадин. Танки Гражданской войны. Армада № 14. М., М-Хобби, 1999.

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

 

 

Легкий танк "Т-18 / МС-1"

 

Первым серийным танком отечественном производства стал МС-1 (малый сопровождения, первый) или Т-18. Такой индекс ему присвоили его создатели. Конструкторский опыт и производственные навыки полученные в ходе работы над ним, позволили в начале тридцатых годов развернуть широкий выпуск бронированных машин разных типов и назначения, а также создать качественно новый род войск - танковый (по наименованию тех лет - бронетанковые и механизированные войска).

 

 

 

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

 

В 1920 году на заводе "Красное Сормово" в Нижнем Новгороде было построено пятнадцать танков типа "М". Все они имели собственные имена. Первый назывался "Борец за свободу товарищ Ленин". Другие получили наименования Илья Муромец", "Парижская Коммуна, "Буря" и т.д. Конструкция их в общих чертах соответствовала французской модели "Рено FТ" образца 1917 года. Но от прототипа они отличались более универсальным вооружением. Так, на "Рено" устанавливалась либо 37-мм пушка, либо 7,62-мм пулемет, а на "М" - и то и другое, причем в одной башне. Однако из-за отсутствия в данный период промышленной базы для производства бронетанковой техники с выпуском этих пятнадцати машин и закончилось строительство наших танков. Броневые, как тогда назывались, подразделения Красной Армии долгое время комплектовались английскими трофейными машинами. Они объединялись в танковые эскадры и автотанковые отряды, а позднее были сведены в танковый полк. Конечно, изношенность материальной части и отсутствие запасных частей не способствовало развитию этого рода войск, хотя попытки создать свои танки предпринимались. Например, по проекту инженера Г. Кондратьева на Ижорском заводе в Санкт-Петербурге начали строить два плавающих танка "Ижозавод". Такая машина весила 10 тонн и вооружалась 76-мм пушкой с коротким откатом ствола. На плаву она могла двигаться с помощью трехлопастного гребного винта.Но в 1923 году работы над ней были прекращены в связи с переформированием Управления начальника броневых сил РККА. Однако теория применения танков в бою не стояла на месте. В середине 20-х годов в Красной Армии в этом направлении сложилась определенная концепция. Например, профессор Военной академии РККА А.И. Верховский в своем труде "Огонь, маневр, маскировка" писал: "С XVI века броня вышла из употребления на поле сражения, ибо сила человека и лошади не была в состоянии передвигать такую броню, которая защищала бы от появившегося огнестрельного оружия, но с появлением двигателя внутреннего сгорания все меняется и боец снова получает возможность одеться в броню...   Старые рода оружия - артиллерия и пехота - должны будут уступить свое место новым силам, где решающее значение будет иметь двигатель внутреннего сгорания. Было время, когда огнестрельное оружие вытеснило рыцаря с поля сражения.  Мы стоим сейчас на грани новой эпохи, когда "рыцари" вытеснят огнестрельное оружие. Только вместо одной лошадиной силы у него будет 400-сильный мотор, вместо панциря и щита - броня, которую не пробивает пуля, а вместо пики - скорострельная пушка". В соответствии с такими взглядами развивалась у нас и военная мысль. Так, в 1927 году вышли первая и вторая части "Боевого устава пехоты". В нем, особенно во второй части, значительное место занимали вопросы боевого использования танков. В частности, подробно рассматривался порядок их применения в тесном взаимодействии с пехотой во всех видах боя. Кроме того, в этом руководящем документе было записано, что важнейшими условиями успеха являются: внезапное появление танков в составе атакующей пехоты, одновременное и массовое применение их на широком участке с целью рассредоточения артиллерийских и других "противоброневых", как это называлось в уставе, средств противника; эшелонирование танков в глубину при одновременном создании из них резерва, что позволяло развить атаку на большую глубину; тесное взаимодействие танков с пехотой, которая закрепляет занятые ими пункты. Наиболее полно вопросы использования этих бронированных машин раскрывались во "Временной инструкции по боевому применению танков", выпущенной в 1928 году. В ней предусматривалось две формы участия танковых подразделений в бою: для непосредственной поддержки пехоты и в качестве передового эшелона, действующего вне огневой и зрительной связи с ней. Однако в 1927 году броневые силы Красной Армии состояли всего лишь из одного танкового полка, вооруженного трофейными танками МкIV или МкV, захваченными еще в период гражданской войны, шести автобронедивизионов с устаревшими бронеавтомобилями "Остин-Путилов" или "Путилов-Гарфорд" и нескольких десятков бронепоездов. Вот почему следовало наладить собственное танкостроение. И такая возможность появилась с началом выпуска первых отечественных танков серийного производства. Это в свою очередь позволяло приступить к формированию отдельных танковых рот и батальонов. Учитывая боевой опыт, полученный в военном конфликте на КВЖД осенью 1929 года, а также в результате проведенной летом того же года реорганизации, был создан опытный механизированный полк.

После всесторонних испытаний на его базе в мае 1930 года комплектуется первая механизированная бригада. Она состояла из трех полков: танкового, разведывательного и артиллерийского, а также ряда подразделений боевого и тылового обеспечения. На вооружении танкового полка состояли танки МС-1 (Т-18), разведывательного - отечественные бронеавтомобили БА-27 (база АМО-Ф-15). Процесс создания МС-1 происходил следующим образом. К его проектированию привлекли вновь созданное Танковое бюро при Главном управлении военной промышленности (ГУВП). 6 мая 1924 года оно приступило к работе. И хотя в коллективе конструкторов не было ни одного человека, ранее занимавшегося танкостроением, и полностью отсутствовала необходимая документация, в 1927 году из ворот опытной мастерской завода "Большевик" (бывший Обуховский орудийный и сталеплавильный завод):

в Санкт-Петербурге вышел опытный танк Т-16. Он представлял собой развитие идей, заложенных в машинах типа "М" Сормовского завода, но в тоже время и значительно отличался от них. В частности изменениям подверглись энергетическая установка, ходовая часть и вооружение. Например, карбюраторный мотор мощностью в 35 лошадиных сил имел общий картер с коробкой передач. Он устанавливался поперек корпуса, улучшая компоновку машины. Конструктор П. Сячинтов усовершенствовал 37-мм орудие французской фирмы "Гочкис" которое под наименованием ПС-1 стали размещать в башне танка. Были созданы новые системы электрооборудования, питания, смазки, элементы ходовой части. До июня 1927 года Т-16 проходил заводские испытания, а с 7 по 15 число того же месяца и года генеральные.

Комиссия под председательством Начальника снабжения РККА П. Дыбенко рекомендовала внести некоторые изменения в системы моторной установки, задействовать опорные катки большего диаметра, дополнить ходовую часть катком с амортизатором на передних ветвях гусениц. Работы по совершенствованию опытного образца затянулись до ноября. И все же Реввоенсовет СССР, не дожидаясь их окончания, принял машину на вооружение. Беспрецедентный в истории случай объясняется только необходимостью как можно скорее начать выпуск танков. Новая машина под индексом МС-1 предназначалась для взаимодействия с пехотой и сопровождения ее в бою. Производство танков началось в 1928 году. До сих пор не удается точно определить, сколько же их изготовили. По программе "Система танко-тракторо-авто-броневооружения РККА", которая разрабатывалась под руководством заместителя начальника Штаба Красной Армии В. Триандафилова, промышленность в 1929-1930 годах должна была выпустить 325 МС-1. Учитывая ее возможности, это количество видимо и следует принять за основу. В то же время в печати приводятся и другие данные - более 900 машин ("Красная Звезда", 1967г., 8 августа). Однако более реальна первая цифра, так как с 1931 года в серию пошли танки Т-26, БТ-2 и танкетки Т-27. Первые тридцать МС-1 строились на средства добровольного общества ОСОАВИАХИМ. В мае 1929 года машины этой серии участвовали в параде на Красной площади Москвы. А в ноябре того же года девять танков в составе Забайкальской группы Особой Дальневосточной армии приняли боевое крещение на границе СССР в районе станции Манчжурия и г. Чжалайнор. Пограничный конфликт на КВЖД, развязанный правительством Манчжурии, дал первый опыт взаимодействия стрелковых и кавалерийских подразделений с танками нового типа.

Появление их на поле боя вызвало у противника замешательство и обеспечило прорыв его пятикилометровой полосы укреплений за полтора часа.

МС-1 был снят с вооружения в середине тридцатых годов. Но долгое время он использовался как база для исследовательских работ и обучения танкистов первоначальным навыкам вождения и стрельбы. Так, например, проводились эксперименты по установке на него 45- и 76-мм орудий, приборов наблюдения, усиливалась броневая защита и ходовая часть. Осенью 1938 года после пограничного конфликта в Приморье в районе озера Хасан, снятые с вооружения МС-1 использовали в укрепленных районах на границе в качестве неподвижных бронированных пулеметных точек. С танков демонтировались орудие, моторный агрегат и ходовая часть. На месте пушки в бронемаске закреплялась установка из спаренных пулеметов ДТ. Вырез в днище располагался над входом в подземный каземат, оборудованный для боеприпасов и продовольствия. Танки размещались в бетонные или дерево-земляные капониры. В таком виде они простояли до начала пятидесятых годов, а затем были исключены из системы оборонительных укреплений и заброшены. Вот почему долгое время ни в одном из военных музеев не было этого уникального танка. Лишь только осенью 1983 года два найденных корпуса МС-1 образца 1930 года привезли на одно из танкоремонтных предприятий Краснознаменного Дальневосточного округа и там способом макетирования восстановили его. Сейчас один из них находится в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил.

 

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

 

 

 

Танкетка  Т-27

 

Идея оснастить пехоту многочисленными, малогабаритными, бронированными машинами вооруженными пулеметами и имеющими экипаж в составе одного - двух человек родилась в умах военных специалистов всех противоборствующих сторон на заключительном этапе I  мировой войны после успешного применения  на полях сражения танков. В России впервые проект такой машины был разработан в 1919 г. инженером Максимовым. Новая машина называлась "щитоноска" и представляла по идее автора проекта бронированный самоходный пулемет. В качестве силовой установки предполагалось использовать 40-сильный карбюраторный двигатель ФИАТ, толщина бронелистов корпуса должна была составлять 10 мм, скорость - 17 км/ч. Экипаж состоял из одного человека. По причине общего развала экономики страны проект реализован не был. В период с 1927 -1930 гг. в СССР были разработаны и проходили испытания целый ряд танкеток (Т-17, Т-21, Т-22, Т-23), однако не одна из них не была доведена до серийного производства по причине неудовлетворительных тактико-технических характеристик или же высокой себестоимости. В конце 1929 г. по решению руководства страны за границу была направлена специальная комиссия под руководством начальника управления механизации и моторизации Красной Армии (УММ РККА) командарма II ранга И.А. Халепского с целью ознакомления с лучшими образцами зарубежной бронетанковой техники.

Посетив Германию, Францию и Чехословакию, комиссия в январе 1930 г. прибыла в Великобританию, где в числе других образцов ей была представлена танкетка Карден-Лойд Мк. IV. К тому времени танкетка зарекомендовала себя едва ли не лучшим образцом в своем классе и экспортировалась во многие страны. По результатом демонстрации руководство комиссии приняло решение о приобретении двадцати экземпляров машины, а также лицензии на ее производство в Советском Союзе. В августе того же года закупленные танкетки были поставлены заказчику. Решением руководства УММ РККА подготовка машины к серийному производству и оптимизация ее конструкции было поручено КБ завода № 2 Всесоюзного автотракторного общества (ВАТО, в последствии завод № 37 им. С. Орджоникидзе, г. Москва) под руководством конструктора Н.Н. Козырева. Проект танкетки К-25 (заводское обозначение) не предусматривал полного копирование Карден-Лойд Мк. IV. На машину устанавливался новый двигатель и элементы трансмиссии освоенные в производстве на советских предприятиях. За основу были приняты узлы и агрегаты грузового автомобиля "Форд"-АА. К 3 ноября 1930 г. был готов первый экземпляр К-25. Он представлял собой английскую танкетку с установленным на ней двигателем советского производства.  После необходимых испытаний к концу года был представлен и второй опытный экземпляр танкетки на этот раз полностью из комплектующих отечественного производства. Он выгодно отличался от английского прототипа: вместо двигателя "Форд"-Т мощностью в 22 л. с. К-25 имела 40-сильный двигатель "Форд"АА, толщина брони достигала 10 мм, ширина гусениц была несколько увеличена, танкетка была вооружена 7, 62 мм пулеметом советского производства. Этот вариант танкетки и был принят на вооружение 13 февраля 1931 г. под названием танкетка Т-27 еще до полного завершения испытаний. Серийное производство Т-27 было организовано в том же году на заводе № 2 ВАТО и на Нижегородском автомобильном заводе (впоследствии ГАЗ). Некоторое время спустя к производству машин был привлечен и завод "Большевик" ( ныне ОАО ГОЗ Обуховский завод, г. Санкт-Петербург), где было построено 45 единиц Т-27. Сборка части корпусов производилась на Крэкинг - электровозостроительном заводе (ныне ОАО Машиностроительный завод "ЗиО - Подольск").

Серийное производство продолжалось до 1934 г. включительно. За это время в войска было поставлено 3295 (в литературе встречаются и другие данные) танкеток.  Общая компоновка танкетки предусматривала размещение силового агрегата, вооружения и экипажа в одном корпусе. Причем двигатель с системами питания и охлаждения находился в его средней части, трансмиссия впереди, а экипаж — сзади. Отделение управления (место механика-водителя) размещалось справа от двигателя, боевое отделение (место командира, он же стрелок) - слева. Т-27 принимала участие в боях с басмачами в средней азии, в советско-финской и на начальном периоде Великой отечественной войны. В небольшом количестве состояла на укомплектовании танковых, механизированных и разведывательных частей вплоть до 1945 г. В ходе серийного производства танкетки делались многочисленные попытки, окончившиеся неудачей, создания на ее основе самоходной артиллерийской установки вооруженной 37 мм или  76 мм орудиями.

В 1930 г. в КБ военного склада № 136 под руководством молодого конструктора К.И. Лебедева был разработан комплект огнеметного вооружения для легких танков и танкеток. В декабре 1931 г. на заводе "Компрессор" его установили на танкетку Т-27, получившей название ОТ-27 (ХТ-27). В июне-июле следующего года "химическая" танкетка прошла испытания на полигоне Химических курсов усовершенствования командного состава (ХКУКС), после чего была принята на вооружение. ОТ-27 производилась серийно до прекращения производства танкеток Т-27. Всего было выпущено 187 огнеметных машин. Во второй половине 30-х годов приходит понимание факта, что сама концепция танкетки как основного средства механизации пехоты оказалась ошибочной в первую очередь из-за крайне низких боевых качеств последних. К этому времени в войсках уже находилось значительное количество Т-27.  Большое количество танкеток было переданы в военные учебные заведения и учебные подразделения в качестве учебных. Часть Т-27 в 1940-1941 гг. были переоборудованы в легкие артиллерийские тягачи под противотанковые орудия. Не менее 20 машин были переданы в 1939 г. в ВВС для переделки в авиационный стартер. Такие танкетки получили название АСТ-27. Не смотря на невысокие боевые характеристики, Т-27 послужила базой для испытания новых передовых технологий, которые используются на образцах современной бронетанковой техники: транспортировка по воздуху на внешней подвеске самолета, оборудование для подводного хождения, радиооборудование для управления бронеобъектом  на расстоянии (телеуправление) и т. д. Машина поставлялась на экспорт в Монголию (10 ед.) и в Турцию (не менее 5 ед.).

 

 

 

 

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий танк "Т-26

 

Выполняя постановление ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны СССР», конструкторы приступили к разработке основного танка общевойсковых соединений. По тогдашним понятиям, им должен был стать легкий танк, дешевый в производстве, простой в обслуживании. Образцом послужил приобретенный закупочной комиссией И. А. Халепского английский танк «Виккерс 6-тонный» («Виккерс» Е), вместе с которым купили лицензию на производство, но не технологию. За год ее разработали, как и всю техническую документацию, и 13 февраля 1931 года после доклада Халепского Реввоенсовету легкий танк Т-26 приняли на вооружение, даже не дождавшись изготовления опытного образца. Он появился в том же году под названием Т ММ-1. По сравнению с английской машиной у него несколько изменили конструкцию корпуса из-за установки двигателя жидкостного охлаждения «Геркулес» мощностью 95 л. с. Два пулемета «виккерс» с водяным охлаждением стволов находились в двух башнях, а советский ДТ — справа в корпусе. Экипаж состоял из 4 человек. Боевая масса танка доходила до 8т, толщина брони до 13 мм, как на прототипе, а скорость до 30 км/ч. Есть сведения, что было изготовлено около десятка Т ММ-1. В следующем году появился Т ММ-2 с одной башней для 37-мм пушки (боевая масса — 8 т, толщина брони до 13 мм, скорость — 30 км/ч, экипаж — 3 человека; двигатель, бронирование и скорость остались без изменений).

Оба Т ММ не удовлетворили военных, и в производство пустили «Виккерс» с некоторыми изменениями.

Его делали на заводе «Большевик» с привлечением специалистов и мощностей «Красного путиловца». Дальнейшую работу по модернизации танка поручили коллективу специалистов во главе с С.А. Гинзбургом. 15 первых машин приняли участие в военном параде 7 ноября 1931 года. В отличие от «Виккерса» на Т-26 толщина брони достигала 15 мм. На машине устанавливался 90-сильный двигатель марки «Т-26» с воздушным охлаждением, который позволял развивать скорость 30 км/ч. Масса танка достигла 8,2 т.  Обслуживал его экипаж из 3 человек. На Т-26 образца 1931 года радиостанция не устанавливалась. Из конструктивных особенностей танка следует отметить механическую ступенчатую коробку передач, имевшую пять передач переднего и одну заднего хода. Подвеска была блокированной на четыре катка. Ведущие колеса располагались в передней части корпуса. Внешне Т-26 почти не отличался от прототипа, если не считать измененной передней части корпуса и вооружения. Каждая башня могла поворачиваться на 240°, в переднем и заднем секторах (по 100°) они могли вести огонь по одной цели. По мнению англичан, такое расположение вооружения обеспечивало наибольший .темп стрельбы с обоих бортов, однако из-за малого погона башен оказалось весьма затруднительно разместить в них пушки и концентрировать огонь на один борт. Кроме того, башни нередко заклинивало. С1932 года в правой башне стали размещать 37-мм пушку «гочкис» или 37-мм пушку Б-3 конструкции П. Н. Сячинтова.

Боевая масса танка возросла до 8,4 т, остальные характеристики остались прежними. В 1933 году на базе Т-26 образца 1931 года создали огнеметный ОТ-26. Для этого сняли левую башню, а в правой установили огнемет (дальность действия 35 м), спаренный с 7,62-мм пулеметом. Масса ОТ-26 - 9 т, экипаж — 2 человека. Хотя довольно быстро выяснилось, что башни мешают друг другу, тем не менее до августа 1933 года выпустили более 1600 двухбашенных танков Т-26. С 1933 года их выпуск был прекращен. В 1933 году появилась новая модификация Т-26 с одной цилиндрической башней. Этот танк оснастили 45-мм танковой пушкой образца 1932 года. Весил он 9,4т, боекомплект пушки состоял из 136 снарядов. На 11 см увеличилась высота машины, остальные данные остались прежними. Танки командиров оснащались радиостанцией с поручневой антенной, при этом боекомплект пришлось ограничить 96 снарядами. Опыт боев в Испании и у озера Хасан показал, что противник обычно сосредоточивает огонь именно на них, поэтому поручневую антенну заменили менее заметной штыревой. Типичным для этих танков стали две фары-прожектора над пушкой для ведения огня ночью. С 1935 года бронелисты корпуса и башни стали соединять при помощи электросварки (до этого они соединялись заклепками), боекомплект пушки уменьшили до 122 выстрелов (82 в танках с радиостанцией), но увеличили емкость бензобаков. Масса машины возросла до 9,6 т. На танках 1936 года начали устанавливать пулемет в кормовой нише башни, боекомплект опять сократили, оставив 102 снаряда, незначительные изменения внесли в ходовую часть — танк потяжелел до 9,65 т. С 1937 года на Т-26 появился зенитный пулемет, размещенный на крыше башни, и внутреннее переговорное устройство типа ТПУ-3, двигатель форсировали до 95 л. с. Боевая масса достигла 9,75 т. Т-26 образца 1937 года получили конические башни, сваренные из 15-мм бронелистов, лучше выдерживающих попадания пуль. Емкость бензобаков возросла с 182 до 290 литров, боекомплект составил 107 снарядов, масса возросла до 10,25т.

Начиная с 1938 года на танках начали устанавливать стабилизатор линии прицеливания пушки в вертикальной плоскости. Танки, выпускавшиеся с февраля 1939 года, имели подбашенную коробку с наклонными бронелистами, задний башенный пулемет убрали и боекомплект пушки довели до 165 снарядов (на машинах без рации до 205).

Увеличив степень сжатия в цилиндрах двигателя, его мощность повысили до 97 л. с. С 1940 года подбашенную коробку стали выполнять из 20-мм гомогенной стали вместо цементированной. Наконец для усиления бронезащиты около сотни танков в ходе советско-финской войны срочно оснастили навесными бронеэкранами, при этом толщину нижней лобовой части корпуса и передней стенки довели до 60 мм. Иногда эти машины называют Т-26Э. Однако они явно были перетяжелены. Выпуск Т-26 прекратили в первой половине 1941 года, но в июле — августе 1941 года в Ленинграде достроили около сотни машин из неиспользованного задела корпусов. Всего Красная Армия получила более 11000 легких танков Т-26 двадцати трех модификаций, включая огнеметные (тогда называвшиеся «химическими») и саперные (мостовые). Т-26 были предназначены для непосредственной поддержки пехоты в составе стрелковых соединений (батальон Т-26 входил в состав ряда стрелковых дивизий) и дальней поддержки пехоты в составе моторизованных подразделений, а также для выполнения самостоятельных тактических и оперативных задач.  Конструкция танка была проста. Т-26 отличался легкостью управления, не требовал большого ухода.

Компоновка следовала классической схеме: впереди отделение управления, затем боевое и в корме моторное. Четырехтактный карбюраторный двигатель воздушного охлаждения с горизонтальным расположением цилиндров позволил уменьшить высоту кормовой части, где находился 182-литровый бензобак. Силовая передача состояла из главного фрикциона, 5-скоростной коробки передач тракторного типа, расположенной в передней части корпуса слева от водителя, бортовых фрикционов и редукторов. Ведущее колесо находилось впереди, в ходовой части имелось по две тележки с 4 обрезиненными катками. Радиостанции пулеметные танки не имели. 45-мм пушки образцов 1932, 1934 и 1938 годов с клиновым полуавтоматическим затвором и углом наведения в вертикальной плоскости от-5° до +22° обладали одинаковыми баллистическими характеристиками и отличались лишь некоторыми усовершенствованиями.

Начальная скорость бронебойного снаряда была 760 м/с и на дистанции 100 мои пробивал 32-мм броню, начальная скорость фугасного снаряда достигала 335 м/с. В 1936 году на базе однобашенного танка того же года появился ОТ-130, у которого огнеметом заменили пушку, но сохранили пулемет. Запас огнесмеси довели до 400 л, дальность огнеметания достигла 50м. Масса танка — 10 т, экипаж — 2 человека, дальность огнеметания — 45 м. В 1938-1940 годах появились новые модификации огнеметных машин ОТ-131, ОТ-132 и ОТ-133. Последний, массой 10,5т, имел два пулемета. И наконец в 1940 году изготовили ОТ-134 (масса — 10,8 т, экипаж — 3 человека), в конической башне которого находились 45-мм пушка и пулемет, а в переднем верхнем листе корпуса — огнемет. Дальность огнеметания достигла 50 м. В 1933 году был разработан мостоукладчик с надвижным мостом длиной 7 м и грузоподъемностью 14т. По 1935 год их построили 65 единиц. В 1934 году изготовили опытные бронетранспортеры ТР-26 и ТР-4 для перевозки пехоты, а также ТР-4-1 для снабжения боеприпасами танковых частей, и в 1935-1936 годах два танка-танкера Т-26Ц для подвоза горючего (Ц-цистерна).

ЛЕГКИЕ ТАНКИ

Легкий танк БТ-2

 

Первым из семейства колесно-гусеничных танков в СССР стал БТ-2. В 1930 году в Советском Союзе была образована закупочная комиссия под руководством И. А. Халепского - ее целью было приобретение за рубежом новейших образцов бронетехники, тракторов и автомобилей вместе с технической документацией для последующего их серийного производства на советских заводах. В США внимание комиссии привлекли прекрасные скоростные и маневренные характеристики танка Кристи. С помощью торгового представительства «Амторг» удалось без проблем закупить два экземпляра этой машины (М1931) без башни и вооружения и вывезти морским путем в Советский Союз. Танки прибыли в СССР в начале 1931 года, и после их тщательного изучения было решено запустить машину в серию под обозначением БТ-2. БТ-2 отличался от американского прототипа многочисленными конструктивными особенностями. Прежде всего танк имел вращающуюся башню (разработанную инженером А.А.Малоштановым), оснащался более легкими (с многочисленными облегчающими отверстиями) опорными катками. Было перекомпоновано боевое отделение - перенесли стеллажи боеукладки, установили новые приборы и т.д. Для него разработали специальную башню, оснащенную 37-мм пушкой (37-мм танковая пушка с длиной ствола 60 калибров представляла собой вариант противотанковой пушки калибра 37-мм образца 1930 года, которая в свою очередь представляла собой копию немецкой противотанковой пушки Rheinmetall Pak 35/36 и была закончена только летом 1933 года) и, начиная с 61-го экземпляра, 7,62-мм пулеметом ДТ в шаровой установке. Поворачивалась башня вручную с помощью планетарного механизма, а плечевой упор служил для наводки пушки и пулемета в вертикальной плоскости. Из-за недостатка пушек, плохо освоенных производством, 350 БТ-2 были выпущены только в пулеметном варианте со спаркой пулеметов ДА-2. В связи с этим существовало по меньшей мере четыре варианта БТ-2 различавшихся вооружением: Серийный БТ развивал скорость до 52 км/ч на гусеницах, и 72 км/ч, на колесном ходу. Танк преодолевал подъем в 42°, ров шириной до 3,5 м и стенку высотой до 0,55 м.. На колесном ходу двигатель вращал задние опорные катки через особую раздаточную коробку (гитару). Управление танком осуществлялось при помощи передней пары опорных катков, которые поворачивались "по-автомобильному". На колесном ходу танк БТ мог передвигаться только по дороге с твердым покрытием. Переход с одного вида движителя на другой занимал примерно 30 минут. Для установки на БТ-2 были предусмотрены отработавшие летный ресурс авиадвигатели М-5 (копия американского мотора «Либерти»), однако выпуск последних был прекращен, а состояние имевшихся оставляло желать лучшего. Поэтому пришлось закупить в США 2000 двигателей «Либерти», также отслуживших свой срок в авиации, но находившихся гораздо в лучшем состоянии. Уже 7 ноября 1931 года три серийных БТ-2 были показаны на военном параде в Харькове.

Однако эксплуатация машин осложнялась их техническими недостатками и низким качеством изготовления танков. Авиадвигатели оказались капризными и часто выходили из строя или даже загорались из-за перегрева. Неплотные соединения были причиной вытекания масла из механизмов. Корпус машины не имел необходимой жесткости, что вело к поломке вала мотора. Аварии случались также по вине плохо обученного личного состава. Тем не менее БТ-2 оказали Красной Армии неоценимую помощь в подготовке танковых экипажей. Было выпущено более 600 таких машин, поступивших на вооружение механизированных соединений. Несмотря на все недостатки танка (слабое вооружение, отсутствие средств связи, тесное боевое отделение), танкисты отмечали его хорошие динамические качества - скорость, маневренность, а также способность машины преодолевать в прыжке различные препятствия. С начала 30-х годов, впрочем, без особого успеха, предпринимались попытки установить на БТ-2 76-мм орудие и даже динамореактивную пушку. Четыре БТ-2 в 1937 году переоборудовали в мостовые танки, оснащенные мостом грузоподъемностью до 15 тонн.

Вес моста и его оборудования составлял 2670 кг, а время его наведения - 30-45 секунд. Нужно отметить, что танки БТ-2 довольно активно применялись в вооружённых конфликтах в которых принимал участие СССР. Есть, например, такое упоминание о боевых действиях на реке Халхин-Гол: 3 июля японцы силами пехотного полка переправились через Халхин-Гол и заняли район у горы Баин-Цаган. Второй полк двинулся вдоль берега реки с целью отрезать от переправы и уничтожить наши части на восточном берегу. Чтобы спасти положение, в атаку была брошена 11-я танковая бригада (132 танка БТ-2 и БТ-5). Танки шли без поддержки пехоты и артиллерии, что обусловило большие потери, но задача была выполнена: на третий день японцы были выбиты с занимаемых позиций на западном берегу. После этого на фронте установилось относительное затишье. Кроме того БТ-2 принимали участие в Освободительном походе в западную Украину в 1939 году, в советско-финскую войну и в начальном периоде Великой Отечественной. Всего в период с 1932 по 1933 гг. было выпущено 208 танков БТ-2 в пушечно-пулемётном исполнении и 412 в пулемётном варианте.

 

 

Легкий танк БТ -5

Во второй половине 1933 года в танковом цехе ХПЗ имени Коминтерна БТ-2 сменил новый вариант - БТ-5. Последний являлся, по существу, тем же БТ-2, но с совершенно новой башней, в которой устанавливалась 45-мм танковая пушка образца 1932 года с дублированным оптическим прицелом (телескопический и перископический). На танке устанавливли командирскую радиостанцию. В 1933-1934 годах было выпущено 1884 танка БТ-5. Основное отличие БТ-5 - двухместная башня новой формы со спаренной установкой вооружения. Корпус танка подвергся незначительным изменениям. В ходовой части литые опорные кати были заменены штампованными (1935 г.), диаметр их увеличился до 830 мм. В отличие от БТ-2 гребневые траки гусеничной ленты цельноштампованные, а не сварные. Боевая масса возросла до 11,5 т, хотя бронирование осталось таким же. Увеличение веса произошло в результате установки 45-мм пушки в башне больших размеров. На танках БТ-5 устанавливались два типа башен - сварная с большой нишей разработки и производства Ижорского завода или клепаная с малой нишей разработки Мариупольского завода имени Ильича. Последний, изготовив 230 таких башен. частично установленных на БТ-5 иТ-26, перешел на выпуск ижорской конструкции.

Корпус башни имел форму цилиндра с выступающей с боковой стороны овальной нишей (у клепанной башни ниша была прямоугольной). Цилиндрическая часть корпуса была склепана или сварена из двух листов - переднего и заднего. В переднем листе вырезано прямоугольное отверстие для спаренной установки пушки и пулемета. По бокам имелись две смотровые щели и два круглых отверстия для стрельбы из револьвера. Ниша сварной башни сделана из двух листов. Один располагался над цилиндрической частью, другой - над нишей. В крыше башни имелись: люк для входа и выхода экипажа, закрывающийся двумя дверцами на петлях и запирающийся изнутри танка; отверстие для вентиляции. расположенное на продольной части башни над казенной частью пушки; отверстие для перископического прицела - слева; отверстие для флажковой сигнализации - справа, два отверстия для прохода тяг, поддерживающих кронштейн подъемного механизма пушки. Масса оборудованной сварной башни без вооружения и боеприпасов равнялась 675 кг, а с вооружением и боеприпасами - 1100 кг. Поворот башни осуществлялся вручную. Танки БТ-5 оснащались 45-мм полуавтоматической пушкой 20К образца 1932 года и спаренным с ней пулеметом ДТ, которые устанавливались в общей маске, вращавшейся на горизонтальных цапфах в бронзовых втулках рамки башни, с углами возвышения от -8° до +25°. Пушка имела полуавтоматический затвор механического типа с электромагнитным и ручным спусками, корытообразную люльку, гидравлический тормоз отката, пружинный накатник и секторный подъемный механизм. Стрельба из пушки и пулемета производилась ножными спусками, педали которых расположены на подножке под правой ногой наводчика. На танках последних выпусков устанавливалась 45-мм пушка образца 1934 года. На этой пушке полуавтоматика механического типа была заменена полуавтоматикой инерционного типа. Последняя работала полностью только при стрельбе бронебойными снарядами, при стрельбе осколочными - как четверть автоматики, то есть открывание затвора и экстрактирование гильз производилось вручную, и при вкладывании очередного патрона в камору затвор закрывался автоматически. Это объясняется различными начальными скоростями бронебойного и осколочного снарядов. Кроме того, пушка образца 1934 года отличалась от предыдущей конструкцией противооткатного устройства и подъемного механизма, был усилен клин затвора, проволоку ножного спуска заменили тросом, усилили крепление люльки с маской, внесли еще ряд небльших усовершенствований. Прицельные приспособления спаренной установки состояли из двух оптических прицелов, танкового телескопического прицела ТОП образца 1930 года и танкового перископического панорамного прицела ПТ-1 образца 1932 года.

Кроме того, пулемет имел свой открытый прицел и мог стрелять независимо от орудия. При независимой стрельбе из пулемета сектор обстрела по вертикали составлял +4,5°. Масса магазина с патронами - 3,14 кг. Наблюдение за полем боя производилось через прицелы и два смотровых прибора с пуленепробиваемыми стеклами "триплекс", расположенными на внутренних боковых стенках башни. Боекомплект состоял из 115 пушечных выстрелов (у танков с рацией - 75 выстрелов) и 2709 патронов (43 магазина). На полу боевого отделения горизонтально на деревянных подкладках укладывались 29 снарядов, на правой и левой стенках в вертикальных обоймах в два ряда - 32 снаряда (по 16 на каждой). На стенках башни по одну и по другую сторону от ниши вертикально размещалось по 7 снарядов (всего 14).

Укладка снарядов в нише башни разделялась на правую и левую. В каждой части по 20 снарядов (5 рядов в 4 снаряда), а всего - 40.

На танках с рацией боеукладки в нише башни не было. У танков с клепаной башней боекомплект составлял 100 артвыстрелов, из которых 25 находились в нише башни. Пулеметные магазины (диски) располагались в гнездах на правой и левой стенках боевого отделения над снарядной укладкой, на каждой стороне по 19 дисков. Кроме того, 6 дисков было уложено на стенке башни. Конструкция ходовой части осталась той же, что и на танкеБТ-2. В связи с этим следует отметить, что при движении на колесном ходу у танков БТ ведущими колесами являлись задние опорные катки, на которые приходилось около 1/3 веса танка. Поэтому тяговые качества этих танков на колесном ходу были значительно ниже, чем на гусеничном. Колесный ход мог использоваться только на дорогах с твердым покрытием, а на мягком грунте ведущие колеса врезались в грунт и буксовали. Следовательно, возможности использования колесного хода были весьма ограниченными. Главное достоинство танков БТ было не в том, что они являлись колесно - гусеничными, а в том, что при движении на гусеницах они могли развивать большие скорости движения.

 

 

Легкий танк БТ -7

 

В июне 1933г. в распоряжение 3-го управления УММ от имени дирекции ХПЗ были направлены фотоснимки модели нового танка БТ с 76,2-мм пушкой. Зам. начальника УММ Г. Бокис просил срочно прислать на рассмотрение весь проект, но ничего кроме эскизной проработки Т-2-О в срок представить не смог. Проектирование и изготовление опытной серии затягивалось. Лишь в декабре 1933г. проект улучшенного танка БТ с 76-мм пушкой был рассмотрен руководством 3-го управления (НТК) УММ РККА. Проект был в целом принят. Лишь установку курсового пулемета предписывалось упразднить из-за невозможности размещения пулеметчика рядом с водителем и невозможности заряжать пулемет и вести огонь самому водителю.

Несмотря на то что с начала 1934 г. завод был переориентирован на освоение малосерийного выпуска нового танка ПТ-1 за счет свертывания программы БТ, как уже говорилось, ожидание танка затянулось. Поэтому работы по доводке нового БТ с 76-мм пушкой, получившего индекс БТ-7, понемногу продолжались. Доводкой проекта занимались инженеры Дорошенко, Веселовский, Ульяненко и Райхель. Однако неожиданно выяснилось, что танк БТ-7 может оказаться без двигателя. С 1934 г. авиационный двигатель М-5, который до того шел на танки БТ, был снят с производства, а дизель БД-2 мощностью 400 л.с., испытывавшийся в 1933-м в БТ-5, так и не был освоен в серийном производстве. Поэтому в апреле 1934 г. управляющий Спецмаштрестом К. Нейман предписал устанавливать в новый танк БТ авиамотор М-17, но с условием сохранения основных габаритов МТО танка по сравнению с БТ-5. Для этого моторный завод № 26 в Рыбинске провел следующие доработки серийного мотора: мощность двигателя ограничена на уровне 400 л.с.; плунжерный бензонасос заменен шестеренчатым; длина коленвала уменьшена на 160 мм; уплотнены воздушные трубопроводы и т.д. В таком виде мотор пошел в серию под индексом М-17Т. Поскольку с освоением серийного выпуска пушки ПС-3 на Кировском заводе обнаружились проблемы, СТО СССР «вплоть до освоения серийного выпуска ПС-3» рекомендовал «вооружать новый танк ХПЗ 45-мм полуавтоматической пушкой».

Для разработки и изготовления башни с 45-мм пушкой управляющий Спецмаштрестом К. Нейман выделил срок – 4 месяца. Первый опытный образец танка БТ-7 был готов 1 мая 1934г. Ввиду неподачи ПС-3 он был вооружен 76,2-мм пушкой обр. 1927/32 гг. (КТ) в башне элипсоидной формы. Во время испытательного пробега у него постоянно кипела вода, и потому танк был направлен на доработку – были установлены новая водяная помпа разработки ЦИАМ и более эффективный охлаждающий вентилятор ЦАГИ. Повторные испытания закончились в целом успешно. Второй опытный образец был готов осенью, но и для него 76,2-мм пушка подана не была, а вместо нее в амбразуре встала 45-мм пушка во временно приспособленной маске. На крыше башни разместились два люка посадки и высадки экипажа, а также лючки вентиляции и флажной сигнализации. Корпус БТ был уже цельносварным, его носовая часть была расширена до 440 мм вместо 210 мм на БТ-5, что позволило сдвинуть вперед механика-водителя с органами управления. Для размещения курсового пулемета лобовой щиток механика-водителя был уширен. Для увеличения возимого запаса топлива в корме танка установили дополнительный топливный бак емкостью 480 л, доведя общую емкость топливных баков до 840 л. Согласно заданию подвижность танка должна была сохраниться на уровне танка БТ-5, но в ходовой части использовалась мелкозвенчатая гусеница. Тем временем выяснилось, что серийное производство ПТ-1А нецелесообразно, и потому постановление СТО № 71 от 19 июня 1935 г. предписывало «оставить на вооружении танк БТ. Отказаться от замены его на танк ПТ-1». Шедший на замену ПТ-1А танк Т-29 планировалось выпускать на Кировском заводе, и, таким образом, на долю ХПЗ вновь достался старый добрый БТ, сменивший номер с 5 на 7. Корпус танка собирался из броневых и стальных листов и представлял собой жесткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, продолговатой, суженой закругленной носовой частью и трапециевидной кормой.

Все неразъемные соединения корпуса были выполнены преимущественно сварными и в меньшей степени клепаными. Корпус состоял из следующих основных узлов: днища, носа, бортов, кормы, крыши и внутренних перегородок. В верхних и нижних листах носа были сделаны вырезы, образующие люк для посадки водителя. Люк закрывался двухстворчатой дверкой с массивными приваренными петлями. Для герметичности дверки по краям люка в специальных пазах крепилось резиновое уплотнение. Верхняя створка двери открывалась изнутри танка вверх и могла фиксироваться в любом положении на зубчатом секторе, приваренном к крыше корпуса. Для облегчения открывания она снабжалась уравновешивающей пружиной. Борта корпуса имели двойные стенки. Наружные – броневые, съемные; внутренние – стальные 4-мм листы, с внешней стороны которых было приварено по 6 подкосов.  К подкосам крепились вертикальные рессоры и съемные наружные броневые листы. Второй и третий внизу соединялись между собой броневой планкой, являвшейся нижней опорой (поддоном) расположенных в этом месте бортовых бензобаков. Между четвертым и пятым подкосами находились масляные баки. Между вторым и третьим подкосами внутренние стенки корпуса выполнялись с развалом для дополнительного подвода воздуха к радиаторам. В кормовой части 4-мм лист имел отверстия для выхода воздуха при движении танка с закрытыми жалюзи, в передней верхней части с левого борта – отверстие для крепления в нем сигнала, а с правого борта – люк с дверкой для удаления из танка стреляных гильз. На внутреннем листе в местах, не защищенных наружными броневыми листами (у гитары и балансиров), наваривались броневые накладки. Наружная съемная навесная броня, состоявшая из пяти отдельных листов, крепилась к подкосам винтами с конусной головкой.

Крыша над боевым отделением состояла из трех сваренных друг с другом броневых листов, образующих круглое отверстие нижнего погона башни. Крыша над двигателем – съемная, она включала в себя средний лист, два колпака над радиаторами и поперечную планку. Для доступа к двигателю (чистка свечей, регулировка карбюраторов, заправка водой и т.д.) в средней части листа имелся большой прямоугольный люк, закрывающийся крышкой на петлях. В передней части крышки крепилась ручка, которая одновременно служила ограничителем угла склонения пушки при стрельбе назад. В средней части крышки был установлен воздухоочиститель. Надрадиаторные колпаки устанавливались над отверстиями для входа воздуха в радиаторы, защищая их от поражений. Крыша трансмиссионного отделения состояла из двух броневых листов жалюзи и расположенного над ними сетчатого колпака. Задний лист жалюзи имел два выреза для прохода выхлопных труб. С правого борта танка проходила тяга управления поворотом жалюзи. Крыша над кормовым бензобаком – съемная, она крепилась винтами с конусной головкой к уголкам внутренних стенок корпуса и заднего листа кормы. Внутри корпуса танка имелись три поперечные перегородки: моторная, вентиляторная и кормовая. Последняя – между трансмиссионным отделением и кормовым бензобаком. Между отделением управления и боевым находилась распорная арка, усиливавшая подбашенный лист. Башня. На танках БТ-7 выпуска 1935 и 1936 гг. устанавливалась сварная цилиндрическая башня, идентичная по конструкции со сварной башней танка БТ-5. Существовало два типа башен – линейная, имевшая снарядную укладку в нише, и радиобашня, у которой в нише находилась радиостанция. Кроме того, на танках выпуска 1937 г. в нише располагался пулемет ДТ. Часть башен оборудовалась также установками для стрельбы по воздушным целям из пулемета ДТ. Корпус башни состоял из двух полукруглых броневых листов, крыши и ниши.

В передней части крышки крепилась ручка, которая одновременно служила ограничителем угла склонения пушки при стрельбе назад. В средней части крышки был установлен воздухоочиститель. Надрадиаторные колпаки устанавливались над отверстиями для входа воздуха в радиаторы, защищая их от поражений. Крыша трансмиссионного отделения состояла из двух броневых листов жалюзи и расположенного над ними сетчатого колпака. Задний лист жалюзи имел два выреза для прохода выхлопных труб. С правого борта танка проходила тяга управления поворотом жалюзи. Крыша над кормовым бензобаком – съемная, она крепилась винтами с конусной головкой к уголкам внутренних стенок корпуса и заднего листа кормы. Внутри корпуса танка имелись три поперечные перегородки: моторная, вентиляторная и кормовая. Последняя – между трансмиссионным отделением и кормовым бензобаком. Между отделением управления и боевым находилась распорная арка, усиливавшая подбашенный лист. Башня. На танках БТ-7 выпуска 1935 и 1936 гг. устанавливалась сварная цилиндрическая башня, идентичная по конструкции со сварной башней танка БТ-5. Существовало два типа башен – линейная, имевшая снарядную укладку в нише, и радиобашня, у которой в нише находилась радиостанция. Кроме того, на танках выпуска 1937 г. в нише располагался пулемет ДТ. Часть башен оборудовалась также установками для стрельбы по воздушным целям из пулемета ДТ. Корпус башни состоял из двух полукруглых броневых листов, крыши и ниши. Полукруглые листы сваривались встык и образовывали усеченную конусную часть корпуса. Стыки листов с наружной стороны защищались накладками. Передний полукруглый лист башни имел амбразуру для спаренной установки пушки и пулемета. Кроме того, в переднем листе находились два смотровых отверстия и под ними два круглых отверстия для стрельбы из личного оружия, закрываемых стальными грушами.

Задняя стенка ниши – съемная, крепилась четырьмя болтами с конусными головками. В верхней части задней стенки также было предусмотрено отверстие для стрельбы из личного оружия. В средней части крыши над конусной частью башни располагались два овальных люка для посадки экипажа. На танках с зенитной установкой пулемета был только один левый овальный люк. Вместо правого люка монтировалась зенитно-пулеметная установка со своим круглым люком. Крышки овальных люков имели уравновешивающие пружины, значительно облегчавшие их открывание и закрывание. Ось, пружина и петли крышек люков частично защищались специальными броневыми листами. Крышки люков фиксировались в открытом положении. В передней части крыши находились три круглых отверстия. Правое предназначалось для установки командирской панорамы, среднее в центре – для вентиляции и левое для перископического прицела. Над нишей в крыше имелось круглое отверстие, и сюда же приваривался броневой стакан для защиты ввода антенны. На танках без радиостанции это отверстие закрывалось заглушкой.  Поворот башни осуществлялся вручную с помощью червячного поворотного механизма. Вооружение. На танках выпуска 1934-1937 гг. устанавливалась 45-мм танковая пушка 20К образца 1932/34 гг. Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором с полуавтоматикой инерционно-механического типа, ножным и ручным спусками, корытообразной люлькой, гидравлическим тормозом отката, пружинным накатником и секторным подъемным механизмом. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТ. Они размещались в общей маске, с углами возвышения от -8° до +25°. На танках выпуска 1937 г. (с конической башней) в нише башни располагался еще один пулемет ДТ в шаровой установке. Кроме того, на части танков выпуска 1937-1939 гг. монтировался пулемет ДТ на зенитной танковой турельной установке П-40.

Она позволяла осуществлять плавное слежение пулеметом за целью как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях со скоростями наведения более 50° в секунду. Угол вертикального наведения от -5° до +90°, горизонтального – 360°. Стрельба из пулемета производилась стрелком с пола или со специальной подножки с помощью зенитного прицела. Спаренная установка снабжалась двумя общими прицелами: танковым перископическим панорамным прицелом обр. 1932г. ПТ-1 и телескопическим прицелом обр. 1930г. ТОП или ТОП-1. Прицелом ТОП-1 (или ТОС) со стабилизированной в вертикальной плоскости линией прицеливания оснащались только танки, имевшие пушки с электрозатвором. Боеукладка танка располагалась на полу боевого отделения, на боковых стенках корпуса, в нише башни, на стенках башни. Укладка 45-мм снарядов на полу боевого отделения находилась между передней перегородкой и передней балансирной трубой и состояла из двух симметрично расположенных ящиков, в которых были установлены специальные обоймы, заполненные снарядами. Обоймы имели вид чемоданчиков с тремя перегородками, являвшимися опорами для патронов, и крошкой с откидной застежкой и брезентовой ручкой. В каждую обойму укладывались три снаряда. Каждый ящик содержал 14 обойм, таким образом, в двух ящиках насчитывалось 84 снаряда. Стреляные гильзы убирали обратно в обоймы, а обоймы – в ящики, чтобы не загромождать ими боевое отделение. На танках, выпускавшихся с 1937 г., можно было выбрасывать стреляные гильзы через специальное окно в правом боковом листе боевого отделения, для чего его заслонка открывалась в сторону навесного борта. На стенках боевого отделения с помощью специальных планок с резиновой прокладкой и клипс крепилось 34 снаряда: на левой стенке – 15, на правой – 19.

Снаряды располагались вертикально в два ряда. На стенках башни, по обе стороны от ниши, вертикально размещалось по семь снарядов, закрепленных так же, как и на стенках корпуса. На танках с конической башней укладка снарядов на ее стенках отсутствовала. Укладка снарядов в нише цилиндрической башни состояла из двух стальных коробок по 20 снарядов в каждой (5 рядов по 4 шт.). В нише конической башни снаряды укладывались в трех коробках-стеллажах по 12 штук в каждой. На танках выпуска 1937г., имевших кормовой пулемет, центральный стеллаж отсутствовал. Таким образом, боекомплект танка без радиостанции состоял из 172 снарядов. У танков с рацией – из 132 снарядов соответственно. В боекомплект пулеметных патронов входили 38 магазинов – 2394 патрона. Двигатель и трансмиссия. На танке БТ-7 устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель М-17Т (выпускался по лицензии фирмы BMW). Его мощность при 1550-1650 об./мин. – 400л.с.; диаметр цилиндра – 160мм. Ход поршней левой группы цилиндров – 199мм, правой – 190мм. Цилиндры были расположены V-образно, под углом 60°. Степень сжатия – 6. Сухая масса двигателя – 550кг. Топливо – авиационный бензин марки Б-70. Емкость бензобаков – 790 л (бортовые баки – 250 л, кормовой – 400 л, дополнительные 4 на крыльях – 140л). Подача топлива – принудительная, шестеренчатым насосом 18ПБ-1 или насосом коловратного типа БНК-5Б (БНК-5). Карбюраторов – два, марки К-17Т. Масляный насос – шестеренчатый.

Емкость двух масляных баков – 48-50л. Система охлаждения – водяная, принудительная, с помощью центробежного насоса M17. Емкость радиаторов около 100л. Механическая силовая передача состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), четырехскоростной коробки передач (начиная с зимы 1937 г. на танках устанавливалась трехскоростная КП), двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых передач и двух редукторов привода к ведущим колесам колесного хода. Приводы управления танком – механические. Для поворота на гусеничном ходу служили два рычага, воздействовавшие на бортовые фрикционы и тормоза; для поворота на колесном ходу – штурвал. При движении на гусеничном ходу штурвал снимался и укладывался в отделении управления у левого борта танка. Ходовая часть танка БТ-7 по своей конструкции первоначально была почти идентична ходовой части танка БТ-5, но со временем подверглась ревизии. Схема подвески осталась без изменений, однако в ее конструкцию были внесены некоторые улучшения, повышавшие надежность. Например, были усилены пружины подвески ведущих колес колесного хода, на которые приходилось около 30% массы танка. Электрооборудование. Источники электрической энергии – два параллельно соединенных аккумулятора 6СТ-128 (на танках ранних выпусков 6СТА-У111Б), работавших параллельно с генераторами постоянного тока ДСФ-500, ДСФ-500ХПЗ или ДСФ-500-Т мощностью 336 Вт (на танках 1-й серии генератор ГА-4561 мощностью 270 Вт). Потребители электрической энергии – электростартеры CMC (3,5 л.с.) или СТ-61 (4 л.с), мотор-вентилятор, умформер радиопередатчика, телефонные аппараты, приборы звуковой и световой сигнализации, прожекторы, аппаратура внутреннего и внешнего освещения танка. Средства связи. На танках с цилиндрической башней устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, а на танках с конической башней – со штыревой антенной. Для внутренней связи имелось переговорное устройство ТПУ-3, ТСПУ-3 или ТПУ-2. Аппараты переговорного устройства соединялись с помощью переходных колодок (с проводом, длина которого позволяла повернуть башню два раза) или вращающегося электроконтактного устройства ВКУ-1 или ВКУ-ЗА.

Легкие танки 1ч,,.

Средние танки

Тяжелые танки 1ч,

Огнеметные танки

Легкие, средние, тяжелые САУ

Зенитные самоходные установки

Реактивные системы залпового огня

Бронеавтомобиль